Tags: Торговля

А чего вы сюда ходите?

1.jpeg

Каждый раз зарекаюсь туда ходить, и каждый раз заворачиваю, потому что мне по пути, когда иду с фитнеса. А в нормальный магазин – крюк давать. И видно, все у них здесь – покупатели поневоле.

Вышла пьяная директор. Запаха от нее не было, но речь была такая развязная, как у человека, который что-то принял. Минуты три считала в уме, сколько будет 159 минус 79 (это сумма, на которую меня обсчитали). И хоть платила я картой, вернула мне горсть мелочи из кассы. Зачем мне эти медяки?

[Spoiler (click to open)]
Перед этим мы ходили с ней по торговому залу, чтобы она могла убедиться, что ценники расставлены в случайном порядке, кое-где вовсе отсутствуют, а где-то не соответствуют тому, что пробивают на кассе. Собственно, инициатором этой прогулки была она - хотела доказать мне, что у них идеальный порядок.

- Знаете что, - говорю я, - отдайте мне деньги, и я пошла.
- Нет, давайте разберемся!
- Да не хочу я с вами разбираться.
- Нет, вы сказали (дальше пересказ моей криво понятой фразы)
- Я сказала, что у вас кругом бардак. И сейчас мы в этом убедились.
- Вам легко обвинять, а у нас людей нет! Мы ничего не успеваем! Вот приходите к нам работать? Приходите, а потом будете претензии предъявлять!
- Вы постоянно пробиваете товар по неправильным ценам.
- У других покупателей всё правильно, у одной вас вечно неправильно!

Скажите, это трезвый человек разговаривает? Я пошла к кассам, чтобы наконец, прекратить этот базар и забрать свои деньги, а она мне в спину: «Зачем вы тогда сюда ходите?!»

Это какой-то новый скрипт? Спрашивать у покупателя, зачем он сюда ходит. Маркетинговый ход? Раньше такого не было.

В общем, отсыпали мне мелочи, проводили недобрыми взглядами. Иду и чувствую: что-то я не то сделала. Как они так умеют? Обсчитать, нагрубить, и тебя же оставить виноватой.

Девушка-консультант



Купила новый телефон в маленьком магазинчике на окраине Москвы. Изначально я хотела всего лишь докупить карту памяти, но потом поняла, что это полумеры.

– Вы можете взять в кредит, - предложила девушка-консультант, - в месяц платить всего лишь…

Но я принципиально против кредитов, да и телефон был недорогой, поэтому сказала, заплачу сразу.

– Вы точно решились?

Я ответила да. Я тогда еще не понимала, на что тут решаться.

[Spoiler (click to open)]
Во-первых, она предложила мне сдать старый телефон и таким образом удешевить покупку. Для этого его нужно было протестировать. Взяла его у меня для технической оценки, он оказался в отличном состоянии. Потом нужно было вытащить сим-карту и оценить его визуально. Дальше она кому-то звонила по телефону, кто-то ей перезванивал, помогал с оценкой, потом ругалась с кем-то, что слишком много работает и не собирается ночевать здесь в магазине. Она работать хочет, чтобы жить, а не жить, чтобы работать.

Посредине зала стоял высокий барный стул, на него я и села, потому что устала стоять. Перед стулом – крохотный столик. Зашли двое парней-гастарбайтеров.

- Какой у вас самый дешевый тариф? Нам сим-карту, самую простую, только звонить.
- 500 рублей.

А я видела, что у них есть тариф и за 400, и за 300. Пока я там сидела-ходила-стояла, я успела изучить все их предложения, ассортимент товаров и прочесть все поверхности, где написаны буквы. У них за всю историю магазина не было такого вдумчивого читателя рекламных буклетов и надписей на стенах. Я хотела подсказать этим парням, что есть тарифы еще дешевле, тем более, что распечатка с этой информацией лежала прямо перед ними. Но они смотрели не на то, что у них перед носом, а на девушку. Я не стала их разубеждать.

Парни положили 500 рублей на стол, она сказала «сейчас», и теперь мы все втроем застыли в ожидании. Я коротала время тем, что иногда вставала со своего стульчика и прохаживалась по залу, в десятый раз рассматривая девайсы и читая их характеристики, а парни просто стояли и маялись, им было некуда себя деть. Хорошо, что это оказались мигранты - они терпеливые. А может, им неловко было забирать со стола пятисотку, тем более, что девушка деловито придвинула ее себе.

Я то возвращалась к своему столику, то шла «погулять» по залу. Стул был такой высокий, что мне приходилось буквально вскарабкиваться на него. Делать это было немного неловко, а парням, видимо, было неловко наблюдать за мной, и они в этот момент отворачивались. На лицах их застыла пугающая своим спокойствием восточная лень. Казалось, они готовы ждать здесь часами. Я не выдержала и спросила: «Может, вы отпустите молодых людей? Я подожду». – «Сейчас», - ответила девушка и продолжила совещание по поводу моего телефона. Он лежал у нее на столе уже раздетый и разобранный.

Наверное, в недобрый час я зашла сюда. Тестирование моего устройства длилось уже около полутора часа. Мигранты стояли по разным углам, понурив головы. Я сидела на высоком стуле в центре зала, как статуя несвободы. «Отпустите, пожалуйста, молодых людей»! - сказала я громко. Думаю, голос мой прозвучал довольно требовательно – девушка нехотя подозвала их, быстро протараторила какой-то текст, вручила им сим-карту, и через две минуты парней здесь не было.

– Замечательно! – сказала она мне. - Вам дадут за него 2200, согласны? телефон в отличном состоянии, но есть пара микроскопических вмятин.

До этого она называла цену на 300 рублей дороже, но это уже были такие мелочи.

– Вы картой будете оплачивать?
– Да.
– А вы не могли бы сделать онлайн перевод?
– Могла бы. Но вы ведь уже удалили там всё и откатили до заводских настроек.
– Ах да. Может быть тогда зайдете через мой? – и она протягивает мне свой телефон со Сбером.
– Пожалуй.. я к этому не готова.
– Что же делать, может быть тогда сходите, снимите наличку?
– У меня идет комиссия, карта другого банка.
– Да? А я вам верну комиссионные, сколько там будет?

Вместе мы насчитали чуть больше 300 рублей.

– Я вам отдам! – заверила девушка.
– Да нет, зачем же.. Давайте я все-таки картой?
– Не беспокойтесь, это нормальная практика.
– Но с какой стати вы будете отдавать свои деньги?
– Это деньги компании.
– Тем не менее.
– Для нас так удобней.
– Даже не знаю. Я что-то перестаю понимать… Вы могли бы пойти со мной?

Меня накрыли усталость и безволие, мозг был выпит. Девушка закрыла магазин и мы вышли на улицу. Без маски у нее оказалась неожиданно мягкая нижняя часть лица, полудетская. До этого я видела только строгие холодные глаза без косметики. Казалось, продолжением таких глаз может служить только твердый упрямый нос. Как-то совсем по-другому человек открылся. По дороге она называла мне какие-то суммы, складывала, вычитала. Я кивала «да-да», но ничего не понимала. В голове пронеслось, что не смогу сосчитать деньги, не справлюсь с банкоматом, я пользовалась им очень давно и не помню, как вставить карточку.

Вместе с походом в банкомат я потратила на покупку 3 часа. Придя домой, я поняла, что не скопировала записную книжку и потеряла все свои записи.