Tags: Странно

Телефон-миелофон



Понятно, что нас прослушивают и, если верить слухам, даже просматривают через телефоны и компьютеры. Исключительно для того, чтобы сделать нашу жизнь лучше и ярче. Когда-то, лет пять назад, после разговора о Донецке в ноутбуке всплывала реклама гробов. Сейчас они пошли дальше. Поссоришься с мужем – идет реклама психологических тренингов по семейной жизни. Они как-то научились анализировать не только отдельные слова, а целые паттерны диалогов и определять эмоциональную окраску разговора.

Но и это еще не всё.

Возвращаюсь я недавно с работы и думаю: может, мне пойти на Ютуб? Что я всё пишу да пишу, когда уже говорить начну? Иду я так, размышляя некоторое время, о чем говорить и зачем.. и прихожу к выводу, что идея еще сырая. И кто будет меня снимать? Нужен какой-то человек, муж не будет этим заниматься, да и помещение где взять? Дома неудобно, а аренда комнаты-студии стоит денег.

Хочу уточнить: я сама с собой не разговариваю. У меня нет вот этого, чтобы идти и бубнить себе под нос. Я в этом смысле нормальный человек и полностью себя контролирую.

Эти мысли пронеслись в моей голове и погасли, но телефон на следующий день выдает: «аренда комнаты-студии почасовая». И что-то про операторов студийной съемки.

Ну, думаю, ладно. Может, случайное совпадение, мало ли. Вдруг я где-то что-то о режиссерской работе набирала и забыла.

Но вот на днях. Поссорилась с мужем и думаю: уйду от него (мужу не говорила). Оставлю ему эту комнату, что мы снимаем, она как раз оплачена вперед, а с работы поеду прямо в хостел, найду какой-нибудь. Возьму только вещи самые необходимые. То, что мне тренинги по психологической помощи предлагают постоянно, я уже привыкла. Но в этот раз тренингов не было, а выходит другое: «Рабочее общежитие в районе *мой район*, недорого, оплата посуточная»!

Странные женщины



У Александры было удивительно взрослое лицо, умное, холодное. Так смотрит не ребенок, а взрослая женщина, причем, не особо любящая этот мир. Она потянулась к бабушке, и та с готовностью подставила ей ухо. О. не услышал, что шепнула Александра, но после слов девочки директриса так взглянула на него, как будто только сейчас разглядела. Несколько мгновений она всматривалась в О., потом повернулась к Вере Павловне и тоже шепнула ей. С минуту царило полное молчание. Директриса прервала его словами: «Нам необходимо посовещаться».

Все трое встали со своих стульев и удалились вглубь помещения.

Первые пять минут ожидания О. провел в неприятных догадках. Почему директриса не спросила про гражданство и разрешение на работу? Есть ли у них самих разрешение, и как называется учебное заведение? О чем можно совещаться, в конце концов, так долго? Прошло уже десять минут.

Ноги его затекли. О. встал размяться, сделал несколько шагов по комнате, подошел к окну. Ему показалось, прошлогодние мертвые мухи шевелятся на подоконнике и готовятся ожить. В доме не было слышно ни звука. Помнят ли о нем? Если считают его подозрительным, почему оставили одного в пустой комнате? Подождав еще десять минут, О. ушел.

Прошел той же тропинкой, которой попал сюда. Выйдя за ворота, увидел охранников с короткими стволами. Один из них посмотрел на О. и сказал что-то в рацию. Как он не заметил их, когда заходил? Была мысль позвонить директрисе и спросить, что это было, но передумал. Теперь назад, домой, снова три дня лесом, два дня полем. Потерял целый день, чтобы поучаствовать в чужом получасовом спектакле. Пьеса была не очень, но немая сцена удалась.