Tags: Работа

Зачем честной компании скрывать своё лицо?



Я продолжу про "Центр современной медицины". Итак, на кого же из них подавать в суд? Ведь там три юридических лица: ООО "ЭстетФит", ООО «Санрайз», ООО "БЛОССОМ".

Когда я устраивалась в этот медицинский центр, объявление висело от имени ООО "БЛОССОМ", но не факт, что это они. Потому что в так называемом трудовом договоре, который оказался вовсе не договором, а неким "соглашением" (как мне пояснила Евгения Вадимовна), было указано ООО «Санрайз». Договор мне прочитать не дали, но моя сотрудница, которой тоже подсунули его во время работы на ходу, успела прочесть наименование юрлица.

При этом вывеска ООО «Санрайз» висела в нашем бизнес-центре совсем на другой двери! Дверь эту никто никогда не видел открытой, ни людей входящих-выходящих оттуда, ни какой-либо деятельности и оживления возле не наблюдалось. На нашей же двери, где мы, собственно, находились и работали, никаких опознавательных знаков не было. Вопрос: для чего так запутывать следы? Разве будет честная компания, которая в ладах с законом, темнить и скрываться от людских глаз?

Получается, есть три юрлица, кому предъявлять иск?

ООО "ЭстетФит", генеральный директор Федоров Андрей Сергеевич;

ООО "Санрайз", генеральный директор Дмитриева Мария Викторовна;

ООО "БЛОССОМ", генеральный директор Зибин Николай Васильевич.

Или всем троим? Это я разорюсь. Напомню, что судиться я буду по поводу невыплаты зарплаты.

У этих компаний разные юридические адреса, но фактический адрес у всех один: г. Москва, Малая Сухаревская площадь, 12.

Информация взята мною из открытого источника, где они сами себя нахваливают. Интересно, у них хоть директора настоящие, соответствуют своим именам? Или так же, как офисы в бизнес-центре.

Буду судиться



Я все-таки хочу доказать факт трудовых отношений в суде. Моя начальница посчитала, видимо, себя очень умной, не дав мне второй экземпляр договора, который я подписала. Она думает, это как-то предохранит ее от судебной тяжбы. Но у меня на руках остались другие документы, а именно – копии бланков, где записаны ФИО и телефоны клиентов, с которыми я разговаривала от имени «Центра современной медицины».

У меня сохранилась переписка с самой Евгенией Вадимовной, начальницы маркетинга, которая на мой вопрос, выдадут ли мне зарплату, отвечает: «Вам нужно лечиться». Нормальный ответ руководителя? У меня сохранилась переписка с одной из сотрудниц, с которой мы постоянно обсуждаем работу, и которая может подтвердить, что я там работала. Факт трудовых отношений доказать я смогу. Зарплата моя на сегодняшний день остается невыплаченной, она небольшая, но это вопрос принципа.

В понедельник я буду консультироваться с юристом и планирую заняться этим делом. Юриста нашла на Профи.ру, там разные есть. Сначала попала на очень дорогих, за исковое заявление в суд они берут 12 тыс., а за консультацию – 5. Это что за цены такие? Но есть и более бюджетный вариант – начинающие профессионалы, которые только нарабатывают себе клиентуру, они запрашивают совсем немного. За составление документов и консультацию – 2 тыс. Такие деньги заплатить мне по силам.

Хочу взять помощь профессионала и сделать всё, как положено, без ошибок. Потому что в суде не будут на моей стороне. Заранее понимаю, что могу ничего не добиться, но я хочу немного раскачать это болото, со всеми этими Равильевнами и Нисановичами.

Бросила Евгении Вадимовне ссылку на свои блоги, где опубликовала отзыв о работе в их компании, - она сказала, читать не будет. Неинтересно, мол. Я так и думала. Репутация их медицинского центра настолько убита отрицательными отзывами, что уже никого не волнует.

Почему я ушла с работы



Из этого медицинского центра, из офиса с ободранными столами и кнопочными телефонами, от черного нала в конверте? Всё очень просто: я нашла работу белую, по трудовой книжке, с гарантированными отпусками, больничными, отчислениями в пенсионный фонд и с зарплатой в полтора раза выше. Да и характер работы там другой. Ты консультируешь по входящим обращениям, где клиенты сами выразили заинтересованность и хотят с тобой пообщаться.

Да, я ушла резковато, но у меня не было возможности предупредить работодателя заранее. Я сама не знала, что уйду. Такие компании не ждут по полмесяца, когда сотрудник соизволит выйти на работу, они набирают штат быстро и снимают объявление. Надо идти, пока берут. А то будут всякие Венеры Равильевны плясать у меня на голове всю жизнь.

А вот моя сотрудница испугалась. Я нашла эту вакансию и предложила ей. Она сходила на собеседование, ее кандидатуру одобрили. У нее большой опыт и милый голос. Но помимо всего, мне кажется, на женщине этой лежит благодать – люди буквально валят к ней толпой. Так вот, она испугалась, что Евгения Вадимовна не заплатит ей, решила остаться, отработать две недели. Только в той компании прием уже закрыт. Нас пришло на стажировку 26 человек, а нужно 14. Половину сразу отсеяли.

Скажите, стоило оно того? Оставаться в мрачном офисе с допотопными телефонами, держась за свою копейку?

К тому же, как мне кажется, копейку все-такие не отдадут. В последние дни, когда я там работала, за зарплатой пришла девушка Даша. Она студентка и устраивалась в этот колл-центр на лето, все об этом знали. Так что ее увольнение не могло быть неожиданностью, наоборот – обговаривалось еще в начале поступления на работу. Не знаю, какой у них там разговор произошел с Венерой Равильевной, но ушла Даша ни с чем. Ей 19 лет. Стояла, хлопала глазёнками, как щеночек, которого пнули.

Берегитесь таких врачей



Я работала в сомнительной организации "Центр современной медицины", что на Сухаревской. На работу они принимают нелегально, на черную зарплату. Сегодня решила уволиться, сообщила об этом своей руководительнице, Венере Равильевне. Она сказала, что денег я не получу. Вот так прямо, открытым текстом. Я ушла, немного хлопнув дверью на прощанье. Она гналась за мной до лифта и кричала что-то угрожающее. Тогда я написала руководителю маркетинга, которая меня на работу принимала. Вот что ответила мне эта чудесная женщина.



Здесь она скидывает мутную бумажонку, которую они с Венерой Равильевной подсунули мне на подпись и не дали прочитать.






Змея изворачивается не так ловко, как эта женщина.

Внимание, эти люди медициной занимаются. Они - лечат нас. Если они так обращаются с персоналом, что они делают с клиентами? Эта Евгения Вадимовна такая приличная на вид, у нее грудной ребенок.. и такое творить.

Находится "Центр современной медицины" по адресу: Москва, Малая Сухаревская площадь, 12 - будьте осторожны. Вот их официальный сайт. Вроде, такие чистенькие врачи на фотографиях, и на вид всё очень достойно.

Только я думаю, если они ради моих жалких копеек готовы юлить и подличать, то при запахе более крупных денег от косметических операций не побрезгуют ничем.

Нос отрежут, а губы зашьют.

А самый главный у них заправила какой-то там Владислав Нисанович. Существо мифическое - никто его не видел, но все о нем говорят. Как он приехал в Москву с 200 долларами в кармане и создал медицинскую империю... на обмане. Посмотреть бы в его бесстыжие глаза.

Продолжение

Хитрее надо быть



- Девочки, зачем вы все им рассказываете? – говорит наша руководительница. - Они вас расспрашивают, а вы и рады стараться. Будьте хитрей. За что я уважаю Владислава Натановича, – кто не знает, это наш рабовладелец, – за то что он всегда отвечает вопросом на вопрос. Попробуйте у него что-нибудь спросите, он вам тут же три вопроса задаст, и вы сами ему все расскажете. Он из вас всё вытянет, а сам не даст ничего, - с гордостью подытожила Фарида.

- Владислав Натанович приехал в Москву с 200 долларами в кармане, а на сегодняшний день у него вот эта империя, - она обводит руками наш офис, похожий на склад старой мебели, - здесь и на Лубянке. На Лубянке вы были, видели?

Да, видели этот пыльный сарай. И кнопочные липкие телефоны без цифр, и тесный кабинет, где сидят друг у друга на головах.

- Посмотрите, всё у нас есть, - бумагу нам дают без счета, пластиковые стаканчики вот, бесплатная вода..

Это действительно достижение. А так могли бы воду свою в колл-центр носить и на своей бумаге распечатывать клиентскую базу. Посмотреть бы на нашего монарха.

- Берите с Вячеслава Натановича пример, - продолжает Фарида. – Не надо рассказывать клиенткам, как мы работаем и когда они могут к нам прийти. Спросите у них, когда они работают, и когда они могут нас посетить, и вы создадите о себе более достойное впечатление. И вообще, не бойтесь их. Наташа, что ты с ними таким голосом разговариваешь, будто они королевишны, а ты золушка? – говорит она Наташе, к которой приходит больше всех людей. – Построже с ними будь, больше будут ценить. Думаешь, там какие-то цацы? Да они никто. Спустилась я как-то на ресепшен разбираться, две тетки время не могли поделить, так одна с грязными волосами пришла, сама жирная, а вторая одета, как нищенка.

Паспорт в чужих руках



Сегодня, зайдя в офис, увидела на столе у начальницы паспорта граждан РФ. Ее еще не было, сотрудники только начинали сходиться; паспорта лежали просто так, сваленные в кучу, я насчитала 8 штук. Хотелось взять в руки и проверить, настоящие ли? Но я не решилась, камера и так зафиксировала мой нездоровый интерес к столу начальницы. Чем они тут занимаются?

Просто не видела раньше, чтобы подобные документы хранились вот так, насыпом. Ну не муляжи же это? Выглядели очень натурально: коричнево-красная корочка, золотое тиснение, орёл. Если это паспорта вновь принятых на работу людей, то где они сами? И почему оставили свои документы на ночь в незнакомом месте?

Насколько я знаю, такие вещи должны хранится в сейфе. Даже трудовые книжки в сейф прячут, а что говорить о паспортах? Посмотрела на других наших женщин: ни у кого это не вызывает любопытства, все ходят туда-сюда, как так и надо. Я одна остановилась около стола и смотрю. Стол стоит прямо на входе. Даже если эти паспорта лежат здесь по делу – их хозяева знают, что документы находятся в свободном доступе? И каждый желающий, хотя бы вот я, может сейчас взять их и исчезнуть из этого офиса навсегда.

Жаль, мне не удалось проследить, что с ними стало дальше. Пришла Фарида, провели пятиминутку, а потом я потеряла паспорта из виду, потому что сижу спиной к столу начальницы. Но, насколько могу судить, новенькие к нам на работу не поступали. В связи с нашим недавним побегом из офиса и силовиками, которые хотели вскрыть дверь, это вызывает много вопросов.

Нас не трогают, чтобы не пугать



Вчера, после нашего побега, омоновцы взяли руководительницу второй смены и допрашивали её, но она ничего не сказала. Спрашивают: "Кто вы, и что вы здесь делаете"? Она: "Мимо проходила." – "На пятом этаже"? – "Я искала туалет". Так их разговор ничем и закончился, и сегодня она снова на работе.

Неприятная очень женщина, кстати. Я с ней не сталкивалась, но если бы вы увидели ее, никогда не подумали бы, что это руководитель женского коллектива. Лицом она похожа на заматеревшую, опухшую от долгого вранья базарную торговку. Впрочем, наша Фарида не многим лучше. Их по каким-то физиогномическим признакам на эту должность подбирают?

Из офиса были вынесены все стулья. Компьютеров у нас нет, поэтому остались только голые столы и уродливые стены, и весь кабинет в целом походил на склад старой мебели. Докажи, что здесь кто-то работает. Табличка с именем организации на двери отсутствует, двери офиса не пронумерованы, просто наклеена бумажка: «Вход только в масках и перчатках». А название нашей фирмы вместе с указанием часов работы висит совсем на другой двери, которую мы никогда не видели открытой.

От старых сотрудников мы услышали, что тот рабочий день засчитают только нам, новеньким, остальные за него ничего не получат. Они это знали, не в первый раз бегают от ОМОНа, но отказаться работать было нельзя, потому что тогда им поставят прогул и штраф 1000 рублей. «А вас не трогают, чтобы не пугать».

Бегство из офиса



Сегодня не успела доехать до работы, как получаю сообщение от начальницы: "В офис не входить, всем собираться около метро". Как интересно. Так бывало в школе, когда учительница объявляла, что в классе занятий не будет, встречаемся в школьном дворе и идем на экскурсию.

Выхожу из метро, стою. Я работаю на одной из центральных станций, здесь очень красиво кругом. Прелесть старины немного нарушают бродяги, которые собираются тут каждой утро. Обычно я пробегаю мимо, не заметив, а сейчас была возможность приглядеться.

[Spoiler (click to open)]

У них деловые, нахмуренные лица, и выглядят они как бизнесмены, которые волею судьбы оказались на дне. Московский бродяга – это совсем не то, что бродяга провинциальный. Провинциальный, он, скорее, философ, Сократ наших дней, для него смысл жизни – поток ощущений, естество, бытие. Бытие же московского бродяги не располагает к философии. Его жизнь – это схватка с жизнью.

Обычно они собирались вокруг лавочки, а сегодня перешли почему-то к парапету, что около здания. Наверное, там больше солнца. Самый высокий расхаживает крупными шагами вдоль парапета и что-то говорит своим товарищам. Они, присев на корточки, слушают. Вот он остановился, посмотрел на них. Лицо его скомкано, на нем застыли следы борьбы. Мне представляется, так Ленин с соратниками на заре революции обсуждали, как обрушить мировой капитал.

На гранитном камне без всякой подстилки лежит полбуханки хлеба с вывороченным мякишем. Видно, только что его ели, причем вырывали куски руками. Наглый голубь, проскочив между ног бродяги, склевывает оброненные крошки.

Пока я рассматривала их, ко мне подошел какой-то в сандалиях, животик тощенький. На нем застиранная маечка, в руках блокнот. Разворачивает блокнотик, а там слова в столбик выписаны непонятные. Он что-то бубнит, тычет пальцем в одно из слов; из его речи я смутно понимаю, что это музыкант, ему требуется серьезное лечение, а это слово – название лекарства, которое необходимо купить.

- Пошли! – хватают меня сзади за локоть.

Это Наташа. Она заметила нас с музыкантом и поспешила вмешаться.

- Ты что, первый день в Москве?!

Тут я вижу всех сотрудников в сборе во главе с Фаридой Гусмановной; она объявляет, что сейчас все едем на Лубянку.

- А что там? – спрашиваю я у Наташи по дороге.
- Говорят, наш второй офис.
- Почему туда?

Она только плечами пожимает. Поездка наша похожа на бегство. Все бумаги, папки с файлами, так называемая «база» и телефоны остались там, в офисе. А без них как мы будем работать?

Нас завели в какой-то сарай: коридоры узкие, потолки низкие. Мне дали липкий телефон. Он был с кнопочками, но без цифр. Кругом пыль: на столах, стульях, на стеклах окон; сумку поставить некуда. Сказали, что сегодня наш рабочий день пройдет здесь.

Фарида выдала на всех рулон серой туалетной бумаги, ею мы вытирали мебель. У окна стоял единственный компьютер, она включила нам музыку, там звучал Есенин: «Я иду, головою свесясь, переулком в знакомый кабак…»

Из шепотков сотрудников я поняла, что в наш основной офис нагрянула проверка Роструда.

Моё рабочее место



Хочу показать мебель, которая стоит у нас в офисе. Это стол, за ним я сижу.


Край стола, оклеенный скотчем

[Spoiler (click to open)]Ещё мне выдали вот такую папочку с файликами. В неё я собираю клиентскую базу.



База - это листочки с распечатанными данными клиентов. Я обрабатываю ее от руки шариковой ручкой. Иногда листочки дают, а иногда нет, говорят: звоните по старым.

Мне не совсем понятно, где они всё это берут? На прежней работе клиентскую базу нам покупали. Электронные базы продаются в налоговой, данные на 35.000 человек стоят 10.000 рублей - купите базу и не позорьтесь с этими листочками.

Вот моё рабочее место.



Листочек, стоящий вертикально, - это экран компьютера, а лежащей на столе - клавиатура, там я записываю. Это к вопросу о моём почерке. Вы считаете, компания, которая обеспечивает сотруднику такое вот рабочее место, в праве требовать от меня каллиграфии? О том, что мне придется писать от руки, на собеседовании не предупреждали.

Опирается вся эта конструкция на мою сумочку, больше мне подставить нечего.

Чтобы не сбиваться между строками, я подкладываю ручку. Понятно, о чём я? Ручка у меня в роли курсора - я перемещаю её по строчкам записи. Фарида увидела ручку и кричит: "Юля, это непрофессионально! Нужно листочек подкладывать!"

Никакого уважения к возрасту



У меня на работе сотрудница, ей почти 60, а дочери 11 лет. Пришлось рожать, потому что муж моложе на 19 лет, а своих детей у него не было. Что интересно, это у женщины третий муж и третий ребенок. При этом выглядит гораздо моложе своего возраста, я бы никогда не подумала, что ей столько. Голос нежный и молодой.

Начальница нападает на нее, а она в свою защиту ни слова сказать не может, просто смотрит, и всё. Очень тихая, бессловесная. Наташа – хороший оператор, люди с ней разговаривают и записываются, но, по мнению Фариды, всегда что-то не так. Не так села, не так съела. Мне кажется, она просто нашла, кого грызть. Наташа остается на этой работе из-за ребенка, у нас неполный рабочий день, чтобы после обеда быть дома, а так бы ушла.

[Spoiler (click to open)]
Иногда начальница откровенно мешает ей работать. Подходит и, когда Наташа разговаривает с клиентом, начинает громко отчитывать ее или давать ценные указания, тыкает. Попросту устраивает дикий ор. Одна клиентка спросила:

- Кто это у вас там кричит?

Наташа говорит:

- Это помехи.

Видели бы вы лицо Фариды!

- Я могу вам заказать кабинет (для процедур) на 16:00, подойдет? – продолжает Наташа.
- Здесь вам не ресторан! – обрывает её Фарида. – Это медицинский центр! Здесь не заказывают, а назначают!

Я сижу рядом, даже мне неудобно. Как-то стыдно перед человеком: он согласился и вежливо общается, а тут орут, как ненормальные. Это тем более странно, что Фарида ведь получает процент от наших записей.

Если после громких разборок прямо над ухом у клиента Наташе все-таки удается кого-то записать, Фарида говорит: «молодец!», как будто кость бросает.

Нашла и у меня изъян - плохой почерк (мы же там еще бумажки от руки заполняем!). Это отчасти так и есть, но не критично, я считаю. Фарида цепляется к каждой букве, не нравится ей. Мой почерк никому не нравится, так что теперь? Какой есть. Я иногда мужу записки на столе оставляю – он говорит, за такой почерк надо расстреливать.

- Это докумееент! – кричит Фарида - Его люди читать будут! - и прямо-таки голосит, как на похоронах. - Телефон не читается! Это какая цифра?

Когда я пишу своим естественным почерком, она не понимает. Когда начинаю стараться, тоже не понимает, но выходит это гораздо более уродливо. Пытаюсь писать печатными, буквы становятся огромными, и ничего никуда не помещается. «Ты издеваешься надо мной! Неужели нельзя писать нормально?». Я чувствую себя в школе за партой, причем, классе так во втором. Помните, как кричат учителя? Все-таки у них очень специфический ор.

Да что я, нанялась чистописанию? Я в последний раз писала в школе на экзаменах, какой еще почерк в компьютерный век? Не думала, что у меня будут здесь такие проблемы.