Tags: Общество

Потопи



А вот диалог с Украины. Две соседки разговаривали; я сидела дома и слышала через открытое окно. Одна из них была с дочкой.

- Ой, Наташа! Давно приехали?
- Уже неделю здесь.
- А я вас не видела. И Леночка с тобой! Я тебя такой ма-а-аленькой лялькой помню. Это же сколько ей?
- Двенадцать.
- Домой идете?
- Ага, с гаража. Цуценята у нас там. Мы Найду с деревни забрали, а она навела. А вам не надо?
- Мне, цуценя? Та хай они повыздыхают. Я сама, как цуценя. С утра встанешь и думаешь, чим рота напхати. Сколько их?
- Шестеро. Не знаем, кому теперь раздавать.
- А ты их потопи.
- Потопить?
- Потопи.
[Spoiler (click to open)]
- Ой нет, я не могу. Лена играется с ними. Пока так ходим..
- Ты что, ни разу не делала?
- Нет.
- Так я тебя научу. Возьми ведро воды...
- Мама, пойдем домой.
- Подожди, Леночка.
- Что ты с ними делать будешь? Куда их? Шесть штук, это ж орава какая, только корми.
- Ой, теть Рай, не знаю. Они такие маленькие.
- Потопи ты их.
- Вы думаете?
- Потопи, моя хорошая.
- Мама, нас папа дома ждёт.
- А что, ваш папка теперь дома, не пьёт?
- Полгода уже держится.
- Ну слава богу, пусть держится. А то детё и хозяйство, куда пить? А цуценят потопи, милая, потопи.
- Они же вырываться будут. Не смогу я рукам их держать.
- Зачем руками? Ты их в мешок покидай.
- В мешок?
- Или в тряпку большую.
- Ну у меня есть мешок из-под сахара…
- Вот, покидай их туда.
- Они же знаете, не сразу там.. пищат, барахтаются. А они потом… всплывают?
- Ничего этого ты не увидишь. Мешок узлом завяжи, чтоб не повыскакивали, и в ведро его. Тут греха нет.
- Мама, папа пишет, если мы сейчас не придем, он уйдет.
- Подожди, доченька.
- Он уйдет, мама, к дяде Геше!
- Это к Генке, что ли? Борони боже. Чего ты этого пройдоху не отвадишь, Наташа?
- Так друг его.
- Наташа, семью береги. На тех друзей не смотри. Женился - никаких друзей. Поганой тряпкой их гони. Мой старый, помню, привел друзей, еще молодые были, а я прихожу с работы, поглядела на это дело, скрутила полотенце да впоперек хари одному и второму. И своему наказала: еще раз приведешь, и тебя отхожу. Ото в сарае с курями хай колготятся, пока я не вижу.
- Ладно, пойдем мы, теть Рай.
- Так ты поняла? Узлом завяжи и крышкой накрой. Крышкой накрыла, и всё. Уразумела?
- Понятно. Только.. как же.. они там.
- Если тебе муторно, ты воду закипяти, они тогда скавчать не будут. А потом мешок туда. Довела до кипения... Леночка, чего ты плачешь, детка?
- Да я..
- Окунула их, и готово. Там уже не повыпрыгнут.
- Не смогу я всего этого..
- Сможешь! Это только первый раз трудно. А потом привыкаешь. У тебя же Найда ещё молодая? Ну вот. Сколько их будет.
- Нет, не смогу. Ведра у меня нет.
- Так я тебе кастрюлю дам.
- Ой, тёть Рая, не знаю. Пойду я.
- Да ты постой! Кастрюля у меня хорошая, алюминиевая, на 10 литров, я в ней варенье варю. В вас малина уродила чи не? Ой, у нас уродила рясно! Мне столько варенья не надо. Сколько мы со старым съедим? А вы бы пришли с Леночкой, обобрали. И Леночка бы поела, и ты бы себе набрала. Жалко, сыплется.
- Ага, мы поняли. Мы пойдем…
- Поднимешься ко мне за кастрюлей?
- Да я не..
- Чего ты боишься? Ну пойдем, пойдем, моя хорошая. Я тебе для первого раза помогу. Покажу, как делается. Потом вынесешь на мусорник, и всё.

И я услышала, как они поднимаются по лестнице.

Свободное общество свободных людей



Не знаю, правда или нет, но сегодня рассказывали на фитнесе, что в Москве в метро начинают штрафовать онлайн по видеокамерам. Один человек зашел в метро без маски, его никто не останавливал, но лицо зафиксировали, нашли его личность на Госуслугах и туда же прислали штраф 5000.

Произошло это на станции Павелецкая. Это какой же мощности и какого разрешения должны стоять камеры? И как они идентифицировали личность? Кто-то предположил, что берут фото с клиентской базы Сбербанка, ведь мы почти все там находимся. В зале начали шутить: «Пятерочка выручает»! Да, кого-то выручает.

[Spoiler (click to open)]
Еще рассказывал один, что у него сосед заболел ковидом, лечение проходил дома. Естественно, человека посадили на карантин и предписали никуда не выходить. Так вот, он только пошел вынести мусор, буквально два шага ступил, а камера перед подъездом зафиксировала его лицо, и следом пришел штраф. Это фантастический фильм?

Такое впечатление, что мы находимся в ловушке. Нет, я лично всегда маску надеваю в метро (а попробуй, напиши, что не надеваешь, вдруг они и соцсети отслеживают?), но как-то неприятно осознавать, что каждый твой шаг под контролем. Подумайте только, всю историю человечества люди пытались строить свободное общество, и, наконец, построили.



Если ты гражданка России



Почему ты не бросаешь квартиру на Украине? – спрашивают у меня. Перебежчица? Готовишь предательство? Боишься, что здесь не приживешься и соломки подстилаешь? Вы знаете – да. И боюсь, и соломки подстилаю, и если здесь не заладится, уеду туда, где есть крыша над головой.

[Spoiler (click to open)]
А впрочем, хотелось бы мне посмотреть на того россиянина, который разбрасывается квартирами. На гордого, принципиального, с уверенностью смотрящего в завтрашний день. Я, например, смотрю с тревогой. Отпишитесь, кто из вас бросил жильё потому что… воспылал любовью к Родине!

Когда ни кола, ни двора, даже тряпку выбросить – большая глупость. Я человек маленький, мне ли бросать? Пусть бросают сильные духом, которые патриотизмом сыты, а мне нужна какая-то зацепочка на земле. Меня хоть бы саму жизнь не бросила.

Кстати, насчет патриотизма. Квартира эта – мужа. Родился он в Донецке, который тогда назывался г. Сталино (чувствуете вес?). Муж дончанин коренной, Донбасс - его Родина. С какой стати он должен там бросать что бы то ни было? Эту квартиру получил его отец от советского правительства за работу на шахте. Какое современная Украина имеет к ней отношение? А вы знаете, что такое труд шахтера? Человек легкие выплевывает, чтобы добыть стране уголь и оставить детям хоть что-нибудь.

Это ведь было целое поколение советских людей, которые тяжело работали и жили верой, что строят своим потомкам светлое будущее. Бросить сейчас квартиру – это бросить их могилы, которые остались там, отрезать себе память. Можно еще выбросить фотографии отца и матери, старинные вещи, которые они любили, мамину вышивку и папин ремень. А зачем это всё, если мы теперь в Москве?

Происшествие у шаурмичной



Смотрю, как узбек (условный) подошел к шаурмичной и заказал себе шаурму. Пока ее готовили, он нырнул в соседнее кафе и вышел оттуда с чаем. Шаурмичник посмотрел на него и говорит:

- Почему у них покупаешь чай? У меня тоже есть чай.
- Почему я не могу купить чай? Ты мне запретил?
- Мой чай не хуже, а ты берешь у них!
- Ты мне указывать будешь, где брать?

Тут шаурмичник выскочил из своей будочки, подошел вплотную к покупателю и начал доказывать ему что-то на своем языке. Узбек сначала отступил назад, а потом встряхнулся, принялся возражать, и так громко! Удивительно, как два человека на ровном месте могут создать маленький восточный базар.

Из соседнего кафе вышли официанты. Они смотрели на этот бедлам, скрестив руки на груди. Покупатель оттолкнул продавца, продавец – покупателя; из шаурмичной выбежало два человека подмоги, и втроем они окружили бедного узбека. Где же полиция?

Тут я заметила, что в руках у покупателя не только чай. В этой потасовке, между толкотней и угрозами продавцы каким-то образом умудрились всучить своему клиенту уже готовую шаурму. Он стоял, удерживая в руках горячий напиток и еду, и мне показалось, его позиция совсем шаткая.

Я всё это время сидела на лавочке, рядом стояла урна. После короткой, но страстной речи на своем языке, узбек разворачивается и с размаху швыряет туда шаурму. На секунду мне кажется, что в меня, и я подскакиваю. Следом в урну летит чай, разбрызгиваясь на лету. Попал!

Узбек гордо удалился. "Ававав! Ававав"! - понеслось ему вслед. Шаурмичники стояли, как оплеванные.

Почему существуют бездомные



Вышли вечером на лавочку возле детской площадки. Муж курит, а я рядом сижу, было где-то 11 вечера. Вдруг видим, в детской горке, в самом низу, что-то шевелится. Тело, похожее на крупный кокон, ворочалось в темноте и вздыхало. Через несколько секунд до нас донесся запах.

Горка у нас сделана из пластика. Она не холодная, борта ее загнуты с обеих сторон - получается нечто в виде корытца, в котором, если свернуться калачиком, может поместиться взрослый человек на ночлег. Да и ночи сейчас теплые.

Мы его спугнули. Этот гигантский зародыш почувствовал запах дыма или услышал наш разговор, тихонько перекувыркнулся через пластиковый бортик, прополз мимо песочницы и бросился в кусты. Как будто мы ему угрожали чем-то? Не понимаю, почему он убежал.

Человек прячется на детской площадке, как дикий зверь в лесу. Что же это такое? Почему он не пойдет в полицию, не скажет, что потерял паспорт, и нет денег доехать домой? В Москве есть специальные заведения, которые помогают таким людям, восстанавливают им документы, дают крышу над головой и работу. Как можно жить в мегаполисе и вести не человеческую, жизнь, а полуживотную? Что он ест, что пьет? И главное, никак ему не подскажешь, он боится звука человеческого голоса, пугается тени.

До этого тоже сидели на лавочке днем. Подошел вран с поломанной лапкой, молодой, подросток, едва ковыляет, на бок заваливается. Встал у самых наших ног и как закричит! Кричит и в лицо смотрит. А глаза у него человеческие от горя стали. Вверху ворониха скачет по веткам, плачет. Его может любая кошка сожрать. Даже птица просит помощи у людей, хоть и не знает, какой, - а человек от человека бежит.

Отношение к пожилым



Я не хочу сказать, что дети россиян – ангелы. Нет, обычные дети. Но у меня был повод наглядно сравнить, чем отличаются наши подростки от подростков других народностей в своем отношении к людям старшего поколения.

Дело было опять же на пути к метро. Мы там часто собираемся у светофора, человек 5-8, пережидаем поток машин. А дорожка к нему ведет – узенькая. Наверное, когда район только строили, такой ширины было достаточно, но сейчас она уже плохо вмещает всех, кто утром спешит на работу. Добавьте сюда велосипедистов и курьеров, которые летят как сумасшедшие. По проезжей части они двигаться не могут – там парковочные места для машин, а с другой стороны – газон.

Мы все в одном потоке, как клетки крови в артерии, бежим, обгоняя друг друга, и вдруг два велосипедиста наезжают на дедушку. Было паренькам на вид лет по 17, наши. Они не то чтобы сбили его, но хорошенько толкнули. Велосипеды у них мощные с широкими колесами, ехали быстро.

[Spoiler (click to open)]
Дедушка отошел в сторону, я видела только его спину. Сам с палочкой, плечики дрожат. Задребезжал голоском: «Вы меня чуть не сбили.. вы совсем не смотрите...». И не то ему обидно было, что на него наехали, а то, что он себя почувствовал меньше этих мальчишек, слабей. Даже прикрикнуть на них не смог. Мне показалось, мужчина резко осознал, что он постарел и отброшен на обочину жизни. В прямом смысле отброшен – более молодыми и сильными. Я в его голосе слышала слезы.

Парни ему:

- Вы сами смотрите! Мы вам сигналили, не слышали? Так сами виноваты!
- Я не слышал.. я.. я не видел, - оправдывается дедушка.
- Вы здесь не один ходите, смотрите по сторонам! - так они внушали ему, пока горел красный.

Потом люди двинулись, подростки рванули вперед, а старик остался у меня за спиной.

Я видела, что парни отвечают так грубо только из щенячьей резвости, на самом деле зла в их нет. Они и сами не рады, что наехали, и виноватыми себя чувствуют, просто не сообразили вовремя, что лучше бы извиниться. И если бы родители увидели, как они общаются с пожилым человеком, я думаю, их бы резко остановили. Кстати, они были в униформе очень солидной, известной в Москве компании с фирменными нашивками на груди, и если бы дедушка взялся, он мог бы доставить им неприятности по работе.

Иду несколько дней спустя. Тоже велосипедист, но уже из мигрантских детей, курьер по доставке еды. Подъехал к светофору, никого не толкнул, аккуратно остановился. Не знаю, нарочно у него получилось, или просто места другого не оказалось, но он резко сплюнул в сторону, где одиноко стояла пожилая женщина. Нет, не попал, но плевок пришелся очень близко к ее длинной юбке – выглядело всё это довольно оскорбительно. Поднялся такой крик! Женщина это вам не старичок.

По сути она была права – в своей стране парень такого не сделал бы. "Плюнь своей матери на подол"! – кричала она. Обида ее просто захлестнула. Мы уже тронулись на зеленый, а женщина все говорила и говорила на ходу, и не могла успокоиться. Возраст ее тоже был где-то 60+, так может и инсульт на ровном месте случиться.

Вроде бы два парня, оба поступили оскорбительно по отношению к старшим, но насколько разные чувства были написаны на их лицах. Наши мальчишки огрызались, но сожалели и понимали свою неправоту. А курьер по доставке еды молчал, как статуя Будды. Ни одного слова не ответил он женщине, но на лице застыла враждебность. И чем дольше затягивалось молчание, тем глубже она отпечатывалась в его чертах. Он не раскаивался.

Чем заняты дети мигрантов



Иду к метро, слева ряд магазинчиков. На крыльцо одного из магазинов выходят трое подростков лет 14-16, под ногами у них оказывается бутылка с коричневой жидкостью. Не знаю, они бросили, или она там лежала до их появления, но один из парней с силой пинает ее с крыльца, а оно довольно высокое, почти в человеческий рост. Бутылка пролетает в полуметре от моей головы. На лету жидкость из нее немного разбрызгалась, - видимо, крышечка была неплотно прикручена, и на меня упало несколько капель.

Нет, я не пострадала, и другие прохожие тоже, я даже не могу сказать, что испугалась. Но я просто онемела от такой сцены. Мальчики эти – очередные «простые парнишки» из бывших республик СССР, которые никому никакого ущерба не нанесли, просто пошли дальше, смеясь. Это дети, они познают мир. А национальность не имеет значения.

Никто – никто – из мимопроходящих не сделал им замечания, и я в том числе. Я промолчала из соображений безопасности – их трое, все они крепче меня и грубей. Да и что я им скажу? «Айайай, нехорошо»? Остальные тоже не захотели связываться.

Вроде, ничего парнишки не нарушили, а на душе как-то скверно. Это всем нам звоночек. Вчера, 15 июня, Путин подписал мараторий на депортацию иностранных граждан в связи с ковидными мерами. Я сама еще недавно была мигранткой и в своем прежнем положении восприняла бы этот жест как щедрый. Но вот вопрос: что будут делать всё это лето мигрантские дети? Чем они заняты вообще?

Мнительные женщины



Все в курсе, что у нас третья волна пандемии катится по стране? Или только по одной Москве, я уже запуталась. Давно об этом слышу, но ощутила на себе только сегодня: в КФС, куда я хожу, стали требовать маску и перчатки. Даже первую и вторую волну такого не было.

Осознаёте, какая опасность нас настигла? Если прогнули самое демократичное заведение, которое вообще плевало на всё, всегда, значит плохи наши дела. Прямо у входа стоит этажерка медицинская, на ней масочки (да не одноразовые тряпочки из флизелина, а плотненькие, бумажные) и перчатки. Надевай, проходи. Если маску надел, а перчатки нет, на выдаче тебе скажут: «Наденьте перчатки, пожалуйста. И на вторую руку». Начинаю переживать за свою жизнь.

[Spoiler (click to open)]
Хотя сегодня убедилась, что в перчатках есть, оказывается, удобней – руки не пачкаются в соус. В маске неудобно по-прежнему – бургер через нее не откусишь.

Но это мелочи. А вот что взволновало по-настоящему, так это женщины, которые подпрыгивают в метро. Вы, наверное, встречали таких еще в первую волну? Они сидят тревожно, в маске по самые брови, обеспечив себе социальную дистанцию поставленной на соседнее сиденье сумкой. Но поскольку граждане наши соблюдать социальную дистанцию не хотят, потому что не верят в ее спасительную силу, защищать таким женщинам себя трудно. Два сиденья заняты – ею и её сумкой, но остается еще третье, так сказать, тыл – и его надо прикрыть. Так вот, женщины эти умудряются так присесть, чтобы одной половинкой сидеть на своем сидении, а второй – немножко на соседнем. Немножко так, ненавязчиво. Получается, соседнее сиденье вроде пустует, но и не сядешь на него.

Подхожу и сажусь. Тем более, мне полного сиденья не требуется, могу краешек уступить; я без маски. Как она вспрыгнет! И прямо-таки отскочила на площадку, где нет людей, вместе с сумкой своей. Освободились еще два места, которые были тут же заняты.

Стоит, и видно, что на грани истерики. Сумка тяжелая оттягивает руки, лицо набухло обидой – не соблюли по отношению к ней социальную дистанцию. Не сказать, что пожилого возраста, чуть за 50.

Я думаю: зачем такие мнительные люди вообще спускаются в метро? это же всё равно что погрузиться в муравейник и ждать, чтобы муравьи расступились перед тобой. Или принимай правила, по которым живет всё общество, или обходи это общество стороной.



Как смотрят на женщину разные народы



Шла сегодня мимо стройки. На газоне собрались парни, не скажу национальность, но было их не меньше 10 человек. КрУгом стояли, и так всем кругом на меня обернулись. Мама дорогая! Да что ж это такое? Пройти мимо нельзя. Я понимаю, за взгляд под суд не отдашь, но что они сами думают по этому поводу? Они у себя на родине тоже так на женщин смотрят?

Если идешь одна – хоть прячься, чувствуешь себя барашком на заклание. Я одета была нормально, коротких юбок не ношу, даже руки закрыты. А потом удивляются, за что их не любят, что не так? Они не думают, что взгляд – это тоже действие.

Где-то читала, что в Японии прямой взгляд в глаза недопустим – это считается вызовом. Смотреть в глаза женщине – приравнивается к домогательству. А тут тебя рассматривают, как предмет, как рыбку в аквариуме или зверька в зоопарке. Только не пойму – клетка с какой стороны?

Когда с нашими парнями в спортзале занимаешься, как будто рядом никого нет. Может, кто-то и смотрит, но их взглядов не ощущаешь, настолько они деликатны и невесомы. Но если подойдет хотя бы парочка этих – то всё. Я даже некоторые упражнения делать при них не могу, чувствую себя голой.

Есть ли у них внутренние сдерживающие моменты, культурный слой психики, или всё, что их сдерживает – полиция? И это посреди бела дня, в Москве, где полицейские на каждом шагу. А если они будут так в маленьком городке смотреть, в поселке? Побоишься на улицу выйти.

Сотрудник - слуга - раб



О моральном облике таких работодателей хочется сказать. Для меня те, кто не платит зарплату, – энергетические вампиры. Они питаются эмоциями страха и горя, эксплуатируют человеческую надежду и нужду и делают на этом гешефт. По сути это мелкие бесы.

[Spoiler (click to open)]
Психологическое состояние человека, который попал в капкан к такому бесу/боссу, близко к Стокгольскому синдрому - когда твой мучитель является одновременно и твоим спасителем. Я не понимаю людей, у которых поворачивается язык говорить «ты сам виноват». Виноватым можно быть, если у тебя есть выбор: пойти на работу с официальным трудоустройством или с неофициальным, и ты выбираешь второе; когда перед тобой выстроились в очередь работодатели, и каждый предлагает лучшие условия. Но давайте признаем, что у большинства из нас не так. Хорошо, еще в Москве можно работами перебирать, да и то, если у тебя нет срочных денежных обязательств, а если есть – бросишься на любую. А в регионе, в провинции? Там что есть – то и ешь. Другого не будет.

Когда у тебя нет выбора, сознание твое полностью меняется. Оно перестраивается таким образом, чтобы не лишить тебя последней мотивации работать и жить – так рождается надежда. Тебе хочется надеяться, что работодатель – человек хороший и не обманет тебя, и ты начинаешь видеть его в таком образе, верить ему. Ты на самом деле веришь, непритворно. Реальность твоя меняется, ты живешь в другом мире. Я думаю, психология когда-то опишет этот синдром и даст ему называние, а может, уже описала.

Связано такое состояние всегда со слабостью и одиночеством. Когда ухватиться не за что, хватаешься за что попало. Я думаю, примерно так же попадают в проституцию и на дно жизни. Тебе кажется, что там – спасение.

И как спокойно мы говорим о том, что нарушается ТК. Дескать, ну и что, что он не платит, а ты зачем туда шла, да еще пишешь об этом? Представьте, насколько сильна у нас привычка к беззаконию – рабская привычка. Только с рабом можно сотворить что угодно, и он не будет возмущаться. Подумает: просто к плохому хозяину попал.