Tags: Общество

Почему существуют бездомные



Вышли вечером на лавочку возле детской площадки. Муж курит, а я рядом сижу, было где-то 11 вечера. Вдруг видим, в детской горке, в самом низу, что-то шевелится. Тело, похожее на крупный кокон, ворочалось в темноте и вздыхало. Через несколько секунд до нас донесся запах.

Горка у нас сделана из пластика. Она не холодная, борта ее загнуты с обеих сторон - получается нечто в виде корытца, в котором, если свернуться калачиком, может поместиться взрослый человек на ночлег. Да и ночи сейчас теплые.

Мы его спугнули. Этот гигантский зародыш почувствовал запах дыма или услышал наш разговор, тихонько перекувыркнулся через пластиковый бортик, прополз мимо песочницы и бросился в кусты. Как будто мы ему угрожали чем-то? Не понимаю, почему он убежал.

Человек прячется на детской площадке, как дикий зверь в лесу. Что же это такое? Почему он не пойдет в полицию, не скажет, что потерял паспорт, и нет денег доехать домой? В Москве есть специальные заведения, которые помогают таким людям, восстанавливают им документы, дают крышу над головой и работу. Как можно жить в мегаполисе и вести не человеческую, жизнь, а полуживотную? Что он ест, что пьет? И главное, никак ему не подскажешь, он боится звука человеческого голоса, пугается тени.

До этого тоже сидели на лавочке днем. Подошел вран с поломанной лапкой, молодой, подросток, едва ковыляет, на бок заваливается. Встал у самых наших ног и как закричит! Кричит и в лицо смотрит. А глаза у него человеческие от горя стали. Вверху ворониха скачет по веткам, плачет. Его может любая кошка сожрать. Даже птица просит помощи у людей, хоть и не знает, какой, - а человек от человека бежит.

Отношение к пожилым



Я не хочу сказать, что дети россиян – ангелы. Нет, обычные дети. Но у меня был повод наглядно сравнить, чем отличаются наши подростки от подростков других народностей в своем отношении к людям старшего поколения.

Дело было опять же на пути к метро. Мы там часто собираемся у светофора, человек 5-8, пережидаем поток машин. А дорожка к нему ведет – узенькая. Наверное, когда район только строили, такой ширины было достаточно, но сейчас она уже плохо вмещает всех, кто утром спешит на работу. Добавьте сюда велосипедистов и курьеров, которые летят как сумасшедшие. По проезжей части они двигаться не могут – там парковочные места для машин, а с другой стороны – газон.

Мы все в одном потоке, как клетки крови в артерии, бежим, обгоняя друг друга, и вдруг два велосипедиста наезжают на дедушку. Было паренькам на вид лет по 17, наши. Они не то чтобы сбили его, но хорошенько толкнули. Велосипеды у них мощные с широкими колесами, ехали быстро.

[Spoiler (click to open)]
Дедушка отошел в сторону, я видела только его спину. Сам с палочкой, плечики дрожат. Задребезжал голоском: «Вы меня чуть не сбили.. вы совсем не смотрите...». И не то ему обидно было, что на него наехали, а то, что он себя почувствовал меньше этих мальчишек, слабей. Даже прикрикнуть на них не смог. Мне показалось, мужчина резко осознал, что он постарел и отброшен на обочину жизни. В прямом смысле отброшен – более молодыми и сильными. Я в его голосе слышала слезы.

Парни ему:

- Вы сами смотрите! Мы вам сигналили, не слышали? Так сами виноваты!
- Я не слышал.. я.. я не видел, - оправдывается дедушка.
- Вы здесь не один ходите, смотрите по сторонам! - так они внушали ему, пока горел красный.

Потом люди двинулись, подростки рванули вперед, а старик остался у меня за спиной.

Я видела, что парни отвечают так грубо только из щенячьей резвости, на самом деле зла в их нет. Они и сами не рады, что наехали, и виноватыми себя чувствуют, просто не сообразили вовремя, что лучше бы извиниться. И если бы родители увидели, как они общаются с пожилым человеком, я думаю, их бы резко остановили. Кстати, они были в униформе очень солидной, известной в Москве компании с фирменными нашивками на груди, и если бы дедушка взялся, он мог бы доставить им неприятности по работе.

Иду несколько дней спустя. Тоже велосипедист, но уже из мигрантских детей, курьер по доставке еды. Подъехал к светофору, никого не толкнул, аккуратно остановился. Не знаю, нарочно у него получилось, или просто места другого не оказалось, но он резко сплюнул в сторону, где одиноко стояла пожилая женщина. Нет, не попал, но плевок пришелся очень близко к ее длинной юбке – выглядело всё это довольно оскорбительно. Поднялся такой крик! Женщина это вам не старичок.

По сути она была права – в своей стране парень такого не сделал бы. "Плюнь своей матери на подол"! – кричала она. Обида ее просто захлестнула. Мы уже тронулись на зеленый, а женщина все говорила и говорила на ходу, и не могла успокоиться. Возраст ее тоже был где-то 60+, так может и инсульт на ровном месте случиться.

Вроде бы два парня, оба поступили оскорбительно по отношению к старшим, но насколько разные чувства были написаны на их лицах. Наши мальчишки огрызались, но сожалели и понимали свою неправоту. А курьер по доставке еды молчал, как статуя Будды. Ни одного слова не ответил он женщине, но на лице застыла враждебность. И чем дольше затягивалось молчание, тем глубже она отпечатывалась в его чертах. Он не раскаивался.

Чем заняты дети мигрантов



Иду к метро, слева ряд магазинчиков. На крыльцо одного из магазинов выходят трое подростков лет 14-16, под ногами у них оказывается бутылка с коричневой жидкостью. Не знаю, они бросили, или она там лежала до их появления, но один из парней с силой пинает ее с крыльца, а оно довольно высокое, почти в человеческий рост. Бутылка пролетает в полуметре от моей головы. На лету жидкость из нее немного разбрызгалась, - видимо, крышечка была неплотно прикручена, и на меня упало несколько капель.

Нет, я не пострадала, и другие прохожие тоже, я даже не могу сказать, что испугалась. Но я просто онемела от такой сцены. Мальчики эти – очередные «простые парнишки» из бывших республик СССР, которые никому никакого ущерба не нанесли, просто пошли дальше, смеясь. Это дети, они познают мир. А национальность не имеет значения.

Никто – никто – из мимопроходящих не сделал им замечания, и я в том числе. Я промолчала из соображений безопасности – их трое, все они крепче меня и грубей. Да и что я им скажу? «Айайай, нехорошо»? Остальные тоже не захотели связываться.

Вроде, ничего парнишки не нарушили, а на душе как-то скверно. Это всем нам звоночек. Вчера, 15 июня, Путин подписал мараторий на депортацию иностранных граждан в связи с ковидными мерами. Я сама еще недавно была мигранткой и в своем прежнем положении восприняла бы этот жест как щедрый. Но вот вопрос: что будут делать всё это лето мигрантские дети? Чем они заняты вообще?

Мнительные женщины



Все в курсе, что у нас третья волна пандемии катится по стране? Или только по одной Москве, я уже запуталась. Давно об этом слышу, но ощутила на себе только сегодня: в КФС, куда я хожу, стали требовать маску и перчатки. Даже первую и вторую волну такого не было.

Осознаёте, какая опасность нас настигла? Если прогнули самое демократичное заведение, которое вообще плевало на всё, всегда, значит плохи наши дела. Прямо у входа стоит этажерка медицинская, на ней масочки (да не одноразовые тряпочки из флизелина, а плотненькие, бумажные) и перчатки. Надевай, проходи. Если маску надел, а перчатки нет, на выдаче тебе скажут: «Наденьте перчатки, пожалуйста. И на вторую руку». Начинаю переживать за свою жизнь.

[Spoiler (click to open)]
Хотя сегодня убедилась, что в перчатках есть, оказывается, удобней – руки не пачкаются в соус. В маске неудобно по-прежнему – бургер через нее не откусишь.

Но это мелочи. А вот что взволновало по-настоящему, так это женщины, которые подпрыгивают в метро. Вы, наверное, встречали таких еще в первую волну? Они сидят тревожно, в маске по самые брови, обеспечив себе социальную дистанцию поставленной на соседнее сиденье сумкой. Но поскольку граждане наши соблюдать социальную дистанцию не хотят, потому что не верят в ее спасительную силу, защищать таким женщинам себя трудно. Два сиденья заняты – ею и её сумкой, но остается еще третье, так сказать, тыл – и его надо прикрыть. Так вот, женщины эти умудряются так присесть, чтобы одной половинкой сидеть на своем сидении, а второй – немножко на соседнем. Немножко так, ненавязчиво. Получается, соседнее сиденье вроде пустует, но и не сядешь на него.

Подхожу и сажусь. Тем более, мне полного сиденья не требуется, могу краешек уступить; я без маски. Как она вспрыгнет! И прямо-таки отскочила на площадку, где нет людей, вместе с сумкой своей. Освободились еще два места, которые были тут же заняты.

Стоит, и видно, что на грани истерики. Сумка тяжелая оттягивает руки, лицо набухло обидой – не соблюли по отношению к ней социальную дистанцию. Не сказать, что пожилого возраста, чуть за 50.

Я думаю: зачем такие мнительные люди вообще спускаются в метро? это же всё равно что погрузиться в муравейник и ждать, чтобы муравьи расступились перед тобой. Или принимай правила, по которым живет всё общество, или обходи это общество стороной.



Как смотрят на женщину разные народы



Шла сегодня мимо стройки. На газоне собрались парни, не скажу национальность, но было их не меньше 10 человек. КрУгом стояли, и так всем кругом на меня обернулись. Мама дорогая! Да что ж это такое? Пройти мимо нельзя. Я понимаю, за взгляд под суд не отдашь, но что они сами думают по этому поводу? Они у себя на родине тоже так на женщин смотрят?

Если идешь одна – хоть прячься, чувствуешь себя барашком на заклание. Я одета была нормально, коротких юбок не ношу, даже руки закрыты. А потом удивляются, за что их не любят, что не так? Они не думают, что взгляд – это тоже действие.

Где-то читала, что в Японии прямой взгляд в глаза недопустим – это считается вызовом. Смотреть в глаза женщине – приравнивается к домогательству. А тут тебя рассматривают, как предмет, как рыбку в аквариуме или зверька в зоопарке. Только не пойму – клетка с какой стороны?

Когда с нашими парнями в спортзале занимаешься, как будто рядом никого нет. Может, кто-то и смотрит, но их взглядов не ощущаешь, настолько они деликатны и невесомы. Но если подойдет хотя бы парочка этих – то всё. Я даже некоторые упражнения делать при них не могу, чувствую себя голой.

Есть ли у них внутренние сдерживающие моменты, культурный слой психики, или всё, что их сдерживает – полиция? И это посреди бела дня, в Москве, где полицейские на каждом шагу. А если они будут так в маленьком городке смотреть, в поселке? Побоишься на улицу выйти.

Сотрудник - слуга - раб



О моральном облике таких работодателей хочется сказать. Для меня те, кто не платит зарплату, – энергетические вампиры. Они питаются эмоциями страха и горя, эксплуатируют человеческую надежду и нужду и делают на этом гешефт. По сути это мелкие бесы.

[Spoiler (click to open)]
Психологическое состояние человека, который попал в капкан к такому бесу/боссу, близко к Стокгольскому синдрому - когда твой мучитель является одновременно и твоим спасителем. Я не понимаю людей, у которых поворачивается язык говорить «ты сам виноват». Виноватым можно быть, если у тебя есть выбор: пойти на работу с официальным трудоустройством или с неофициальным, и ты выбираешь второе; когда перед тобой выстроились в очередь работодатели, и каждый предлагает лучшие условия. Но давайте признаем, что у большинства из нас не так. Хорошо, еще в Москве можно работами перебирать, да и то, если у тебя нет срочных денежных обязательств, а если есть – бросишься на любую. А в регионе, в провинции? Там что есть – то и ешь. Другого не будет.

Когда у тебя нет выбора, сознание твое полностью меняется. Оно перестраивается таким образом, чтобы не лишить тебя последней мотивации работать и жить – так рождается надежда. Тебе хочется надеяться, что работодатель – человек хороший и не обманет тебя, и ты начинаешь видеть его в таком образе, верить ему. Ты на самом деле веришь, непритворно. Реальность твоя меняется, ты живешь в другом мире. Я думаю, психология когда-то опишет этот синдром и даст ему называние, а может, уже описала.

Связано такое состояние всегда со слабостью и одиночеством. Когда ухватиться не за что, хватаешься за что попало. Я думаю, примерно так же попадают в проституцию и на дно жизни. Тебе кажется, что там – спасение.

И как спокойно мы говорим о том, что нарушается ТК. Дескать, ну и что, что он не платит, а ты зачем туда шла, да еще пишешь об этом? Представьте, насколько сильна у нас привычка к беззаконию – рабская привычка. Только с рабом можно сотворить что угодно, и он не будет возмущаться. Подумает: просто к плохому хозяину попал.

Работать по-серому



Меня часто спрашивают: «Если ты гражданка РФ, почему соглашаешься работать без оформления»? Задаю встречный вопрос: а что, все граждане РФ у нас на белой зарплате? Сколько в одной только Москве неофициальных рабочих мест? За три года я только их и встречала. Получается, мне всё это время и работать было нельзя.

[Spoiler (click to open)]
Я прочитала комментарии к посту «Мы не рабы», и почти никому не ответила. Потому что каждый комментарий затрагивает вопрос настолько глобально, что в ответ можно писать тома. Но я поняла одно: мы видим проблему не в нарушении закона о труде, а в том, что неудачливый соискатель недостаточно ловок, чтобы извернуться от беззакония. Работодатель нарушил твои права? А зачем ты туда устраивалась, нужно было официально. Но это примерно то же самое, что предложить иметь отношения с мужчиной/женщиной только через ЗАГС – женись, а потом целуй. Нет, в жизни так не бывает.

Это инфантильный подход. Права граждан не должны нарушаться вне зависимости от того, достаточно они ловкие и способные, чтобы противостоять мошенникам, или нет. Иначе мы дойдем до того, что умственно и физически неполноценных можно обманывать и унижать – а пусть не подставляются.

Трудовую книжку может себе позволить только крупная компания. Все остальные – договора: трудовой, гпх, самозанятости, ип. Но по сути всё это филькины грамоты. Договор может гарантировать, что он ничего не может гарантировать. Например, тебе будут выплачивать зарплату при условии заселенности отеля на 90%, а это значит – никогда. Или тебе будут платить процент от продаж при условии вот тааакой конверсии. А такой конверсии в принципе не бывает, или бывает раз в году, в сезон. Таким образом работодатель может тебе ничего или почти ничего не платить – на совершенно законных основаниях. Иметь на руках такой договор еще хуже, чем совсем его не иметь.

Есть еще ряд комментаторов, я называю их «успешные». Когда-то в жизни им чуть-чуть повезло, с тех пор они не могут пережить свой успех, ходят по интернету из паблика в паблик и рассказывают, как они сделали себя сами. Такие говорят: зачем ты идешь в обслуживание? Там везде обман. Изучи С++ и стань программистом! (И приводят в пример себя). Или: поступи в медицинский, как я, будь врачом. На худой конец: художником стань! я что-то там рисую, и мне платят!

Плохо здесь не то, что эти люди никого, кроме себя, прекрасных, не видят, а то, что целые сферы трудовой деятельности в России признаются вне закона – и мы все с этим молчаливо соглашаемся. Беззаконие преподносится так, будто это не попрание Конституции, а небольшая проблемка чудака-соискателя, этого маленького человечка, который никого не интересует. Но из маленьких человечков состоит страна.



Честные люди



Жаловаться на нечистоплотного работодателя в прокуратуру и трудовую инспекцию бессмысленно - их интересуют только масштабные преступники. И первый ответ тебе будет: не платят зарплату - сам виноват, зачем шел без договора? Получается, идти простому человеку некуда.

Я расскажу о маленькой бухгалтерии, которая была заведена у нас, в этом злополучном отеле. Хоть я не отработала там ни одной смены, но порядок отчета управляющий мне объяснил.

[Spoiler (click to open)]
Гость бронирует номер на Букинге, приезжает к нам. Мы должны попросить его отменить бронь и перевести оплату на телефон управляющему или хотя бы заплатить в кассу наличкой. Ну, какая касса? Просто администратору в руки отдать. Никакого кассового аппарата там нет. Что насобирали за день, - считаем, записываем в журнал.
Здесь же, в журнале, мы должны были писать сумму, которая якобы получена нами за смену (на самом деле нет). И расписываться.
Указывать, сколько мы потратили на мыло, бумагу, молоко и т.д.
Вот из этого состоял наш баланс. Страницы в журнале не были прошиты и опечатаны, там не предполагалось подписи руководителя. Еще один такой же файл создавался в экселе, но уже более упорядоченный, красивый.

Вопрос: зачем мы должны были расписываться за деньги, которых не получали? Зачем клиенту отменять бронь? Как вообще контролировать денежные потоки, если все расчеты и с клиентом, и с персоналом происходят по устной договоренности? Подчеркиваю, это делает не владелец отеля, а нанятый управляющий. Мне кажется, он обманывает не только персонал, но и хозяина.

Кто-то написал в комментариях к предыдущим постам, что узнал этого Диму-отельера, но это вряд ли. Узнать его никто здесь не может, потому что он в Москве меньше месяца. Приехал из региона, до отеля торговал чаем, но дело не пошло. Рассказала это его жена - она женщина немного простоватая и выкладывает всё, как есть. Теперь этими чаями весь отель забит, от пола до потолка. Я думаю, им хранить продукцию негде, и они частично используют помещение как склад.

Интересен прокуратуре такой мелкий мошенник? Нет. Да, они отпишутся, но заниматься им не будут. Интересен он трудовой инспекции? А он ведь никого не обманул, пострадавших нет. А напиши на него в налоговую – у него и нулевой отчет готов. Получается, такие люди со всех сторон - честные.

Чем недовольны переехавшие в Россию



Айше, моя бывшая сотрудница, рассказала мне о своём житьё-бытьё в Москве. Семья ее выехала из страны Таможенного Союза, жили раньше в Саратове. Говорит, в регионе люди гораздо мягче и более терпимо относятся к мигрантам.

- А какую нетерпимость ты встречала в Москве? – спрашиваю я.
[Spoiler (click to open)]
- Соседи на нас жалуются.
- Что им не нравится?
- Одна бабушка, что наверху живет, говорит: как много вас, зачем вы приехали? Пишет на нас жалобы участковому, что мы шумим и обвиняет, что мы мигранты без регистрации. А мы граждане России. Уже две жалобы написала, каждый раз мы присылаем фото своих паспортов, чтобы доказать, что мы россияне и у нас есть прописка.
- Так, а еще?
- Смотрит враждебно и шепчет, когда с лестницы спускается. Может на улице, проходя мимо сказать: когда вы уже уедете отсюда. Другие тоже смотрят злобно, и хоть ничего не говорят, но что-то думают. Мне всё равно, мне себя не жалко, а вот за сестрёнок и братишек обидно. Когда мы вместе идем, и я вижу, что с ними могут так обращаться, я становлюсь очень злая.
- Сестренки и братишки младше тебя?
- В школе учатся. И там учительница очень злая у них, постоянно ругается.
- А как она ругается?
- Звонит и говорит злым голосом. Будто они не учатся, ничего не хотят знать. А они учатся, я вижу. Я с ними уроки делаю, они мне на все вопросы отвечают.
- А ей? Ей на уроке отвечают? Может, у них психологическое что-то, дома рассказать могут, а перед классом – нет.
- Отвечают. И контрольные пишут, а она всё равно недовольна. Звонит и звонит. Как будто они самые плохие в классе. И голос злой, орет. Когда она много начинает звонить, я тоже ору на нее. Мы вместе орем друг на друга, потом она немного отстает. Тяжело очень учиться так. Я хочу их в другую школу перевести.
- Думаешь, там ситуация улучшится?
- Надеюсь. Учителя не должны разделять детей: этот русский, этот нерусский. Для учителя все дети должны быть одинаковы.
- Ты считаешь, разделение идет именно по национальному признаку?
- Еще по тому, кто богатый, а кто нет. Где родители работают, на простой работе или в начальстве. Дарят они подарки или нет.
- Разве сейчас подарки в школах не запрещены?
- Не знаю, но другие дарят как-то. На день учителя, на день рождения. К ним и отношение лучше.
- Ты сама принимаешь решение, в какую школу их отдать? А мама, отец?
- Мама болеет, ей нельзя волноваться, она ничего не знает про это. А папа постоянно на работе. У нас трехкомнатная квартира, снимаем. Надо оплачивать аренду. Я сделала так, что я за детей отвечаю, и учительница звонит мне. Я хочу еще их на саморазвитие направить, сейчас думаю, куда.
- А что это, саморазвитие?
- Это курсы, где детей учат чувствовать себя лучше.
- Что-то психологическое?
- Нет, не совсем. Но и психологическое тоже. Там такая атмосфера, где детям становится хорошо, улучшается их состояние, они начинают больше уважать себя и любить. Учатся чему-то хорошему.
- Но это не секта?
- Нет.
- А что же это?

Путем наводящих вопросов я наконец добилась, что курсы саморазвития – это обыкновенные кружки и секции. Нельзя сказать, что у Айше плохой русский язык, но иногда совершенно невозможно понять, что она на этом русском языке говорит.

- Братишек хочу отдать на бокс, а сестрёнок еще не решила.
- А они сами куда хотят?
- Младшая хочет танцевать, а старшая не знает. Но они должны быть вместе, чтобы поддерживать друг друга. Вдруг и там начнется… старшая немного полная.
- Братишки согласятся на бокс?
- Да, они хотят! Они уже занимались боксом в Саратове. Туда отец их отдал. Их тоже дразнили некоторые мальчики и обзывали, а как они на бокс начали ходить, так дали отпор. Потом никто уже не обзывал. Я, наверное, сестрёнок на карате отдам - для самозащиты.


Жизнь европейца глазами россиянки



Столкнулась с тем, что наши люди, особенно, женщины, рассуждают о Европе, как о райских кущах. С придыханием и причмокиванием. Я не знаю этих комментаторов, но так и вижу их завидущие глаза и поджатые губки.

Образчик -- таких -- женщин.

Мне пеняют, что я описываю европейцев неправильно - не в превосходной степени, а как обычных людей. Которые могут неаккуратно есть, опаздывать на поезд, потеряться в городе, запутаться в дороге и - о ужас! - ходить с дешевым телефоном и не иметь в машине навигатора.

[Spoiler (click to open)]
«Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда» (с) - говорят мне. Узнаете чеховского героя?

Я не много общалась с европейцами и только через переводчика, но вот что я поняла: у них нет культа вещей. Там не царит вещизм или, как это у нас раньше говорили, мещанский взгляд на жизнь. Никто не старается себе хапнуть всего да побольше, даже если есть деньги (а если старается, то хотя бы скрывает это). Люди покупают вещи, исходя из необходимости, а не потому что их выбросили на рынок. Например, человек ездит всегда по одной и той же трассе и по месту – зачем ему навигатор? А по телефону он только звонит – ему достаточно самого простенького.

Вспоминаю свою сотрудницу из швейного цеха. Она зарабатывала 30 тыс., жила в общежитии. Смотрю, а у нее телефон, который стоит 2,5 ее зарплаты, она его в кредит взяла. Говорю:

- Не жалко денег?

- За хорошую вещь на жалко. А для чего их производят каждый год новые? Чтобы мы покупали.

Она своим горбом копейку зарабатывает, два месяца спину не разгибает, смены по 12 часов - чтобы быть «не хуже». И хуже этого ничего не может быть. Нашей женщине важно донести: она может себе это позволить. На Ютубе даже бьюти-каналы есть с тематикой «Как выглядеть дорого».

Европейцы не сорят деньгами. Они хвастаются редкими книгами, а не девайсами, гордятся бескорыстной помощью, а не уровнем доходов. Мне показалось, там в моде благотворительность, служение обществу и самоотдача, - примерно так, как было у нас при раннем Советском Союзе. Одна учительница рассказывала о себе, что дает бесплатные уроки двум отстающим ученикам то ли из детского дома, то ли из бедных семей; психолог безвозмездно проводит терапию с людьми, пострадавшими от самоизоляции. Они говорят об этом с достоинством, как о своих достижениях.

Поэтому, когда я читаю в комментариях: «Не может быть, что у француза нет хорошего телефона и хорошего навигатора! Значит, ты никогда не была в Европе и не знаешь, как там люди живут! У них там о-о-о! Чего у них только нет»! – я понимаю, как безнадежно мы увязли в мещанстве.

Как бы ни хотелось иным превознести Европу, но она позади России в потреблении айфонов на душу населения. И не только айфонов, а вообще всего, что подчеркивает твой статус и делает твою жизнь более комфортной. Там запросто можно ходить в стареньких брюках и с потертым портфелем, ездить на простенькой машинке, пользоваться вчерашним телефоном. Никто не покупает автомобиль, чтобы поразить соседей (а потом высчитывать, сколько стоит литр бензина). И никто не осудит тебя за скромность.