?

Log in

No account? Create an account

Юлия Вельбой

ЖЖ Юли

Entries by category: россия

Тихо пьющий мальчик
julija_welboy
Помните, я писала о нашем новом соседе, которого поселил пьяный риэлтор? В комментариях его еще назвали «тихо пьющий мальчик». Он действительно какое-то время тихо пил, после чего закрывался на пару дней в своей комнате и молчал, а потом понемногу стал выбираться в люди.

Лично мне в этот период новенький надоел до тошноты: постоянно намекал на свою крутость, рассказывал, что он сын большого человека в Севастополе и военно-морской офицер, не последний человек в налоговой службе и вообще влиятельная личность. Паспорт показывал с фамилией. У него есть машина, которую он привезет в Москву и откроет здесь бизнес. А под шумок занимал у соседских парней деньги.

Когда жена приехала, на него как бабка пошептала – исчез блудливый взгляд, на лице наметились черты порядочности, во всяком случае, что-то серьезное, вдумчивое. О бизнес-планах молчит, о былом величии ни слова. Надо же, - думаю, - как жена на него повлияла. Вместе ужин готовят: она котлетки жарит, а он нарезает салат и отваривает вермишель. С ним приятно стало общаться (в ее присутствии), человека словно подменили.

А недавно у нас была ужасная ночь – примерно с двух до трех часов новенький избивал свою жену. [Spoiler (click to open)]Ссориться они начали в 12. Он много говорил, а она оправдывалась. К часу ночи жена заплакала, а еще через полчаса стали раздаваться такие звуки, будто человек сидит, и, нервно разговаривая, хлопает себя ладонью по голому колену. Так вот, это было ее лицо.

Она начала подвывать в такт прихлопываниям. Иногда сосед замолкал, а жена просила его о чем-то. В ответ он снова начинал говорить и хлопать. В конце концов жена закричала, сначала что-то непонятное, а потом: «Пожалей ребенка!».

Кстати, о ребенке. Мой муж видел, как она заехала. Миловидная девушка лет 23-х стояла на пороге и держала в руках сверток, как обычно держат грудничка. Только за все это время ребенок никак себя не проявил. Он не плачет, не агукает, ему не варят на кухне кашку и не трут на терке яблочки-морковки; не стираются в машинке детские вещи, никто не ходит с ним гулять. Ребенок-невидимка, который не доставляет никаких хлопот.

В конце оба они выскочили из комнаты, кто-то бросил о стену телефон, потом он что-то делал с ней на кухне, где она хрипела и билась о пол.

После ночи избиения жена скрывает свое лицо. Она перестала ездить на работу (а поначалу устроилась на рынок), теперь он ездит сам. Не знаю, что зарабатывает, но вчера в коридоре слышу: «Роман, займи 200 рублей, до работы и обратно доехать». Не слышала, что ответил Роман, но подумала, если ко мне постучит, я ему откажу.

На кухню я захожу тихо, меня можно услышать только по щелчку двери и звяканью посуды. А могу и бесшумно стоять, смотреть в окно. Жена иногда откроет дверь, выглянет из нее и сразу юркнет обратно. Я не поворачиваю головы, делаю вид, что не заметила. Потом ухожу к себе и громко щелкаю дверью, чтобы она знала - я ушла. После этого слышу, как кто-то прокрадывается по коридору.

Еще она стала хрипло по-старчески харкать. Тишина в ее комнате, и вдруг раздается резкое хрипенье, будто у нее все нутро выворачивает. Теперь он сам готовит и носит ей кушать. Котлеток больше нет, одна яичница на двоих или вермишель с постным маслом. За дверью слышен смех и ласковые разговоры.


Заработать в Москве
julija_welboy
Есть ли относительно честный способ заработать денег в Москве? Не на поесть, а так, чтобы квартиру купить, хотя бы маленькую, хотя бы на окраине. Моя соседка в общежитии заработала.

Если бы вы увидели ее, никогда не поверили, что эта интеллигентная дама живет в комнате на 8 человек. Сама она из-под Тулы, бухгалтер. Вышла на пенсию и хотела подработать в Москве. Приехала сюда, сняла койко-место, раскидала резюме по интернету и принялась ждать работодателей. А они молчат. Месяц прождала – ни единого звоночка. Она уже и сама на фирмы звонила, предлагала себя, только никто не хотел с ней разговаривать.
Read more...Collapse )
Tags:

Теракты в Москве
julija_welboy
Сегодня вечером ехала в метро. Обратила внимание на то, что на одной из станций поезд стоит ненормально долго. Двери вагона открыты, но никто не выходит, все люди стоят и как будто чего-то ждут. Стала и я выглядывать из-за спин пассажиров. Когда смотрю, у одного из выходов (ближайшего ко мне) стоит рюкзак, а вокруг него свободное пространство, и никто не подходит. Тут же милиция и девушка в униформе метро.

Начали кричать: "Чей рюкзак? Чей рюкзак"? Я вылетела с того вагона, как ошпаренная. Отбежала к самому краю платформы, еще и на ступеньки поднялась, и смотрю оттуда, чем закончится.

Знаете, я одна была такая. На лицах остальных пассажиров была написана гамма чувств от скуки до безмятежности. Не то чтобы никто не вышел со мной (я уже не говорю, побежал), но даже не шевельнулся. Типа: а? чего там? мина? Да ну ее нахер.

Неужели сайты, которые говорят, что терроризма не существует, и все эти теракты - постановка, говорят правду? Ведь реакция людей тому подтверждение. Или я одна понимаю ситуацию правильно, а все остальные - дураки?

Иностранцы
julija_welboy
Кафе располагалось в популярном месте. Рядом университет, к нам валили толпы студентов, много иностранцев. На всех трех собеседованиях, где мне задавали разные глупые вопросы, никто не удосужился предупредить: тебе нужно будет общаться с посетителями на английском, знаешь ли ты этот язык? А я его не знаю, не знаю.

[Spoiler (click to open)]
Когда впервые увидела, как к соседней кассе подошли англоговорящие и чего-то там заказывают, я оцепенела. А если сейчас подойдут ко мне? Мимо проходила наша менеджер.

- Я не знаю английского… - прошептала я ей убито.
- И что?
- А.. как с ними общаться?
- Да как-нибудь! – и быстро пошла куда-то.

У нее много дел, еще заниматься такими пустяками.

Рядом со мной стояла девушка-кассир и чесала на английском, как на родном. К ней подошли американцы в мятых рубашках. Здоровые такие парни, но одежду свою они не гладят. Видно, что вытащили рубашку из машинки, бросили на сушилку, с неделю она еще повалялась в куче белья, приобретя характерные заломы, а сегодня о ней вспомнили, достали и надели. Такое у них было всё: рубашки, футболки, кофты и штаны.

Но это молодые американцы, сорокалетние выглядят совсем по-другому. Если видите в толпе зашморганного мужичонку, похожего то ли на электрика, то ли на водопроводчика, - одним словом, на человека, трудом праведным добывающего свой хлеб, - это американец. Он стоит, понурившись, смотрит безнадежно. Обратишься к нему – улыбнется несчастно, как будто ты ему копеечку подал. Так и хочется прижать его к груди и сказать «все будет хорошо, все наладится». У них черные курточки, серые штаны и помятые лица. Это не та помятость, которая бывает у наших мужиков после пьянки, и которая проходит через день-два, нет – это помятость от грустных мыслей и тяжелой судьбы, и она навсегда. Обветренная, неухоженная кожа, и даже у худых какое-то обвисшее лицо, как будто мясу тяжело держаться на костях черепа. Иметь с американцами дело легко – они всегда всем довольны, готовы подождать, прекрасно знают русский, хорошо ориентируются в ассортименте кафе и сами подсказывают мне некоторые блюда и напитки.

Ко мне часто подходил один итальянец – юноша с пухлыми розовыми губами. Глаза его, чистые, голубые, смотрели так нежно, как будто я его любимая. Прекрасный белокожий блондин. Не знает русского, да это и не нужно, мы объясняемся взглядами. С невыразимой грацией он говорит всегда одно и то же: «Латтэ стандарт, круассан стандарт», - это значит, ему надо налить кофе-латте 0,5 л. без всяких добавок и дать обычный круассан без начинки. Пока я собираю ему заказ, он достает из сумочки бледно-розовую помаду и подкрашивает губы. Такие губы, наверное, были у самой Венеры, а может, и у нее не было таких. Юноша берет кофе, улыбается, говорит: «Спа-си-бо», но не сразу уходит, а еще немного смотрит мне в глаза, как будто хочет остановить это прекрасное мгновенье.

Французы были с иголочки. Ни тени небрежности: галстук, костюм, шляпа, пальто. Аккуратно подстриженная бородка или усы. Впрочем, мне встречались лишь пожилые, возможно, это их черта. Любезны, милы, делают комплименты. Улыбаются, но не как американцы, а как будто любуются тобой, собой, едой, обстановкой в кафе, да и всем миром.

Если у меня и были трудности в этом кафе, то не с иностранцами. Только не с ними. И не было ни малейшей проблемы в том, что я не знаю английского. Они, казалось, сами рады этому, и готовы стоять, объясняться жестами и взглядами. С ними действительно можно общаться «как-нибудь», они такие милашки!


Денежный вопрос
julija_welboy
Кто может ответить из москвичей, занятых в строительстве, сколько можно заработать на сносе хрущевок в Москве? Не рядовому рабочему, а тому, кто берет подряд, заключает договор с мэрией, или кто там этот праздник оплачивает. Сколько стоит снос одного дома + сколько стоит продажа этого дома в качестве строительного мусора путем самовывоза? И сколько всего снесено домов в Москве за это время? Можно подсчитать примерную прибыль?

Заробитчане
julija_welboy
Хочу рассказать о попутчиках, с которыми мне довелось ехать в маршрутке Днепр-Питер. Ближе к Белгороду подсел мужчина, он без обиняков заявил: «Мы с Собянином Москву крушили». Выяснилось, что работает он на машине (не знаю, как ее назвать), которая ломает старые дома. Тогда как раз год миновал с тех пор, как начали сносить в Москве хрущевки.

Сокрушив дом, он продает его. Все вот эти порушенные камешки, вплоть до отбитой штукатурки, приезжают и раскупают какие-то организации. Зачем оно им надо, я так и не поняла, только это очень прибыльно. Ты получаешь деньги от муниципалитета за разгром домов, а потом еще все эти дома идут тебе в карман. Получается двойная прибыль. Конечно, он там не один зарабатывает, у него бригада.

[Spoiler (click to open)]
Показывал новый комбайн, который он выписал из Голландии, и на котором будет вскоре работать. Эта машина за несколько минут превращает дом в гору щебня. Производительность растет, заработки, соответственно, тоже. «Мне сам Собянин руку жал», - повторил несколько раз. С его слов, стоит этот агрегат миллион триста евро. А главное – он покупает его за свои деньги, это будет его личный инструмент. На нем он собирается поднять суммы с не меньшим количеством нулей.

Как бы там ни было, зарабатывает прилично. Иначе не ездил бы, не покидал бы ридну Неньку на одиннадцать месяцев в году. Показывал дом (на телефоне), который он выстроил в своем селе, но в котором никто не живет. Апофеоз того, что могут сделать деньги при полном отсутствии понятия о прекрасном. Нет, не прекрасном даже, а об элементарном удобстве. Дядя сносит хрущевки, а решил себе выстроить одну из них. Четырехэтажная, она возвышается унылым чудовищем среди сельских хаток.

После своей презентации, которая, кстати, была не затянутой и интересной (дядя хороший рассказчик), он сказал: «Да, работать в России можно, но жить там… Простой народ живет так плохо, что у нас последняя бабка в селе – лучше. У нашей бабки в каждой хатке есть газ, а русские до сих пор в деревнях печи дровами топят».

Я так подивилась. Я, вроде, не последняя бабка и не в последнем селе, но в плане бытовых удобств мне хотелось бы дотянуться хотя бы до отопления. Начались прения в маршрутке. Мне было объявлено, что такого не может быть, что я все вру и наговариваю на Украину, что не может у нас в стране город стоять зимой без тепла. "Несколько городов" – поправила я. Тут они проделали некий логический финт, и вышло, что наши горожане сами виноваты. Надо не сидеть на попе ровно, а устанавливать себе дорогостоящие личные отопительные системы, а нет денег, так ехать в деревни и печки топить. А то ишь, жаловаться привыкли.

И снова рефреном: как в России плохо, ой как плохо… То ли дело у нас. Так душевно все, так спокойно (вспоминаю обстрелы Донецка), сердцу мило. Люди у нас добрые, помогают друг другу. Дядя при этом рассказал случай. Когда он задумал строить персональную хрущевку, привез фуру пенопластовых шариков, чтобы под фундамент заложить, так теплей. А погоду не рассчитал. Стали пенопласт выгружать да в ямы засыпать, а тут поднялся ветер, шарики возьми и разлетись по всему селу. В ямах пусто, а в огородах у соседей – белый снег. И не только в огородах, но и на крышах, в курятниках, в домах и летних кухнях, в реке – везде пенопластовая крупа, как для съемок кинофильма. И никто из соседей ничего ему не высказал. Так, немножко разве, пожурили. Он потом другую фуру пригнал, по уму уже сделал, дождался безветрия. Говорит, всю сознательную жизнь в строительстве работает… Как пришел с армии, так в Москву, и там не покладая рук.

Русские бы на такое возмутились! Жаловаться бы пошли, управу искать. А то и деньги бы отсудили за загрязнение почвы. Злые они, копейку любят, никому ничего не простят, никому ничего не дадут. И на карьере помешаны. Вот такую характеристику мне выдали в доказательство «плохости» русских. А еще что-то про цены, как в России все дорого.

И опять все в маршрутке: ой как плохо в России, ой как плохо… Я напомню, все они ехали туда по своей доброй воле, никто их волоком не тащил и на аркане не вел. На границе мы стояли пять часов, пропускной пункт не справлялся с потоком желающих въехать. Впереди и сзади нас вереница машин, сколько взгляда хватает. Какие-то странные люди мои соотечественники, бросают то, что хорошо, и едут туда, где плохо.