Category: работа

Category was added automatically. Read all entries about "работа".

Инженеровы штаны



- Приезжайте завтра, - говорит одна женщина мужчине. - Что вам мешает?
- Завтра я работаю.
- Тогда сегодня.
- Сегодня у меня единственный выходной.
- Вот и приезжайте.
- Да я это… брюки постирал.
- Тоже единственные?
- Да.
- Кем же вы работаете?
- Инженером.

[Spoiler (click to open)]
Это из реальных разговоров в колл-центре с клиентами. Операторы приглашают их посетить клинику.

А была еще одна оператор-матерщинница. Руководитель отчитывает ее на планерке:

- Наталья, вы прекратили, наконец, материться на клиентов?
- Прекратила.
- А зря… Когда матерились, у вас были приходы.
- Так вы же меня оштрафовали!
- А зря…

Оператор-москвичка:

- Не сомневайтесь, у нас клиника высочайшего уровня, новейшее оборудование, врачи высшей категории.
- У вас провинциальный акцент.
- Штаа? Лимитчик страный!

Если тебя уволили незаконно



Бывают в жизни чудесные совпадения. После всей этой истории я лежала и думала, что теперь делать? Понятно, что судиться за недоданную мелочь будет неадекватно, и моя начальница это понимает, потому и смотрит наглыми глазами. Но хочется как-то ответить. По большому счету, не в деньгах дело. А в том барском, хамском, надменном и чванливом отношении к сотруднику (в моем лице), в уверенности, что всё стерпит за копеечку и закроет рот; в тонком унижении, когда тебя заставляют собирать со стола брошенную мелочь, ждать под дверью, радоваться подачке. Когда плюют в лицо, трудно вести себя, как ни в чем не бывало.

[Spoiler (click to open)]
Или забыть про них? В этот момент звонит телефон, не мой – мужа. Я не отвечаю на незнакомые номера, а он всегда, ему могут клиенты звонить. Прослушав несколько секунд, муж сообщает с улыбкой: «Твои коллеги», - и собирается бросить трубку. «Дай-дай-дай»! - говорю я. Перенимаю у него телефон и слышу, как говорит робот, приглашает в какую-то стоматологическую клинику. Я дожидаюсь конца тирады и выражаю согласие на беседу с оператором. Берет трубку Гуля! Та, которая по телефону называет себя Юля. Очень хорошо узнаю ее голос и наш скрипт, который я еще недавно сама произносила. Слушаю его немного, отвечаю на вопросы. Прикольно было бы после увольнения оказаться в списках свежих клиентов, пусть там братишки с сестренками глаза округлят. Но я не стала продолжать разговор.

Надо же было им ко мне попасть? У меня бывают в жизни совпадения, но не настолько точные. Значит, история между нами не закончена, она пульсирует и требует продолжения.

А вообще, на что рассчитывала моя начальница, когда разговаривала со мной, как хозяйка медной горы? На то, что человек не знаком с интернетом, не знает как тыцнуть в экран и написать заявление в Роструд? Какая наивность в наши дни. Сейчас все инстанции можно посетить с дивана, никуда ходить не надо.

Я открыла сайт Роструда, там было две опции на выбор:

1. Получить консультацию по решению своей проблемы

или

2. Произвести проверку организации по факту нарушения ТК.

Я подумала: зачем мне их консультация? Опять начнут: пойди туда, не знаю, куда… Воевать за две-три тысячи? Обойдусь без этих денег. И выбрала второе – пусть их проверяют.

Там всё просто. Сообщаешь реквизиты компании, фамилию руководителя, ИНН, ОГРН и прочее, а потом в свободной форме излагаешь:

«Я поступила работать в данную организацию с испытательным сроком 2 месяца по трудовому договору. По договору должность моя называется менеджер, но по сути это оператор колл-центра. После 3-х отработанных недель начальница вызвала меня к себе и сказала, что я у них больше не работаю. Никаких проступков, опозданий, прогулов, невыполнения плана, по ее словам, за мной не числится. Письменно мне никаких порицаний не предъявляли, как и устно. Просто "Вы нам не подходите" (цитата). Приказ о моем увольнении мне предъявлен не был. Причина увольнения не ясна.

Начальница пригласила меня на следующий день забрать свою зарплату. Мне дали какие-то деньги, рассыпанные на столе, мелочь и несколько купюр. Я пересчитала их, там было уплачено только за первых две недели. За третью неделю недоплачено за 2 дня, и не хватало поощрительных выплат по клиентам, как было оговорено в трудовом договоре. Я сказала начальнице: "Вы мне не доплатили", на что она ответила в том смысле, что хватит с тебя. Радуйся, что вообще деньги дают. Я попросила выдать мне расчетный лист, она сказала, что листа я не получу.

Трудовой договор в письменной форме со мной не расторгнут, приказа о моем увольнении нет. Расчетного листа тоже нет. При этом в помещение, где мы работали, меня не допускают, впустили только на пять минут, чтобы я забрала деньги. Могу ли я считать себя уволенной и что мне делать?

Всего там работает порядка 30-ти человек в две смены. Из разговоров с другими сотрудниками я узнала, что почти все они работают без договора. У многих из них из оклада высчитывают штрафы, но женщины боятся потерять свою работу, поэтому молчат».

Еще попробуй, забери свою зарплату



Дело в том, что меня не просто уволили, а не доплатили. Пришла я за деньгами, и, как водится: «Подождите в коридоре». Хотя я была на месте в точно назначенное время и уже прождала 20 минут. Что это, как ни восточное чванство? Надо же потомить хоть с полчасика человека, который стоит за своей зарплатой, чтобы у него просительное чувство проснулось.

Все, что от меня требовалось, я сдала начальнице накануне: клиентскую базу на листочках и отпечатанные скрипты, по которым мы разговаривали. Было даже немного грустно. Я только-только собралась купить цветные фломастеры, чтобы красным отмечать горячих клиентов и черным – холодных. А с некоторыми клиентами так даже жаль было расставаться – чисто по-человечески. C одним мужчиной разговаривали, и долго. Он юрист, про работу свою рассказывал, я ему – про свою. Договорились созвониться через неделю, ему нужны импланты, подыскивает клинику. Сказал: «Я буду вас ждать»! А я ему уже не позвоню.

Так вот, я приехала в назначенный срок за деньгами. Меня протомили, сколько положено, и допустили в кабинет. Дают мне какие-то бумажки подписывать с цифрами моей зарплаты, смотрю – а там не всё.

- За сколько дней вы мне посчитали? – спрашиваю.

Оказывается, на два дня меньше.

- Почему так?
- Вас не было.
- Как не было, если я была?

Начальница подсовывает мне какие-то листочки, где я якобы забыла расписаться. Может, и забыла, я уже не помню. Но они же знают, что я была на работе. Раз у меня не было прогула, больничного, и я никуда не отпрашивалась в группе воцап, значит, я работала. В противном случае мне влепили бы прогул и штраф. В конце концов по видеокамере можно посмотреть, что я находилась в эти дни в офисе. Говорю:

- Ну вы же знаете, что я была. Давайте, сейчас распишусь.
- Ага, сейчас!
- А за клиентов где бонусы?
- А сколько у вас было клиентов?
- Я не посмотрела.
- Так кто вам виноват?

Вот и весь расчет.

Хоть копейку, но украдут. Не могут без воровства. Что это, патологическая жадность? Попросила бы, я бы сама ей эти деньги подала на бедность, но зачем же так? В глаза мне смотреть и обкрадывать.

- Хорошо, а где мой расчетный лист?
- Вы что, недовольны, что вам деньги дают?
- Довольна. Но хотелось бы понимать, что это за деньги, и откуда они взялись.
- Вам какая разница?
- Так вы мне не доплатили.
- Расчетного листа у нас нет.
- Как так?
- Мы не выдаем.
- Это плохо.
- Не надо меня запугивать! Идите, говорите кому угодно!

Как смело себя ведет. Наверное, им действительно море по колено, ничего не боятся.

Как я поняла, зарплата у меня была даже не серая, а черная. Причем, не могу сказать, что дали мне ее в конверте – деньги были рассыпаны по столу. Несколько купюр и мелочь по 10, 5 и 2 рубля, всего - около ста. Я собираю эти копейки с ее стола, а она сидит и смотрит.

За что меня уволили



Сижу на работе, никого не трогаю. Вызывает меня начальница и говорит:

- Мы с вами прощаемся.

К чему эти лицемерные прощания? Почему не сказать прямо: «Я вас увольняю»? Спрашиваю, за что, она не находит слов.

- Я не выполняю план?
- Выполняете.
- А почему тогда?
- Вы нам не подходите.

Нет, я-то понимаю, в чем причина, но я хотела, чтобы она озвучила. Накануне у меня с ее братишкой вышла размолвка по рабочему вопросу, и они, посовещавшись с сестренкой, решили от меня избавиться. Я считаю, что осевшая у нас в руководстве диаспора уволила меня по национальному признаку. Я хоть и похожа на азиатку, но они отлично чувствуют, кто истинный азиат, а кто лишь по внешности.

Я единственная там с этим братишкой говорить осмелилась, остальные сидят и головы не поднимают. Мне кажется, наших женщин здесь просто затуркали. Заставляют нести по телефону ахинею, которая отключает мозг. Кстати, говорила я с Акбаром очень вежливо, но сам факт разговора стал поводом к увольнению. Оно и понятно, я подорвала авторитет начальника перед подчиненными, как он теперь будет перстнями поигрывать и босса изображать?

А вообще, моё увольнение законно? Разве есть в ТК РФ формулировка «Вы нам не подходите»? Вот так просто объявить это человеку и считать его уволенным? Насколько я знаю, они должны предупредить меня письменно за три дня с указанием причины. Причем, причина не может быть произвольной, а только из перечня ТК. Я была на двухмесячном испытательном сроке по трудовому договору.

Одна пожилая сотрудница сказала мне после:

- Юля, молчи. Ты видишь, какие они? Не понравишься – к новому году уволят, нынче времена такие…
- Какие?
- Демократия – слова сказать нельзя. Вот при Советском Союзе была демократия. Что угодно начальнику в лицо говори, и останешься на рабочем месте. А сейчас попробуй рот открой.

Трудовой договор



Да, я подписала с этой компанией трудовой договор, но меня уже начинают брать сомнения. Во-первых, меня смутил список штрафов, который висит в офисе на стене, и про который нам ничего не говорили. Просто поставили перед фактом, что штрафы существуют, когда договор уже был подписан. Там от 200 до 1000 рублей. Как говорят, налагают их не часто, но все же. Это правомерно вообще? В трудовом договоре есть пункт о штрафных санкциях, на который я сразу не обратила внимания.

Следующее: зарплату платят наличными – это прописано в договоре. Разве сейчас можно так, чтобы наличкой платили? А расчетный лист? Про него ничего не сказано.

Отпуск положен, но за свой счет. Про больничный - тоже ничего. Но вижу, как в группу воцап пишут просто: я заболела, сегодня не ждите. И всё. Получается, больничных листов не предоставляют и не оплачивают?

По сути этот трудовой договор ни от чего меня не защищает.

Должен ли существовать приказ о приеме меня на работу? А об увольнении?

Был еще такой момент. В объявлении этой компании на НН значилось, что по истечении испытательного срока сотрудника могут принять в компанию работать по ТК. Я уточнила тогда у нашей начальницы: «По трудовой книжке?» – «По ТК», - ответила она. Что под этим подразумевать? Ведь ТК предусматривает разные формы сотрудничества, вплоть до самозанятости.

Большинство женщин работает здесь без договора, им не выгодно показывать свои доходы. Договор заключила только я и еще две девушки-студентки. Одна из них учится на юриста, а вторая просто никому не верит.

Братишка



Акбар работает здесь потому, что чей-то братишка. Вокруг шеи золотая приплюснутая цепь, на пальцах перстни. Он начальник. Он кладет руки на стол и поигрывает кистями, чтобы камни, зеленый и черный, ярче переливались под лампой дневного освещения. Шея его не знает воротничка рубашки, она достаточно обнажена, чтобы окружающие могли видеть, что покрывает ее чистое золото.

Лицо Акбара упаковано в черную глухую бороду. Она идет от виска до виска, а на лбу, очень близко к бровям переходит в чубчик. Акбар сидит за столом, развалясь, как двоечник на задней парте; стоит осанисто, выпятив живот. Его должность называется – тренер по общению с клиентами.

Конечно, сам он никогда не общался с клиентами, потому что с таким акцентом ему просто никто не даст в руки телефон. И никто из нормальных клиентов не будет с ним разговаривать. Всё-таки ломаная гастарбайтерская речь у нас еще не вызывает такого доверия и приятия, как чистый русский язык. Но диаспора протягивает своих куда угодно, и я не удивлюсь, если завтра такие Акбары будут преподавать в школах Пушкина и Лермонтова.

Но что я всё о нём да о нём? Расскажу о себе. В прошлом месяце за 10 рабочих дней я показала хороший результат для новичка, привела 7 клиентов. Для сравнения: другие новенькие привели от 2-х до 4-х. И вот Акбар, как мой тренер по общению, решил прослушать мои разговоры и дать мне свои ценные рекомендации.

Оказывается, всё, что я говорю, неправильно. Я не проговариваю всю ту ахинею, которую нам раздали на листочках А4, и которую человеческое ухо воспринимать не способно. Страница убойного зубодробительного текста, она умертвит любого, кто прослушает ее хотя бы на четверть.

- Вы считаете, человек будет всё это слушать? – спросила я у него.
- Не решайте за клиента. Если клиент не захочет слушать, он вас остановит.

Я попыталась объяснять ему ту простую истину, что когда клиент тебя остановит, ты можешь с ним попрощаться. Если человек прерывает тебя, ты ему больше не интересен. Ни ты, ни твой продукт уже не вызываете в нем отклика, он больше не хочет об этом ничего знать. Доводить до такого – значит загубить на корню лид. Говорить надо так, чтобы тебя не то что не останавливали, а побуждали рассказывать еще и еще. Нужно создавать небольшой дефицит информации, а не заваливать человека словами, как мусором. За дефицитом выстраиваются в очередь.

Я объяснила это Акбару, как могла. Но у него на лбу написано «я начальник», а в глазах стоит дважды два. Тут надо разговаривать на языке жестов. Что поймет про общение человек, который строит фразы в стиле мама мыла раму?

Мы вели диалог на расстоянии, Акбар сидел за своим столом, я – за своим. Все сотрудники могли слышать наши реплики. В конце я сказала ему одну фразу, состоящую из одного слова: «Хорошо». Весь колл-центр замер и молчал целую минуту. Даже телефоны стихли, которые обычно разрываются.

Он открыл тик-ток и начал смотреть приколы. Звук сделал погромче. Нам велел выполнять план. Сегодня у нас есть пластиковые стаканчики, но нет воды. Два мужика в офисе, никто не может двадцатилитровый бутыль в кулер закинуть – ходим набирать воду в туалет. И не скажешь им, они начальники. На столе Акбара стоит грязная чашка из-под кофе, валяется пластиковый стаканчик с засохшим соком на дне, вафли, ситро и сосательные конфеты.

Преступление и наказание



На работе нам раздали интересный документ, что-то вроде должностной инструкции. Там описано, какими мы должны быть, и что нам грозит, если мы такими не будем. Среди всего прочего: «Оператор колл-центра должен следить за собой, быть ухоженным; носить прическу, маникюр и приятный парфюм». Для кого парфюм должен быть приятен? Мне, например, нравятся тяжелые сладкие запахи.

Есть там графа, которая называется «Преступление и наказание» (кто сочинял этот документ?), в ней объясняется, чем отличается ошибка от нарушения, нарушение от проступка, проступок от преступления. К преступлению относятся такие деяния как: физическое насилие к сотрудникам компании и невыполнение плана. Употребление пищи во время работы – всего лишь проступок (все едят непрерывно с утра до вечера).

Если мы не будем выполнять своих обязанностей добросовестно, то:

Компания потеряет деньги – возникнет кассовый разрыв;
возникнет кассовый разрыв – наступит оптимизация расходов (задержки по зарплате);
задержки по зарплате – сотрудники будут работать хуже и увольняться;
сотрудники увольняются – компания перестает существовать и подает на банкротство;
банкротство – конец бизнеса и долги по выплатам.

Вот такую печальную картину будущего нам нарисовали наши менеджеры. Теперь еще о банкротстве компании думай.

Стесняются своих имен?



Со мной рядом сидит Гуля, женщина восточных кровей (Гульнара?). Она всем представляется как Юля. Есть еще Лиана, которая зовет себя Леной, и Ленар - Лёня. Баркамол у нас – Борис, а Райхон – Роза. Они что, своих имён стесняются? Хотят ославяниться, или в чем причина?

Иногда я думаю, для равновесия не назвать ли мне себя Юлдуз.

Мы все заносим данные клиентов в две программы – в корпоративную CRM и Битрикс. В Битриксе полный хаос – нам его настроить не могут, а с СRМ беда – работает некорректно. Поэтому пишем еще и на бумажках. Всё в лучших бюрократических традициях, когда компьютер не помогает рабочему процессу, а отбирает время. Я с одним человеком разговариваю минуту, а оформляю его минут пятнадцать. В чем смысл такого колл-центра?

Вызвали программиста. Пришел парень молодой, как водится: волосики длинненькие, жиденькие; бородка. Взгляд не отсюда. Запах немытого тела, который сначала долетал до нас едва-едва, через пару часов его пребывания превратился в зловоние и заполнил собой весь офис. Открыли окно – благо, погода еще позволяет. Это сейчас так модно? Какое-то новое течение? Или крайняя степень социопатии? Программист ушел – программы остались, как были. Но никто из нас больше на них не жалуется.

Телефоны ходят по рукам, берешь всё время разные. Никто их здесь не обрабатывает дезинфектором, насколько я вижу, да и самого дезинфектора нет. Зато наши начальники повторяют каждый день: «Девочки, носите маски! Не надо нам тут болеть»!

Второе поколение



У меня на работе четыре начальника, и у всех имена: Ленар, Алтын, Баркамол, Шолпан. Язык у них русский, чистый. Думаю, это дети мигрантов, которые приехали когда-то в Россию и укоренились. Второе и третье поколение, которое уже не роет землю и не моет полы, а перешли работать в офисы и даже осели в руководстве нижнего звена.

Я не хочу связывать их руководство с той ситуацией, которая сложилась, просто опишу ее одним словом: бардак.

Прихожу на работу, а меня спрашивают:

- Вы в первую смену работаете?
- Я всегда в первую.
- Хорошо.. пересядьте пока вон туда.

Беру свои вещи, пересаживаюсь. Оказывается, людей пришло больше, чем они ожидали. Два менеджера смены, никто из них не знает, кто из сотрудников у кого работает.

Села. Спрашиваю:

- А где мой телефон?
- Поищите на столах. Может, у кого-то два.

Поискала. Ни у кого лишнего нет. Еще двоим таким же, как я, не хватает.

- Ну посидите пока так, - говорит мой начальник, - потом я что-нибудь придумаю.

«Посидите так» - это значит, я ничего сегодня не заработаю. То есть я буду на входящих звонках, которые поступают примерно раз в 15 минут, и больше половины из которых - мусорные. Не передать, как это меня мотивирует.

Просидела полтора часа. И он придумал вот что: пусть Гуля, которая сидит рядом, дает мне иногда со своего телефона позвонить. Когда она не занята поеданием пирожков и булочек и свободна от питья кофе, я звоню по исходящим.

Исходящих у нас тоже не сказать, чтобы много – это наши клиенты, которые уже были у нас, и, если с того времени прошло более полугода, их можно снова пригласить. Списки их лежат у начальника в папочке, он выдает их осторожно, вытягивая по одному листочку. По сути: звонить нам особо некуда.

Играет музыка. Женщины, работающие здесь, постоянно что-то едят: сидят – едят, стоят – едят, ходят – едят. Мне кажется, это от безделья. За то время, пока Гуля пила и ела, я успела записать с ее телефона четверых.

Начальника Ленара сменила начальница Шолпан. У Шолпан всё богатство женской природы ушло в грудь: когда подходишь к ней, сначала замечаешь великолепный бюст и лишь потом - саму ее. Шолпан ко мне не так благосклонна, как Ленар, и, когда я прошу, чтобы выдали телефон, она отвечает: «Вы сколько человек записали? Четверых? А у нас есть те, кто ни одного! Люди уйдут с нулями»! Это говорится с упреком (мне), и этим объясняется, почему телефон я не получу.

Смотрит на меня неодобрительно. Телефон ей дай.. а что еще? Другим тоже надо, ты здесь не одна. Все деньги хочешь загрести? – читаю я в ее глазах.

Ну вообще-то, да. Я наивно полагала, что живу в мире капитализма, где каждый зарабатывает, сколько сможет, и здоровая конкуренция на рынке труда решает, кто будет работать. А оказалось, нет. Оказалось, здесь, в отдельно взятом колл-центре, мы живем при коммунизме или, по крайней мере, в эпоху развитого социализма. Или это благотворительное общество, которое платит деньги просто за то, что ты выходишь на работу?

Вижу, что я здесь, как бельмо в глазу. Все женщины со вкусом пьют чай, едят плюшки и переговариваются с соседками, одна я сижу молча, глядя в центр зала, и не скрываю, что мне нечего делать. Нет бы, видимость работы создать.

Но вот взрывается голос менеджера смены: «Мы не выполняем план! Девочки, подтянитесь»! Громко перечисляют фамилии отстающих, торопят их. Причем, как я понимаю, эти «девочки» работают здесь годами. Хоть бессмысленно, зато постоянно.

Я готова отказаться от денег



За полмесяца работы в «Центре современной медицины» мне насчитали 2 158 рублей – это сегодня озвучила начальница. Хотелось бы понять, что это за деньги? Спросила у нее, почему так мало, она молчит. Вообще, при устройстве на работу договаривались о том, что будет 15 000 ставка в месяц + 150 за клиента. Работала я 4 часа в день.

Последний неоплаченный период у меня с 1 по 15 сентября. Ладно, за клиентов я уже не считаю, но если 15 000 поделить наполовину, это же будет не 2 158? Видимо, эту сумму и хотела мне всучить Евгения Вадимовна, когда приглашала «пообщаться». Впрочем, это моя догадка, о деньгах она не упоминала.

Но соглашаться на такой расчет слишком унизительно. Чем бы она ни руководствовалась, какие бы штрафы на меня ни наложила, такой суммы в моей зарплате просто не может быть. Это плевок в лицо.

Я готова отказаться от таких денег и, по правде говоря, судиться за них смешно. Нет, если бы у меня был вагон свободного времени и лишние средства, то может быть. Так что я пожалуй отменю завтра встречу с юристом, и не буду добиваться своей зарплаты. Пусть мои две тысячи пойдут Венере Равильевне на кофточку. Или кто там у них прикарманивает черный нал?

Но, конечно, забыть такое и сделать вид, что ничего не произошло, я тоже не могу. Я готова отказаться от денег, но я не готова отказаться от своих принципов. Буду писать в Прокуратуру онлайн и добиваться проверки этой организации. Дело это для меня никакой денежной выгоды не несет, но моральное удовлетворение важнее. Тем более, если заниматься им, не вставая с дивана.

Пожалели мне 7,5 тысяч заплатить - потеряют больше. Бюрократический аппарат России поворачивается медленно, но верно, и если прикладывать маленькие, но постоянные усилия в одном и том же направлении, цель будет достигнута.

Вот, пожалуй, и всё. Больше не буду писать об этой компании и людях, которые там работают, - надоело.