Category: работа

Category was added automatically. Read all entries about "работа".

Работа в колл-центре



На самом деле колл-центр – это одна я. Я сижу в том же кабинете, где пахнет духами и играет тихая музыка, в большом удобном кресле. Стол моей начальницы позади, больше здесь никого нет. Алёна – молодая девушка и уже генеральный директор. Каждое утро Алёна приходит в сапогах и переобувается в туфли на шпильке, в них она прохаживается по коридору до туалета и обратно.

Мы замечательно проработали с ней один день – не проронили друг с другом ни слова. Я занималась своей работой, она – своей. В конце дня Алёна достала деньги, положила их мне на стол и сказала: «Ваша зарплата». Я поблагодарила.

А на следующий день офис оказался закрыт. Я стояла и ждала под дверью – уже пятнадцать минут, как начался рабочий день. Коридоры в этом бизнес-центре узкие, еле-еле разминутся два человека. На стенах висят картинки с изображением старинных зданий. Я как раз рассматривала одну из них – готическая башня с часами, а рядом мост, – когда из-за поворота возник молодой человек в синей панамке. Он сказал: «Юлия? Я Всеволод. Я сегодня буду с вами».

Мы зашли в офис. Из двух начальнических столов он выбрал тот, на котором сидел большой плюшевый мишка. Так и провел за ним полдня, не снимая панамки.

У Всеволода бицепсы и белая футболка, а джинсы сидят на его бедрах так небрежно, что кажется, вот-вот упадут. Да и сам он едва не падает с кресла, когда сидит: скатится глубоко под стол, лишь голова торчит над партой. У нас в школе такую позу принимали мальчики, которые отставали по всем предметам. Сидящий Всеволод еще как-то походит на мужчину, но когда встанет, начнет прохаживаться и заговорит, в его облике появляется что-то ломливое, как у манерной девушки, и накачанные мышцы уже не спасают положения.

[Spoiler (click to open)]
Пару часов мы провели молча: я звонила, он скучал. Потом я услышала у себя за спиной шептание, оглянулась. Всеволод почти лег на стол грудью (держать корпус прямо он никак не может) и, уставившись в экран компьютера, пришептывал, как будто спорил с кем-то. Не знаю, что он смотрел, в ушах его были наушники. Когда это наскучило, Всеволод сходил за пачкой семечек, высыпал их горкой на стол и принялся лускать. Раза два выпил кофе. Покончив с семечками, он уже не знал, чем заняться. Всеволод томился. Самая тяжелая работа – ничего не делать.

Позвонил Алёнин телефон, я взяла трубку (он брать отказался, замахав на меня руками). Какая-то девушка приехала к нам на собеседование из Волгограда. Она шла с вокзала с чемоданом и спрашивала, как лучше доехать. Поскольку я не знаю местности да и вообще не знала, как поступить, ведь директора сегодня нет, я передала трубку Всеволоду - почти насильно всучила. Наша молчаливая борьба длилась несколько секунд: я настойчиво протягивала телефон к самому его лицу, а он, отшатываясь, вращал глазами и строил на лице гримасы несчастья. Закончилось тем, что я положила трубку на его стол и отошла.

- Через пару дней позвоните, - сказал Всеволод. Говорил он так же небрежно, как и держался. – Руководитель на больничном. И что? Ничем не могу помочь. Объявление давал отдел кадров, туда все вопросы. Наш телефон? Да, иногда они публикуют наш телефон вместо своего. А смысл? Вот вы меня сейчас обматерили, а у нас стрессоустойчивость нужна, - и он нажал отбой.

После этого события Всеволод оживился. Прошелся по офису, пересел с кресла на диван. Спросил, не холодно ли мне? Не жарко? Закрыл и вновь открыл окно. Объяснил, что есть на свете люди теплолюбивые и холодолюбивые, и одни с другими плохо уживаются в помещении. Принес шоколад к чаю.

- Юлия, а кто вы по профессии? – спросил он.

Я рассказала ему о своих профессиях. Он мне о том, как мутить бизнес в Москве. Он не понимает, почему я здесь работаю. И начал учить, как искать работу на Яндексе и Хантере.

- У нас здесь приезжие дольше двух дней не задерживаются, - сказал Всеволод, - а москвичи сразу уходят. Москвичи вообще не работу ищут, а место, где деньги получать.
- А вы сами приезжий?
- Да (он назвал страну в Средней Азии).
- А я с Украины.
- Почему Москва, а не Киев?
- Не знаю. Мы как-то не рассматриваем Киев как место заработка.
- Почему? Это же ваша столица, там по определению весь бизнес, много рабочих мест.
- Наверное, да. Но туда никто не едет. Все или в Москву, или совсем заграницу.
- Но где логика? Если в Москве ты негражданка и у тебя проблемы с трудоустройством, то в Киеве бы их не было, так?
- Так. Но там нет смысла.
- Почему?

В таких разговорах мы провели остаток рабочего дня. Работа моя стоит… я никому не звоню и никого не подписываю на наши услуги. А ведь мне платят именно за это. Ну и Всеволод тоже заплатил.

- Я никого сегодня не записала, - сказала я, беря деньги.
- Вы должны понимать, что бизнес – это процесс волновой… поток клиентов не может быть однородным. Это зависит от многих факторов, для нашего бизнеса – сезонных, в первую очередь. Сегодня никого, а завтра десять.

Всеволод отпустил меня домой на пятнадцать минут раньше, но после этого мы проговорили еще сорок пять минут, так что я вышла из офиса позже на полчаса. Назавтра у меня не было десять клиентов, а снова ни одного, потому что повторилась та же история. Да, я целый день в разговорах, но не с теми и не о том. Я совершенно не приношу дохода фирме, но я ведь не святее папы римского, если мне на работе разлагают дисциплину, я охотно разлагаюсь!

Так мы провели три дня. На четвертый вышла Алёна и была очень недовольна моими результатами. Всеволод иногда еще заходит к нам, садится за свой стол с мишкой и все трое мы молчим. Изредка Алёна скажет ему что-то, он огрызнется, и снова тишина. Со мной Всеволод больше не заговаривает, я тоже делаю вид, что мы незнакомы.

1100 или 2000? (руб.)



Речь идет о зарплате в день. Не желая больше проходить такой квест, я стала искать работу с ежедневной оплатой. Отработал – получил, и не надо думать, порядочные люди твои работодатели или не очень. А если не заплатят, - по крайней мере, ты потерял всего день своего времени, а не месяц.

Конечно, вакансии по такому фильтру… прямо скажем, не вакансии мечты. Водители, грузчики, упаковщики; уборщицы, горничные, парикмахеры. От одного упоминания о горничных мне хочется бежать, а в уборщицы я всегда успею. Я нашла две компании, в одной обещали 1100 в день, в другой - 2000.

Я поехала сначала туда, где 2000.

[Spoiler (click to open)]
Сижу на стуле у стеночки в комнате, где пол затоптан сотней человеческих ног. Сам кабинет располагается в подвальном помещении без окон с искусственным светом, от чего лица девушек выглядят так, будто из них выпили всю кровь. Они напротив меня за двумя стойками, смотрят осоловело, отвечают на вопросы, как автоматы. Думаю, девушки уже не различают лиц посетителей, а самое большее - их пол.

Я заполнила анкету, и меня направили в другой кабинет – на собеседование к руководителю. Начальница выглядела более холёной, но тоже жертвой графа Дракулы. По тому, с какой четкостью девушка выговаривала фразы, я поняла, что она в тысячный раз произносит этот скрипт. Девушка здесь в деловом жакете и очках, а предыдущие были без очков и в простых свитерочках, - как будто взяли трех куколок и нарядили в имиджевую одежду, чтобы было понятно, кто есть кто. По сколько же часов вы томитесь в этом подземелье?

Что нужно делать за 2000 в день? Продавать косметику.

- Это фиксированная ставка или процент от продаж?
- Фиксированная ставка, выплачивается в конце рабочего дня.

Пол в кабинете начальницы был такой же грязный, как в приемной, где сидели эйчары. Сотня людей прошла здесь за день, не меньше. Это вы каждому платите по 2000? А сами живете в подвале и не можете нанять уборщицу.

Мы договорились, что я подъеду через день в 9-ти часам утра. Нас будут ждать менеджеры. Они соберут приехавших и повезут с собой на точку. Точки каждый день меняются, менеджеры тоже. Я вышла из подвала по крутым ступеням, еще раз оглядела кирпичную пристройку, которая лепилась к торцу обычного жилого дома, будто скворечник, и поехала на другое собеседование.

По пути мне позвонили еще из одной компании (я выставила свое резюме в сети). Не хочу ли я работать администратором в сети кальянных и ночных клубов за 100 000 в месяц? Даже не знаю… Работа суточная, по ночам.

- Вы когда-нибудь администрировали ночной клуб?
- Нет, только фитнес-клуб и учебный центр.
– Ничего, научитесь. Стажировка платная, 1000 в день, график сутки через двое, каждую смену на руки процент от дохода заведения, и в конце месяца з\п 50 000. Все вместе составляет около 100 000.

Я пообещала подъехать на собеседование.

А что предлагают за 1100?

Здесь был бизнес-центр. Старинные постройки из кирпича, метровые стены. Я зашла в просторную светёлку об одном оконце, - наверное, раньше так строили, чтобы экономить тепло. Отопление этому зданию действительно не нужно. Девушка, которая меня встретила, сидела при открытой форточке в маечке на голое тело. Видно было, что она здесь хозяйка: говорит без напряга, с ленцой, фоном звучит легкая музыка. В помещении очень чисто и пахнет духами.

Ей нужен оператор в колл-центр, можно без опыта. Сложного ничего нет: тебе дают три строчки, ты их проговариваешь в телефон, и всё. Звонить надо будет в организации, не частным лицам, базу предоставляют. 7-часовый рабочий день с перерывом на обед.

Я сейчас там работаю. Туда, где 2000, я не пошла. А те, которые 100 000 предлагали, звонили еще два раза - я переносила собеседование. А на третий раз отказалась - ну виданное ли дело? люди бегают за мной по всей Москве, не знают, как 100 000 вручить.

Как получить свою зарплату

Никогда еще я не получала свою зарплату в такой торжественной обстановке. Передо мной стол, стул и белый лист бумаги, на котором я должна написать чистосердечное признание. За это мне дадут деньги.

Зал для мероприятий на сорок слушателей, яркий свет. За мной следит четыре человека: директор, администратор, Федя (не знаю, кто он), и как высший надзорно-контролирующий орган – один из соучредителей. Вызвали специально по такому случаю.

Учредителей всего трое, этот самый красивый из них и отвечает за представительство: читает лекции, выступает на конференциях, даже по телевизору давал интервью. Иконописное лицо, взвешенные речи, и от всей его фигуры веет безупречностью. Когда директор стала обкладывать меня матом, он ее остановил.

Нет, материться она не сразу начала. [Spoiler (click to open)] Я зашала в офис, думая, что сейчас подпишу какую-то бумажку, получу деньги и уберусь восвояси. Но не тут-то было. Сначала меня выставили в коридор, а затем пригласили на это торжество. Учредитель сел сзади, за моей спиной, администратор стала впереди, директор зашла сбоку, а Федя перемещался по периметру. Окружили, как дикого зверя.

Что за расписка, которую я должна подписать? По наивности я считала, что-то вроде: я, такая-то, приняла энную сумму денег от такой-то в качестве зарплаты за энный период. Ну логично же? А вот и нет.

Мне дали текст-образец, который я должна была переписать от своего имени. По нему выходило, что я никогда – никогда! – не работала на фирме N. Я была принята на обучение, но на должность администратора меня не взяли по причине моего прогула. И что «никаких претензий никакого характера не имею». О деньгах ни слова.

В этой компании мне открываются все новые и новые грани человеческой изворотливости.

Я спросила:

- Это вы мне за обучение по 2000 платили?
- Да.

Я сказала, что писать эту ложь не буду. Я здесь работала и пришла за зарплатой. Факт трудовых отношений могу доказать в Роструде, доказательства у меня есть. Согласна написать расписку с другой формулировкой, которая отражает настоящее положение дел. Вот тут она и начала материться. Как эта хабалка попала на руководящую должность? Женщина совершенно не способна держать себя в руках.

Дальше начался базар… Я им про фому, они мне про ерему, я им про ерему, они мне про фому.

- Какая тебе разница, что подписывать? – спросила Татьяна. Я отдам тебе деньги! Вот они! – и она разложила купюры веером на соседнем столе. Красиво разложила, как открытки на ярмарке.
– Ну я же не знаю, как вы потом этой распиской можете воспользоваться.
Вдруг окажется, что я зашла в офис и украла эти деньги (этого уже озвучивать не стала). Тут она взвилась: зачем ей пользоваться моей распиской, у нее одна цель – откреститься от всего этого и забыть меня, как страшный сон.

Ну что, я решила брать деньги. Учредитель спросил участливо: "Что же все-таки произошло"? Какая незамутненность! Он принуждает меня подписать вранье и одновременно хочет знать правду. Пытался задавать еще какие-то вопросы… Только зачем мне их вопросы? У них есть сотрудники, которые РАБОТАЮТ на фирме, вот пусть их и опрашивает. А я здесь человек посторонний.

Сказала, что даю эту расписку под давлением и все, что в ней содержится, является ложью.

Пришла домой злая. Хотела писать о действующих лицах этого притона открыто. Но муж сказал, не надо, а то приедут от них и голову тебе отобьют. Я в это не особо верю, но ради его спокойствия согласилась. Да и мне показалось, они как-то встревожены. А что? Это люди с деньгами, многое могут.

Сегодня

Я доставала коробку с чаем и нечаянно просыпала соль. Чай я принесла свой, зеленый рассыпчатый, только его и пью. Виктория, вечно недовольная, стала придираться, почему я так много пью, якобы из-за чая у меня работа стоит. Я сказала: «Представьте, я еще в туалет хожу. Какая потеря рабочего времени.» – «Не пререкайтесь со мной»!

В офисе жарко. Кондиционер мы стараемся не включать, потому что под ним сидит вторая сотрудница (всего нас в кабинете четверо, из них двое – начальники). Окна выходят на южную сторону, оттуда жарит солнце. Жалюзи не помогают, открытые окна и дверь тоже. Тем более, когда Виктор говорит по телефону, он всё закрывает, ему мешает уличный шум и звуки из коридора. Сиди в этой душегубке и не смей чаю выпить свыше положенной нормы.

Зазвонил стационарный телефон. Я как администратор беру трубку, кто-то хочет отправить нам коммерческое предложение, спрашивает отчество руководителя. Я оборачиваюсь к сотруднице позади меня: «Ты не подскажешь отчество Виктора»? Едва лишь она открывает рот, Виктория шипит: «Не говори ей! Пусть сама думает».

[Spoiler (click to open)]Я немного шокирована, смотрю на Виктора. Он сидит в противоположном углу кабинета и, наверное, ничего не слышит – во всяком случае, не отрывает глаз от экрана ноутбука. «Виктор, - все же решаюсь отвлечь его, - скажите, пожалуйста, ваше отчество.» – «Я занят сейчас», - отвечает он, не глядя на меня. Ну что ж, так и запишем.

На самом деле мне хочется плакать. Я знал, что будет плохо, но не знал, что так скоро (с). Кладу трубку телефона без всякого объяснения. Довольная собой, Виктория подсаживается к моему столу, на тот самый стульчик, с которого она недавно приносила извинения, и говорит: «Сейчас я буду давать вам некоторые задания, а вы должны будете их выполнять, - она смотрит в блокнотик, – Задание первое: за сорок минут обзвонить максимальное количество кандидатов на заявленную вакансию и записать не менее пяти на собеседование. Время пошло».

Звоню. Записываю пять кандидатов. Вообще-то, ума для этого особого не надо – надо уметь красиво врать. Тем более, что люди, которые ищут работу, зачастую в отчаянии и готовы поверить в любую чушь. Хочешь моментальное трудоустройство сразу после анкетирования? – ок. Хочешь зарплату от 70 000? – ок. Хочешь, чтобы работодатель оплачивал проезд на метро, мобильную связь, питание? – ок. Просто не мешай людям мечтать.

«Ваше время истекло», - произносит зловеще Виктория, вновь подсаживаясь на стульчик. Чувствую себя в какой-то страшной сказке. Подвигаю к ней листочек с телефонными номерами кандидатов, которые согласились приехать. Она мельком взглядывает в него и снова достает блокнот: «Следующее задание. Вы должны полить все цветы в офисе за 10 минут.» – «Хорошо. Где у вас лейка»? – «Вы должны ее сами найти».

Оглядываю подоконник – там, среди горшков с цветами, нахожу мутное пластиковое ведерко из-под майонеза. Беру его, иду за водой в туалет. По пути прихватываю грязную банку, которая стоит на полочке между папок с бумагами. Принесла воды, полила цветы.

Почему она смотрит, как неживая? Ну разозлилась бы, сматерилась, как тогда, все-таки какие-то чувства. Наверное, грубить второй раз не хочет, а как по-другому выразить эмоции, не знает, нет культуры проявления негативных переживаний. А жутковато сидеть напротив женщины с глазами трупа.

- Следующее задание… - откуда-то из складок туловища вновь извлекается блокнотик инквизитора.

Но я прерываю ее.

- Сейчас 12 часов. Я хотела бы получить расчет и уйти.

Виктория ожила. Она немного удивлена и много обрадована. Считает на калькуляторе отработанные мной часы, отлистывает купюры; я собираю вещички и ухожу. Не люблю мучить собой.

Ищу работу

Меня уволили, и я не могу найти работу. Уволили меня под формулировкой «коллектив тебя не принял». Теперь я ищу работу удаленную, чтобы не зависеть от приятия коллектива. Строго говоря, у меня нет времени играться в принял-не принял, мне надо оплачивать квартиру и покупать продукты. Я готова отвечать за качество своей работы, а не за то, какое впечатление произвожу на коллег.

В идеале хотелось бы что-то писать. Объявлений по теме Копирайт много, но трудность в том, что опыт моей работы нерелевантен желаемой должности, поэтому резюме мое редко рассматривают. Почти весь мой трудовой стаж – это администрирование (административно-хозяйственная деятельность, не путать с сисадмином), а в деле написания текстов это ни о чем. К тому же у меня был долгий перерыв в официальной трудовой деятельности (пробел в трудовой книжке), а на это смотрят косо. Последнее моё место работы – горничная и кассир.

Вопрос осложняется тем, что РВП у меня пока нет, а без него даже лояльные работодатели разговаривать не хотят.

Один работодатель согласился рассмотреть мою кандидатуру на должность копирайтера, там нужно было писать статьи по астрологии и снам (эти темы я выбрала сама, я в них разбираюсь). [Spoiler (click to open)]Мне прислали длинную-длинную портянку о том, как именно должны быть составлены эти статьи (речь о текстах длиной 1000 – 3000 символов). Читая ее, после третьего абзаца я потеряла нить. Кто писал эту инструкцию? Ведь достаточно было привести в пример кусок текста, чтобы я могла скопировать стиль и писать точно так, как они требуют. После прочтения этой инструкции мне предложили пройти экзамен, на предмет того, всё ли я там поняла.


О боже! Если после вашего текста нужно проходить экзамен на предмет его понимания, выкиньте этот текст к чертям! И увольте сотрудника, который его написал. И руководителя, который принял его в работу. Я сказала, что пройду экзамен позже. Тогда они прислали мне вторую портянку – объяснение, как работать с их CMS. По ней тоже нужно было пройти экзамен. И только после этих двух экзаменов (успешной их сдачи) мне позволят выполнить тестовое задание.

Тут я подостыла к работодателю и перестала реагировать на его сообщения. Когда он присылает следующее условие: тексты мои (гипотетические) должны быть написаны исключительно правдиво. Я напоминаю, речь идет об астрологии и снах. Под "правдивостью" подразумевалась идентичность моих текстов с текстами сайтов-конкурентов. Т.е. если у них написано, что красные трусы во сне означают скорый секс, то я должна тоже это написать, только своими словами. И если противостояние транзитного Урана в десятом доме натальному Урану в четвертом означает крах карьеры и семьи – то именно это. Уж конкуренты-то знают!

А ведь это большая проблема. Интернет забит информационным мусором, причем мусор этот, как галька на берегу – весь одинаковый. Иногда хочется прочесть что-то свежее по теме, а нет его. Ты можешь миллионную страницу поиска пролистать, и там будет то же самое, что и на первой. Нет свежего взгляда на проблему, такой взгляд просто не пропустят. Таким образом, имея громадный информационный пласт, выбора, что почитать, мы по сути не имеем. Мы читаем то, что нам дают, и пишем то, что нам разрешают.

Ладно, это всё лирика. Я открыла возможность анонимного комментирования в журнале для тех, кому удобней писать инкогнито. На общие вопросы готова ответить в комментариях, на частные – лучше в личных сообщениях.
_____________________________________
АПД.

Друзья, я хочу сделать маленькое дополнение. Это пост для работодателей, а не для праздных любопытствующих, которые проходя мимо, решили дать мне свои ценные Советы. Я не совета спрашиваю, а работы. Разница ясна? Глупости ваши будут удаляться, особо назойливые будут отправлены в бан.

Как я попала в Москву

Я искала работу в Донецке. Нашла одну компанию, которая предлагает вакансию на складе вахтовым методом, позвонила туда. Телефон начинался на +7, но это нормально для Донецка, там сейчас почти везде так. Звоню, мне говорят: хорошо, приезжайте. Начинают диктовать адрес, и тут я понимаю, что это не Донецк.

Компания эта очень зашифрованная. До самого последнего момента, пока я не попала в нее, я не знала, как она называется, и куда я, собственно, еду. Мне сказали: подъедешь к такому-то метро, там будет дом, возле него шлагбаум, подойдешь к нему, там тебя увидят и заберут.

[Spoiler (click to open)]
А в Москве нумерация домов интересная. Назовут тебе, к примеру, улица такая-то, дом номер три, а там этих домов №3 штук десять, с разными добавочными номерами. И разброс их по местности может быть очень большой, так что иногда нужно ехать на троллейбусе. Вот я и попала примерно по такому адресу. Иду по указанной улице, а там все дома номер три, и почти у каждого – шлагбаум. Я постояла у одного, у другого – никто ко мне не подходит.. Позвонила некоему Александру, который меня на работу вербовал, спрашиваю: что за чудеса? – «А! так ваше здание синее, голубенькое такое». Ну надо же. Осмотрелась вокруг – а я около него стою. И шлагбаум здесь.

Подошла я к шлагбауму, жду, когда меня заметят. Стояла минут пять. Заметил меня только мужик в небольшом окошке. Створку открыл, высунулся и давай на меня кричать. Седыми космами потрясает: чего, мол, здесь стоишь? И руками куда-то в сторону машет. Я решила его не слушать. Мне надо, я и стою, а ты чего орешь? Когда смотрю: а у меня за спиной уже очередь из машин выстроилась, ждут проезда. Начали сигналить.

Мужик не стерпел, выскочил из своей кабинки. «Да вот же проходная! – кричит, - что же вы под машины лезете-то»?! Я отошла в сторону со своим чемоданчиком, чуть не плачу. Ведь я делаю ровно то, что мне сказали, ничего сверх. Мужик-вахтер провел меня через проходную, помог на ступеньки чемодан втащить. «Идите», - говорит. И рукой показал. Наверное, хотел добавить: «к черту».

Как только я вышла по ту сторону забора, меня действительно заметили. Какая-то девушка стоит на пути и спрашивает: «Вы к нам»? – «А я не знаю.» – «К нам, к нам. Пойдемте». Она повела меня путаной дорожкой вокруг невысоких домиков, в один из них мы вошли. Там были низкие потолки и длинный ряд стульев. К каждому стулу прикреплен специальный деревянный подлокотник, на него можно положить бумагу и писать. На подлокотнике – шариковая ручка на шнурочке. Мне дали анкету и сказали: заполняй.

Пока я вписывала свои данные, пришли еще двое беженцев: кавказец и женщина с Украины (я поняла по говору). Кавказец начал скандалить, кричал, что всех ментов раком поставит, если его сейчас куда-то не пропустят. Что фотографироваться он не желает и писать ничего не будет, и что самый главный начальник где-то там уже ждет его.

Украинка прошла вперед меня на собеседование. Я слышала, как ей предложили работу на складе. Она долго обсуждала зарплату, рабочий график, условия труда, а потом сказала: «Не знаю. Мне нужно посоветоваться со своим молодым человеком», - и вышла из кабинета. Гордо взяла чемодан и покатила его прочь.

Потом в кабинет зашла я. За столом сидела девушка в коротком облегающем платье. Длинные распущенные волосы ее почти касались стола. Она взяла мою анкету.

– На склад?
– Да.
– Почему именно туда?
– Ну я не знаю.. мне сказали, что есть работа на складе.
– А вы не хотите в кафе?
– В кафе? А что там делать?
– Да там несложно. Вакансия называется бариста. Надо далать кофе и подавать гостям. Кофе готовится в кофемашине, вы только кнопочку нажимаете, и все.
– И всё?
– Еще рассчитываете гостя. Но там тоже все просто, на кассовом аппарате работали?
– Нет.
– Ничего, это не сложнее планшета. Я думаю, вы справитесь. Согласны?

Зарплата и рабочий график там были такие же, как на складе, и я согласилась.

После этого меня повели в другой кабинет к другой девушке, там тоже было собеседование. Потом к третьей, и с ней поговорили. Такое впечатление сложилось, что они космонавта подбирают для запуска на орбиту. И это было еще не всё. Последнее собеседование, четвертое, должно было состояться с бригадиром. «А вы все кто»?! – хотелось мне спросить.

Часа два я ждала бригадира под кабинетом. Здесь тоже были ряды стульев с подлокотниками и ручками. Но никто беседовать со мной не стал. В половине пятого откуда-то вынырнул худенький мальчик, на вид вчерашний школьник, посмотрел на меня и сказал: «Поехали».