Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Зачем честной компании скрывать своё лицо?



Я продолжу про "Центр современной медицины". Итак, на кого же из них подавать в суд? Ведь там три юридических лица: ООО "ЭстетФит", ООО «Санрайз», ООО "БЛОССОМ".

Когда я устраивалась в этот медицинский центр, объявление висело от имени ООО "БЛОССОМ", но не факт, что это они. Потому что в так называемом трудовом договоре, который оказался вовсе не договором, а неким "соглашением" (как мне пояснила Евгения Вадимовна), было указано ООО «Санрайз». Договор мне прочитать не дали, но моя сотрудница, которой тоже подсунули его во время работы на ходу, успела прочесть наименование юрлица.

При этом вывеска ООО «Санрайз» висела в нашем бизнес-центре совсем на другой двери! Дверь эту никто никогда не видел открытой, ни людей входящих-выходящих оттуда, ни какой-либо деятельности и оживления возле не наблюдалось. На нашей же двери, где мы, собственно, находились и работали, никаких опознавательных знаков не было. Вопрос: для чего так запутывать следы? Разве будет честная компания, которая в ладах с законом, темнить и скрываться от людских глаз?

Получается, есть три юрлица, кому предъявлять иск?

ООО "ЭстетФит", генеральный директор Федоров Андрей Сергеевич;

ООО "Санрайз", генеральный директор Дмитриева Мария Викторовна;

ООО "БЛОССОМ", генеральный директор Зибин Николай Васильевич.

Или всем троим? Это я разорюсь. Напомню, что судиться я буду по поводу невыплаты зарплаты.

У этих компаний разные юридические адреса, но фактический адрес у всех один: г. Москва, Малая Сухаревская площадь, 12.

Информация взята мною из открытого источника, где они сами себя нахваливают. Интересно, у них хоть директора настоящие, соответствуют своим именам? Или так же, как офисы в бизнес-центре.

Буду судиться



Я все-таки хочу доказать факт трудовых отношений в суде. Моя начальница посчитала, видимо, себя очень умной, не дав мне второй экземпляр договора, который я подписала. Она думает, это как-то предохранит ее от судебной тяжбы. Но у меня на руках остались другие документы, а именно – копии бланков, где записаны ФИО и телефоны клиентов, с которыми я разговаривала от имени «Центра современной медицины».

У меня сохранилась переписка с самой Евгенией Вадимовной, начальницы маркетинга, которая на мой вопрос, выдадут ли мне зарплату, отвечает: «Вам нужно лечиться». Нормальный ответ руководителя? У меня сохранилась переписка с одной из сотрудниц, с которой мы постоянно обсуждаем работу, и которая может подтвердить, что я там работала. Факт трудовых отношений доказать я смогу. Зарплата моя на сегодняшний день остается невыплаченной, она небольшая, но это вопрос принципа.

В понедельник я буду консультироваться с юристом и планирую заняться этим делом. Юриста нашла на Профи.ру, там разные есть. Сначала попала на очень дорогих, за исковое заявление в суд они берут 12 тыс., а за консультацию – 5. Это что за цены такие? Но есть и более бюджетный вариант – начинающие профессионалы, которые только нарабатывают себе клиентуру, они запрашивают совсем немного. За составление документов и консультацию – 2 тыс. Такие деньги заплатить мне по силам.

Хочу взять помощь профессионала и сделать всё, как положено, без ошибок. Потому что в суде не будут на моей стороне. Заранее понимаю, что могу ничего не добиться, но я хочу немного раскачать это болото, со всеми этими Равильевнами и Нисановичами.

Бросила Евгении Вадимовне ссылку на свои блоги, где опубликовала отзыв о работе в их компании, - она сказала, читать не будет. Неинтересно, мол. Я так и думала. Репутация их медицинского центра настолько убита отрицательными отзывами, что уже никого не волнует.

Почему я ушла с работы



Из этого медицинского центра, из офиса с ободранными столами и кнопочными телефонами, от черного нала в конверте? Всё очень просто: я нашла работу белую, по трудовой книжке, с гарантированными отпусками, больничными, отчислениями в пенсионный фонд и с зарплатой в полтора раза выше. Да и характер работы там другой. Ты консультируешь по входящим обращениям, где клиенты сами выразили заинтересованность и хотят с тобой пообщаться.

Да, я ушла резковато, но у меня не было возможности предупредить работодателя заранее. Я сама не знала, что уйду. Такие компании не ждут по полмесяца, когда сотрудник соизволит выйти на работу, они набирают штат быстро и снимают объявление. Надо идти, пока берут. А то будут всякие Венеры Равильевны плясать у меня на голове всю жизнь.

А вот моя сотрудница испугалась. Я нашла эту вакансию и предложила ей. Она сходила на собеседование, ее кандидатуру одобрили. У нее большой опыт и милый голос. Но помимо всего, мне кажется, на женщине этой лежит благодать – люди буквально валят к ней толпой. Так вот, она испугалась, что Евгения Вадимовна не заплатит ей, решила остаться, отработать две недели. Только в той компании прием уже закрыт. Нас пришло на стажировку 26 человек, а нужно 14. Половину сразу отсеяли.

Скажите, стоило оно того? Оставаться в мрачном офисе с допотопными телефонами, держась за свою копейку?

К тому же, как мне кажется, копейку все-такие не отдадут. В последние дни, когда я там работала, за зарплатой пришла девушка Даша. Она студентка и устраивалась в этот колл-центр на лето, все об этом знали. Так что ее увольнение не могло быть неожиданностью, наоборот – обговаривалось еще в начале поступления на работу. Не знаю, какой у них там разговор произошел с Венерой Равильевной, но ушла Даша ни с чем. Ей 19 лет. Стояла, хлопала глазёнками, как щеночек, которого пнули.

С Украины в Россию - без проблем

Раньше мы думали, что с Украины в Россию и обратно можно добраться только прямой гастарбайтерской маршруткой, что это наиболее удобно и выгодно по деньгам. Ехать было тяжело, 24 часа в пути практически не встаешь, за исключением коротких стоянок на заправках.

А сейчас, став гражданами России, мы пошли другим путем. Едем, как все люди – на рейсовых автобусах и поездах. Это гораздо быстрее по времени и дешевле в два раза (если автобусом). Границу проходишь пешим ходом. Муж подъехал на пропускной пункт – машин до горизонта. Часов пять стоять будут, не меньше. А он взял свой рюкзак, и за 10 минут прошел паспортный контроль.

На украинской границе предъявил украинский паспорт, на российской – русский. Пропустили, никаких вопросов. Все сотрудники без масок, про тесты не упоминают. Выезжай, заезжай – свободно.

Пришлось делать пересадку в Белгороде, там был интересный случай. Стоял у кассы Ж/Д вокзала, к нему подошел полицейский и спрашивает:

- Почему вы без маски? - а у самого маска спущена до подбородка.

Муж отвечает:

- А вы почему без маски? - смелый стал, гражданин России.

Полицейский подумал и говорит:

- У вас справка есть?
- Есть.

С тем и отошел.

После него подходит женщина:

- Вы до Москвы? А чего вы здесь стоите? На поезде 2,5 тысячи, а автобус вас за тысячу довезет. Пойдемте со мной, я покажу.

Муж пошел. Спрашивает у нее по дороге:

- Вам какая разница, вы с этого какую-то выгоду имеете?
- Ну конечно, никто не знает про автобусы, все едут поездом – я хожу, информирую людей.

Подошли к автобусной кассе. Женщина говорит:

- У вас же справка есть?
- Какая?

Женщина замялась.

И тут он понял, что его принимают за освободившегося из тюрьмы.

Ждал автобуса несколько часов, пошел гулять по городу – ни одного мигранта. Уборщики, кассиры, обслуживающий персонал, да и просто прохожие на улицах - все славяне. На базаре торгуют русские бабушки, даже в шаурмичной наши женщины работают. Мигрантов увидел только, когда был на вокзале, они ехали куда-то кучкой. Интересно, чем для них Белгород плох, не привлекателен в плане заработка?

Возраст это грустно



Я заметила, что охотнее всего записываются на косметические процедуры девушки 25-26 лет. Которым, в общем-то, можно еще ничего с собой не делать. Женщины в районе 40 долго раздумывают, нужно ли им это. В 50 уже практически невозможно уговорить женщину сделать себе чистку лица или кислородное обогащение, которые действительно могут улучшить кожу в этом возрасте. А в 65-70 лет вдруг опять скачок – скорей к косметологу!

Это я вынесла из общения с клиентами косметологической клиники. Больше всего боятся постареть, как ни странно, девушки 20-22 лет. Прямо по голосу слышу, как они переживают и недовольны своим возрастом. (О себе скажу по секрету, что в 19 мне казалось, я старовато выгляжу). Двадцатилетние хотят попасть именно на омолаживающие процедуры. Но мы их не записываем, раньше 25-ти нельзя.

Я понимаю, если девушка живет в деревне, то в 25 лет она уже старая. Не вышла замуж, ну и всё, ждать тебе больше нечего. Но в мегаполисе? В 25 лет она только жить начинает.

Еще столкнулась с тем, что по голосу совершенно невозможно понять, кому сколько лет. Говоришь с женщиной, думаешь ей лет 40, а ей внезапно – 25. Или наоборот, юный голосок, а ей 50 почти. Сегодня предложила кислородное обогащение одной женщине. Это процедура насыщает ткани кислородом и реально делает кожу гораздо свежей и моложе. Думала по голосу, ей в районе 30.

– Да мне уже ничего не нужно, - отвечает она.
– Как-то грустно вы говорите.
– Мне 82.

Паспорт в чужих руках



Сегодня, зайдя в офис, увидела на столе у начальницы паспорта граждан РФ. Ее еще не было, сотрудники только начинали сходиться; паспорта лежали просто так, сваленные в кучу, я насчитала 8 штук. Хотелось взять в руки и проверить, настоящие ли? Но я не решилась, камера и так зафиксировала мой нездоровый интерес к столу начальницы. Чем они тут занимаются?

Просто не видела раньше, чтобы подобные документы хранились вот так, насыпом. Ну не муляжи же это? Выглядели очень натурально: коричнево-красная корочка, золотое тиснение, орёл. Если это паспорта вновь принятых на работу людей, то где они сами? И почему оставили свои документы на ночь в незнакомом месте?

Насколько я знаю, такие вещи должны хранится в сейфе. Даже трудовые книжки в сейф прячут, а что говорить о паспортах? Посмотрела на других наших женщин: ни у кого это не вызывает любопытства, все ходят туда-сюда, как так и надо. Я одна остановилась около стола и смотрю. Стол стоит прямо на входе. Даже если эти паспорта лежат здесь по делу – их хозяева знают, что документы находятся в свободном доступе? И каждый желающий, хотя бы вот я, может сейчас взять их и исчезнуть из этого офиса навсегда.

Жаль, мне не удалось проследить, что с ними стало дальше. Пришла Фарида, провели пятиминутку, а потом я потеряла паспорта из виду, потому что сижу спиной к столу начальницы. Но, насколько могу судить, новенькие к нам на работу не поступали. В связи с нашим недавним побегом из офиса и силовиками, которые хотели вскрыть дверь, это вызывает много вопросов.

Никакого уважения к возрасту



У меня на работе сотрудница, ей почти 60, а дочери 11 лет. Пришлось рожать, потому что муж моложе на 19 лет, а своих детей у него не было. Что интересно, это у женщины третий муж и третий ребенок. При этом выглядит гораздо моложе своего возраста, я бы никогда не подумала, что ей столько. Голос нежный и молодой.

Начальница нападает на нее, а она в свою защиту ни слова сказать не может, просто смотрит, и всё. Очень тихая, бессловесная. Наташа – хороший оператор, люди с ней разговаривают и записываются, но, по мнению Фариды, всегда что-то не так. Не так села, не так съела. Мне кажется, она просто нашла, кого грызть. Наташа остается на этой работе из-за ребенка, у нас неполный рабочий день, чтобы после обеда быть дома, а так бы ушла.

[Spoiler (click to open)]
Иногда начальница откровенно мешает ей работать. Подходит и, когда Наташа разговаривает с клиентом, начинает громко отчитывать ее или давать ценные указания, тыкает. Попросту устраивает дикий ор. Одна клиентка спросила:

- Кто это у вас там кричит?

Наташа говорит:

- Это помехи.

Видели бы вы лицо Фариды!

- Я могу вам заказать кабинет (для процедур) на 16:00, подойдет? – продолжает Наташа.
- Здесь вам не ресторан! – обрывает её Фарида. – Это медицинский центр! Здесь не заказывают, а назначают!

Я сижу рядом, даже мне неудобно. Как-то стыдно перед человеком: он согласился и вежливо общается, а тут орут, как ненормальные. Это тем более странно, что Фарида ведь получает процент от наших записей.

Если после громких разборок прямо над ухом у клиента Наташе все-таки удается кого-то записать, Фарида говорит: «молодец!», как будто кость бросает.

Нашла и у меня изъян - плохой почерк (мы же там еще бумажки от руки заполняем!). Это отчасти так и есть, но не критично, я считаю. Фарида цепляется к каждой букве, не нравится ей. Мой почерк никому не нравится, так что теперь? Какой есть. Я иногда мужу записки на столе оставляю – он говорит, за такой почерк надо расстреливать.

- Это докумееент! – кричит Фарида - Его люди читать будут! - и прямо-таки голосит, как на похоронах. - Телефон не читается! Это какая цифра?

Когда я пишу своим естественным почерком, она не понимает. Когда начинаю стараться, тоже не понимает, но выходит это гораздо более уродливо. Пытаюсь писать печатными, буквы становятся огромными, и ничего никуда не помещается. «Ты издеваешься надо мной! Неужели нельзя писать нормально?». Я чувствую себя в школе за партой, причем, классе так во втором. Помните, как кричат учителя? Все-таки у них очень специфический ор.

Да что я, нанялась чистописанию? Я в последний раз писала в школе на экзаменах, какой еще почерк в компьютерный век? Не думала, что у меня будут здесь такие проблемы.

Бывшая учительница



Начало
Кое-как моя начальница успокоилась, и мы принялись за работу. Но не прошло и часа, как она подошла ко мне.

- Если вы мне не верите про договор, - сказала Фарида Гусмановна оскорбленно, - поинтересуйтесь у Елены Дмитриевны, когда она придет. Зайдите к ней и спросите.
- Я лучше ей напишу.
- Что? – и снова в ее голосе тревога. – Зачем вы ей будете писать?
- Чтобы не беспокоить человека, не отрывать от дел.
- Нет, уж лучше вы зайдите.
- Хорошо, будет видно.
- Что вам будет видно? Нет, мне это нравится! Ей будет видно! Даже я не позволяю себе такого по отношению к Елене Дмитриевне. Вы не хотите пообщаться с Еленой Дмитриевной?
- Хочу. Но письменный ответ иметь всегда лучше.

[Spoiler (click to open)]
После этих слов, мне показалось, готовится второй акт истерики: снова звуки, стоны и громкое дыхание. Боже, да что я сделала? Я решила плюнуть на них, пусть всё идет, как идет.

Фарида Гусмановна из бывших учительниц, женщина энергичная и с луженой глоткой. Густой восточный макияж: темно-синие веки и сливовые губы. Рассказывает нам по утрам смешные сценки, очень живо представляя в лицах детей и старушек.

Работаю я до обеда, без десяти два собираюсь и иду на выход. Я уже мысленно попрощалась с этой историей, как на первом этаже, возле лифта, нос к носу сталкиваюсь с Еленой Дмитриевной. Она как раз идет на работу.

- Вы же Юлия? – спрашивает она меня.
- Да.
- У вас были какие-то вопросы? Мне Фарида Гусмановна писала.
- Уже нет.
- Нет, давайте все-таки поднимемся и проговорим. Не надо, чтобы что-то повисало в воздухе, во всем должна быть ясность.

Возвращаюсь в лифт. Поднимаемся. Елена Дмитриевна молодая мама. У нее мягкие вьющиеся волосы и такое же мягкое, не деловое лицо. Она едет на работу с коляской, а в ней младенец – малюсенький, ну совсем кроха. Наверное, и полугода нет. Неужели на этой фирме не могут мать в декрет отпустить?

Она оставляет коляску с ребенком в офисе, и мы проходим в ее кабинет. Садимся друг напротив друга.

- Что вас беспокоит? – спрашивает она.

Я почувствовала себя у врача на приеме. Говорить мне совсем не хотелось.

- Меня беспокоит то, что мне не выдали мой экземпляр договора.
- Вас неверно информировали, это не договор, а соглашение и заявление о приеме на работу. Это наш внутренний документ, который никуда не идет, и по которому вам будет начисляться зарплата.
- Ну а почему мне его не дали?
- Да, мы не даем на руки, потому что нечистоплотные сотрудники могут его использовать против нас. Они получают тут зарплату в конверте, а потом еще идут с этим договором в суд и выбивают себе вторую зарплату. Таким образом мы защищаем себя. Но вы не беспокойтесь, вам будет выплачено всё, что положено.
- Я так примерно и представляла. Я без претензий.
- А что же вы тогда… Фарида Гусмановна сказала, что вы не доверяете нам? - Елена Дмитриевна говорит интеллигентно и очень мягко, но внутри чувствуется стальной стерженёк
- Понимаете, когда вот так дают бумагу на подпись и сразу забирают, не дав прочитать, то кажется, тебе что-то подсунули. Это рождает недоверие.
- Да-да, понимаю.
- А после этого заявляют, что тебе и знать не положено. Это очень тревожный момент. Да и потом, как-то неуважительно по отношению к сотруднику.
- Да…
- Меня будто мочалкой по лицу ляпнули.
- Я позабочусь о том, чтобы для вас был подготовлен абсолютно идентичный текст, и вы имели возможность с ним ознакомиться. На руки мы дать не можем, но прочитать вам дадут. Вы верите мне?
- Да, конечно.
- У вас остались ко мне какие-то вопросы?
- Нет, никаких.

Заходит женщина, одна из сотрудниц, с ребеночком на руках. Она играется с ним и агукает. Младенец улыбается женщине, женщина – ему, а Елена Дмитриевна - всем. Похоже, у них тут действительно семья.

Прошло два дня. Текст договора мне так и не дали, но я и не спрашиваю – не хочется шевелить осиное гнездо.

Не дали прочитать договор



Когда я поступала на эту работу, нам объявили, что работаем мы нелегально. Сказали прямо, ничего не скрывая. А потом после трех дней стажировки принесли на подпись какой-то договор. А может быть, не договор, я не успела прочитать, что это было, но подписала листочки. Кроме того, сняли копию паспорта, и я своей рукой вписала туда свои паспортные данные.

Подписала и думаю: ладно, сейчас дадут мне мой экземпляр, почитаю, о чем там. Рабочий день прошел, и я только в метро вспомнила, что мне ничего не дали. На следующее утро на рабочей пятиминутке руководитель после своей речи говорит:

[Spoiler (click to open)]
- Так, вопросы есть?
- Есть, - отвечаю я. – Вы не отдали мой экземпляр договора.

Мне показалось, я сказала что-то неприличное – такое наступило молчание.

- Договор составляется в единственном экземпляре, - произнесла Фарида Гусмановна в гробовой тишине.
- Как это?
- Договор составляется в единственном экземпляре, - зловеще повторила она.
- Этого не может быть.
- Что???
- Договор заключается между двумя сторонами? Мной и работодателем, так? Значит, экземпляра должно быть два.
- У нас один.
- Хорошо. Тогда сделайте, пожалуйста, для меня второй экземпляр.
- Да что вы себе позволяете!
- Я не понимаю причину вашего возмущения. Я оставила там свои паспортные данные и подпись. Я хотела бы понять, что содержится в тексте, который я подписала.
- Ничего с вашими данными не будет! Там все законно!
- Да?
- Да! Здесь все так подписывают, и ничего ни с кем не случается! Одна вы чего-то требуете. Вы хотите привлечь к себе внимание?

- Вообще-то, да. Я хотела бы привлечь к себе внимание в связи со случившимся.
- Со случившимся???
- Да. В связи с тем, что у меня взяли паспортные данные и подпись для неизвестных целей.

Я думала, с ней случится удар. Она как будто начала задыхаться и кричать одновременно. Представьте, человек хватает ртом воздух и, давясь, выкрикивает какие-то звуки.

- Вы мне не доверяете? – только и смогла разобрать я.
- Нет.
- Почему?
- Я вас вижу третий раз в жизни.

Наверное, чтобы как-то выплеснуть закипевшую в ней энергию, Фарида Гусмановна принялась метаться по офису. Телосложение у нее приземистое, колобкообразное, поэтому она, скорей, не металась, а каталась из угла в угол. А дышала при этом, как загнанный зверь.

- Я со дня основания компании работаю! – вскрикивала она. – Я всегда до последней копейки! Спросите хоть девочек, я всегда… - и дальше что-то надрывное про свою честность.
- Да, – сказала одна из «девочек». – Мы тут по десять лет работаем, а вы только пришли и начинаете.
- Фарида Гусмановна нас никогда не обманывала!
- И вообще…
- Вы самая умная?

По офису прокатился шепот осуждения. Всеобщий выдох и взгляды, которые говорили мне: да как ты посмела?

У меня было такое чувство, будто я разрушила чье-то тихое семейное счастье. Тут люди с верой друг к другу, а я с сомнениями. Ну не могу же я, в самом деле, подписывать всё, что мне дают, и даже не поинтересоваться, что?

Квартира и ее хозяин



Меня застала врасплох неоднозначная ситуация. Звонил мужчина, который прописывал меня в своей квартире в Москве. Мы договаривались с ним на полгода и подписали об этом договор, я заплатила 22 тыс. С тех пор прошел почти год.

Валера сначала предложил мне продлить прописку за небольшую доплату, но я ответила, что мне не нужно, у меня есть сейчас временная регистрация по тому адресу, где я живу, и она меня вполне устраивает. Тогда он сказал, что я должна приехать в отдел МВД и написать заявление, что я снимаюсь с постоянной регистрации по его адресу. Тут я немного впала в ступор. Я-то думала, что давно снялась, что моя прописка сама собой аннулируется по истечении срока действия договора.

[Spoiler (click to open)]
Конечно, первым моим движением было поехать и написать. Я пообещала ему, что завтра всё сделаю. А потом думаю: может, не надо? Принудить меня он никак не может, а мне с пропиской спокойней. Временная регистрация это филькина грамота, к тому же, она заканчивается через полгода. Я конечно, могу взять новую, но хозяйка квартиры живет в Крыму, ей придется оформлять на меня Согласие, а у нотариуса это стоит 3-3,5 тыс. Плюс расходы на пересылку. И так каждые полгода.

Да и мало ли, как там пойдет с хозяйкой. Сегодня она дает согласие, а завтра нет. А так у меня будет легальная, законная московская прописка, железный документ. Валера, конечно, может подать в суд по договору, но вряд ли он на это решится, потому что тогда ему придется открыть перед законом свою торговлю регистрациями, а это УК.

К тому же, еще одна мысль не дает мне покоя. Однажды вот так же девушка Аня, у которой я брала регистрацию, попросила меня приехать в МВД и чего-то там сказать, чего-то подписать в ее пользу, якобы ей так лучше будет. Я со всем желанием помочь приехала, всё сделала, как она хотела, и по итогу моего визита она пошла по уголовной статье, а я, слава Богу, свидетелем.

Я не знаю, как там, в МВД, могут всё повернуть. Их не угадаешь. Они тебе пару простеньких вопросов зададут, а ты сам не заметишь, как себя оговорил. Попадать туда я не хочу вообще. Там начальник отдела – зверь. В прошлый раз, когда он мне печать в паспорт ставил, он на меня так взглянул, что я выскочила из кабинета. И сказал: «Подождите, я до вас доберусь». А теперь мне предлагают к нему ехать и что-то там писать.

С другой стороны, как-то совесть мучает. Представляю, как Валера сидит и названивает двум сотням человек своих жильцов. Голос у него был очень грустный. Это сколько же он коммуналки платит? Если только за газ 150 рублей умножить на 200, то 30000. Хотя, может, счетчик у него. Но есть же какие-то мелкие платежи: вывоз мусора, уборка территории?

Когда Валера прописывал меня, он в квартире не жил, делал ремонт – дом был новый, только что сдан в эксплуатацию. А сейчас, видимо, решил сам вселиться. Интересно, на что он рассчитывал? Что эти двести человек приедут по его звонку и выпишутся? И не продаст же он ее теперь никому.