Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Никакого уважения к возрасту



У меня на работе сотрудница, ей почти 60, а дочери 11 лет. Пришлось рожать, потому что муж моложе на 19 лет, а своих детей у него не было. Что интересно, это у женщины третий муж и третий ребенок. При этом выглядит гораздо моложе своего возраста, я бы никогда не подумала, что ей столько. Голос нежный и молодой.

Начальница нападает на нее, а она в свою защиту ни слова сказать не может, просто смотрит, и всё. Очень тихая, бессловесная. Наташа – хороший оператор, люди с ней разговаривают и записываются, но, по мнению Фариды, всегда что-то не так. Не так села, не так съела. Мне кажется, она просто нашла, кого грызть. Наташа остается на этой работе из-за ребенка, у нас неполный рабочий день, чтобы после обеда быть дома, а так бы ушла.

[Spoiler (click to open)]
Иногда начальница откровенно мешает ей работать. Подходит и, когда Наташа разговаривает с клиентом, начинает громко отчитывать ее или давать ценные указания, тыкает. Попросту устраивает дикий ор. Одна клиентка спросила:

- Кто это у вас там кричит?

Наташа говорит:

- Это помехи.

Видели бы вы лицо Фариды!

- Я могу вам заказать кабинет (для процедур) на 16:00, подойдет? – продолжает Наташа.
- Здесь вам не ресторан! – обрывает её Фарида. – Это медицинский центр! Здесь не заказывают, а назначают!

Я сижу рядом, даже мне неудобно. Как-то стыдно перед человеком: он согласился и вежливо общается, а тут орут, как ненормальные. Это тем более странно, что Фарида ведь получает процент от наших записей.

Если после громких разборок прямо над ухом у клиента Наташе все-таки удается кого-то записать, Фарида говорит: «молодец!», как будто кость бросает.

Нашла и у меня изъян - плохой почерк (мы же там еще бумажки от руки заполняем!). Это отчасти так и есть, но не критично, я считаю. Фарида цепляется к каждой букве, не нравится ей. Мой почерк никому не нравится, так что теперь? Какой есть. Я иногда мужу записки на столе оставляю – он говорит, за такой почерк надо расстреливать.

- Это докумееент! – кричит Фарида - Его люди читать будут! - и прямо-таки голосит, как на похоронах. - Телефон не читается! Это какая цифра?

Когда я пишу своим естественным почерком, она не понимает. Когда начинаю стараться, тоже не понимает, но выходит это гораздо более уродливо. Пытаюсь писать печатными, буквы становятся огромными, и ничего никуда не помещается. «Ты издеваешься надо мной! Неужели нельзя писать нормально?». Я чувствую себя в школе за партой, причем, классе так во втором. Помните, как кричат учителя? Все-таки у них очень специфический ор.

Да что я, нанялась чистописанию? Я в последний раз писала в школе на экзаменах, какой еще почерк в компьютерный век? Не думала, что у меня будут здесь такие проблемы.

Бывшая учительница



Начало
Кое-как моя начальница успокоилась, и мы принялись за работу. Но не прошло и часа, как она подошла ко мне.

- Если вы мне не верите про договор, - сказала Фарида Гусмановна оскорбленно, - поинтересуйтесь у Елены Дмитриевны, когда она придет. Зайдите к ней и спросите.
- Я лучше ей напишу.
- Что? – и снова в ее голосе тревога. – Зачем вы ей будете писать?
- Чтобы не беспокоить человека, не отрывать от дел.
- Нет, уж лучше вы зайдите.
- Хорошо, будет видно.
- Что вам будет видно? Нет, мне это нравится! Ей будет видно! Даже я не позволяю себе такого по отношению к Елене Дмитриевне. Вы не хотите пообщаться с Еленой Дмитриевной?
- Хочу. Но письменный ответ иметь всегда лучше.

[Spoiler (click to open)]
После этих слов, мне показалось, готовится второй акт истерики: снова звуки, стоны и громкое дыхание. Боже, да что я сделала? Я решила плюнуть на них, пусть всё идет, как идет.

Фарида Гусмановна из бывших учительниц, женщина энергичная и с луженой глоткой. Густой восточный макияж: темно-синие веки и сливовые губы. Рассказывает нам по утрам смешные сценки, очень живо представляя в лицах детей и старушек.

Работаю я до обеда, без десяти два собираюсь и иду на выход. Я уже мысленно попрощалась с этой историей, как на первом этаже, возле лифта, нос к носу сталкиваюсь с Еленой Дмитриевной. Она как раз идет на работу.

- Вы же Юлия? – спрашивает она меня.
- Да.
- У вас были какие-то вопросы? Мне Фарида Гусмановна писала.
- Уже нет.
- Нет, давайте все-таки поднимемся и проговорим. Не надо, чтобы что-то повисало в воздухе, во всем должна быть ясность.

Возвращаюсь в лифт. Поднимаемся. Елена Дмитриевна молодая мама. У нее мягкие вьющиеся волосы и такое же мягкое, не деловое лицо. Она едет на работу с коляской, а в ней младенец – малюсенький, ну совсем кроха. Наверное, и полугода нет. Неужели на этой фирме не могут мать в декрет отпустить?

Она оставляет коляску с ребенком в офисе, и мы проходим в ее кабинет. Садимся друг напротив друга.

- Что вас беспокоит? – спрашивает она.

Я почувствовала себя у врача на приеме. Говорить мне совсем не хотелось.

- Меня беспокоит то, что мне не выдали мой экземпляр договора.
- Вас неверно информировали, это не договор, а соглашение и заявление о приеме на работу. Это наш внутренний документ, который никуда не идет, и по которому вам будет начисляться зарплата.
- Ну а почему мне его не дали?
- Да, мы не даем на руки, потому что нечистоплотные сотрудники могут его использовать против нас. Они получают тут зарплату в конверте, а потом еще идут с этим договором в суд и выбивают себе вторую зарплату. Таким образом мы защищаем себя. Но вы не беспокойтесь, вам будет выплачено всё, что положено.
- Я так примерно и представляла. Я без претензий.
- А что же вы тогда… Фарида Гусмановна сказала, что вы не доверяете нам? - Елена Дмитриевна говорит интеллигентно и очень мягко, но внутри чувствуется стальной стерженёк
- Понимаете, когда вот так дают бумагу на подпись и сразу забирают, не дав прочитать, то кажется, тебе что-то подсунули. Это рождает недоверие.
- Да-да, понимаю.
- А после этого заявляют, что тебе и знать не положено. Это очень тревожный момент. Да и потом, как-то неуважительно по отношению к сотруднику.
- Да…
- Меня будто мочалкой по лицу ляпнули.
- Я позабочусь о том, чтобы для вас был подготовлен абсолютно идентичный текст, и вы имели возможность с ним ознакомиться. На руки мы дать не можем, но прочитать вам дадут. Вы верите мне?
- Да, конечно.
- У вас остались ко мне какие-то вопросы?
- Нет, никаких.

Заходит женщина, одна из сотрудниц, с ребеночком на руках. Она играется с ним и агукает. Младенец улыбается женщине, женщина – ему, а Елена Дмитриевна - всем. Похоже, у них тут действительно семья.

Прошло два дня. Текст договора мне так и не дали, но я и не спрашиваю – не хочется шевелить осиное гнездо.

Негритёнок Ричи



У нас в городе жил негритёнок. Был он такой один, очень заметный среди нескольких тысяч жителей. Мать его украинка, поэтому с рождения мальчик воспитывался на русском, и ничем другим, кроме цвета кожи, от местных детей не отличался. Я узнала о нем, когда Ричи пошел в школу, он стал часто встречаться мне на улице. Отца у мальчика не было.

[Spoiler (click to open)]
Учился он в той же школе, которую закончила я. Однажды видела, как Ричи шел с одноклассниками - выше всех почти на голову. Прошло несколько лет, смотрю – а он со мной в одном фитнес-клубе занимается. Тренировались школьники не сами по себе, а в группе с тренером, без взрослых им было запрещено приближаться к тренажерам.

Придет их толпа человек десять, пока ждут тренера, носятся, как угорелые, визжат, скачут. Вокруг тренажеров, как среди деревьев в лесу, крутятся, прячутся, ловят друг друга, того и гляди завалят какую-нибудь железяку на себя или на товарища. Один мальчик пробежал от меня так близко, что я пошатнулась и чуть не уронила штангу. Как-то оборвали шторы с окна, за это им влетело сначала от уборщицы, а потом от тренера. Так и не признались, кто сделал.

Ричи никогда с ними не бегал. Он к тому времени уже очень подрос, очень. По-прежнему выше всех на голову, рядом с одноклассниками, 16-летними пацанятами, он казался 20-летним. Но это только за счет роста и мышц, а лицом был, конечно, ребёнок.

Он не отстранялся от беготни других мальчиков, но и не был в их толпе. Встанет в сторонку и смотрит, как они бесятся. Улыбается. Ему кричат: «Ричи! Ричи»! - он только кивает или смеется. Белозубый, курчавый. Был он не черный, а скорее, как молочная шоколадка, даже светлей.

Один раз увидел, что у меня оборвалась сумка. Я сидела в раздевалке на лавочке и пыталась соединить кольцо с кольцом – они разошлись, и ручка отвалилась. Мне нужно было хотя бы до дома с ней дойти. Раздевалка у нас была общая, для девочек и мальчиков, просто заходишь и закрываешься изнутри, когда переодеваешься. Ну а если все одеты, просто сидят там, болтают, толкаются. Так вот, Ричи увидел меня с сумкой и говорит: «Давайте я». Взял, продел колечко в колечко и так их двумя пальцами припечатал, что я потом еще год эту сумку носила, пока не пришло время ее выкинуть за негодностью. Металл в его руках показался мне пластилином.

Потом он закончил школу, уехал поступать в Киевский университет, поступил на бюджет. Сам, своими силами подготовился, семья его была бедная, мать тянулась одна. Я узнала это из разговоров персонала в клубе, – они любили Ричи и любили о нем поговорить. Мне кажется, этого мальчика все любили, у него была очень добродушная улыбка.

Это последнее, что я слышала о нем. Вскоре я уехала в Россию, здесь у меня началась другая жизнь, я забыла об украинских делах и украинских знакомых. Спустя пару месяцев все же заглянула на один из сайтов Украины и читаю: «Погиб студент, житель Донбасса, выбросился из окна студенческого общежития с десятого этажа. Предположительно, самоубийство». И фотография Ричи - он на ней еще маленький, в школьном костюмчике стоит.

Я не поверила, невозможно было поверить. Конечно, ему помогли. В то время в Киеве шел разгул нацистских банд, и у меня нет сомнений, что мальчик попал в их руки. Если даже Ричи спрыгнул сам – как нужно довести человека, что с ним сделать, чтобы он решился на такое?

Дело, как водится, замяли, кому нужно это расследование – еще одно пятно на репутации Киева?

Звёздный мальчик



Удивительные диалоги можно подслушать в московских кафе. Мне нужно было переждать часок в центре, зашла в одно заведение. У барной стойкой сидел простой московский паренёк – на вид. Только на вид! И беседовал с девушкой-баристой.

- Я с детства был очень талантливый. Про меня говорили, как про будущую звезду. Так и слышал от всех: звёздный мальчик. У меня даже походка была, будто иду между звёзд.
- Это как?
- Ну.. нужно показывать, сейчас не очень удобно.
- А в чем был твой талант?
[Spoiler (click to open)]
- Я прирожденный актёр. Меня родители привели в театральную студию, у нас был такой руководитель! Харизматическая личность. Мы приходили, ставили стулья в круг, и начинались философские беседы. Например, ты знаешь, какого пола Винни-Пух? Он мужчина или женщина? А Пятачок? Каким символизмом обладает Пятачок для Винни-Пуха? А кем приходится тучка Ослику Иа?
- Кем?
- Это сложный вопрос.
- А вы играли что-нибудь? Какие-то постановки?
- Да, играли… Мне дали рекомендацию в Щукинское как самому талантливому ученику. Я поехал на экзамены, выучил балладу о вечном Олеге. В ночь перед экзаменом пошел в бар, а там – препод, который у меня должен завтра экзамены принимать. Он мне фамилию свою назвал, говорит, пойдем, выпьем. А я посмотрел на него и думаю… нет. Как-то гадко всё это, нечестно. Я сейчас с ним напьюсь, завтра зайду в аудиторию, он меня, конечно же, узнает, поставит высший бал, меня зачислят, а там обеспеченная протекция на весь период обучения… нет. Это не мой путь.

Я отказался. Пойду своим путём, решил. Наступило утро экзаменов, я встал, умылся, потом сел на кровати и думаю: куда я иду? Ведь он всё равно меня узнает, у меня очень узнаваемое лицо, все запоминают. Зачем мне карьера благодаря связям? Ведь я хотел, чтобы меня ценили за талант. Посидел я так, подумал и вернулся домой.

С горя родители отправили меня в Лондон, в (называет какую-то английскую школу актерского мастерства). Ну, знаешь ее, она всемирно известна? Нет? Там начинал Леонардо Ди Каприо. В рамках программы по встрече выпускников он присутствовал на моем выпуске, заметил меня! Собственно, не то что бы заметил, а меня представили ему как самого лучшего, подающего надежды, мы пообщались.. Лео крут. Он очень крут. Месяц спустя, а я улетел уже в Россию, от него приходит сообщение: Валик, приезжай. Есть проект, ждем тебя на пробы. Я подумал… Зачем мне эта Америка? Я Россию люблю, хоть здесь и мордор. Нет, говорю, Лео, извини, брат. Я патриот. Уж какая ни есть, а Родина. Ты согласна, Кисси?
- Я Катя.
- Ну Катя. Сколько тебе лет, Катя?
- Восемнадцать.
- А мне двадцать восемь.
- Я бы дала тебе около сорока.
- Просто я создаю определенный образ – образ зрелого мужчины. Мне ни к чему казаться молодым. Ты знаешь, что мышцы на лице могут играть так, что юноша превратится в старика?

Как жаль, что на этом моменте мне нужно было уходить. Так и не узнала, как юноша превратился в старика.

Чем недовольны переехавшие в Россию



Айше, моя бывшая сотрудница, рассказала мне о своём житьё-бытьё в Москве. Семья ее выехала из страны Таможенного Союза, жили раньше в Саратове. Говорит, в регионе люди гораздо мягче и более терпимо относятся к мигрантам.

- А какую нетерпимость ты встречала в Москве? – спрашиваю я.
[Spoiler (click to open)]
- Соседи на нас жалуются.
- Что им не нравится?
- Одна бабушка, что наверху живет, говорит: как много вас, зачем вы приехали? Пишет на нас жалобы участковому, что мы шумим и обвиняет, что мы мигранты без регистрации. А мы граждане России. Уже две жалобы написала, каждый раз мы присылаем фото своих паспортов, чтобы доказать, что мы россияне и у нас есть прописка.
- Так, а еще?
- Смотрит враждебно и шепчет, когда с лестницы спускается. Может на улице, проходя мимо сказать: когда вы уже уедете отсюда. Другие тоже смотрят злобно, и хоть ничего не говорят, но что-то думают. Мне всё равно, мне себя не жалко, а вот за сестрёнок и братишек обидно. Когда мы вместе идем, и я вижу, что с ними могут так обращаться, я становлюсь очень злая.
- Сестренки и братишки младше тебя?
- В школе учатся. И там учительница очень злая у них, постоянно ругается.
- А как она ругается?
- Звонит и говорит злым голосом. Будто они не учатся, ничего не хотят знать. А они учатся, я вижу. Я с ними уроки делаю, они мне на все вопросы отвечают.
- А ей? Ей на уроке отвечают? Может, у них психологическое что-то, дома рассказать могут, а перед классом – нет.
- Отвечают. И контрольные пишут, а она всё равно недовольна. Звонит и звонит. Как будто они самые плохие в классе. И голос злой, орет. Когда она много начинает звонить, я тоже ору на нее. Мы вместе орем друг на друга, потом она немного отстает. Тяжело очень учиться так. Я хочу их в другую школу перевести.
- Думаешь, там ситуация улучшится?
- Надеюсь. Учителя не должны разделять детей: этот русский, этот нерусский. Для учителя все дети должны быть одинаковы.
- Ты считаешь, разделение идет именно по национальному признаку?
- Еще по тому, кто богатый, а кто нет. Где родители работают, на простой работе или в начальстве. Дарят они подарки или нет.
- Разве сейчас подарки в школах не запрещены?
- Не знаю, но другие дарят как-то. На день учителя, на день рождения. К ним и отношение лучше.
- Ты сама принимаешь решение, в какую школу их отдать? А мама, отец?
- Мама болеет, ей нельзя волноваться, она ничего не знает про это. А папа постоянно на работе. У нас трехкомнатная квартира, снимаем. Надо оплачивать аренду. Я сделала так, что я за детей отвечаю, и учительница звонит мне. Я хочу еще их на саморазвитие направить, сейчас думаю, куда.
- А что это, саморазвитие?
- Это курсы, где детей учат чувствовать себя лучше.
- Что-то психологическое?
- Нет, не совсем. Но и психологическое тоже. Там такая атмосфера, где детям становится хорошо, улучшается их состояние, они начинают больше уважать себя и любить. Учатся чему-то хорошему.
- Но это не секта?
- Нет.
- А что же это?

Путем наводящих вопросов я наконец добилась, что курсы саморазвития – это обыкновенные кружки и секции. Нельзя сказать, что у Айше плохой русский язык, но иногда совершенно невозможно понять, что она на этом русском языке говорит.

- Братишек хочу отдать на бокс, а сестрёнок еще не решила.
- А они сами куда хотят?
- Младшая хочет танцевать, а старшая не знает. Но они должны быть вместе, чтобы поддерживать друг друга. Вдруг и там начнется… старшая немного полная.
- Братишки согласятся на бокс?
- Да, они хотят! Они уже занимались боксом в Саратове. Туда отец их отдал. Их тоже дразнили некоторые мальчики и обзывали, а как они на бокс начали ходить, так дали отпор. Потом никто уже не обзывал. Я, наверное, сестрёнок на карате отдам - для самозащиты.


Мотивация для учеников (мучеников)



Моя первая учительница, Вера Ефимовна, рассказывала нам, как устроено сердце матери. Не думайте, что мама вечная, - говорила она. - Вы скажете ей резкое слово, и у нее на сердце появится царапина. Принесете двойку из школы – еще одна царапина. Плохо себя ведете, учитель пишет замечания в дневник – третья. Так, царапина за царапиной, и на сердце углубляется ранка. Из ранки сочится кровь. Кап-кап по капельке, и выкапает вся.

Мы все замерли от такого рассказа (во всяком случае, я). Когда ты воочию видишь перед собой мамино сердце и то, как в нем убывает жизнь, становится понятно, что огорчать маму – нельзя! С тем мы и жили.

[Spoiler (click to open)]
А сейчас что? Нельзя огорчать ребенка. Он не перенесет, когда ему скажут резкое слово, от полученной двойки впадет в депрессию, а если учитель сделает замечание – и вовсе прыгнет с этажа. Всё перевернули с ног на голову. Мама кружит вокруг дитяти, да пусть хоть разорвется – ей не больно.

Отсюда – нет мотивации учиться. Если кругом все тебе должны, какая учеба? Впрочем, не хочу нагнетать – мы, будучи школьниками, тоже были плохо мотивированы, и многие из нас учились из-под палки. Помню, как мотивировала нас учительница химии.

Ее звали (и ныне здравствует) Эльвира Генриховна. Я, когда заглянула в учебник по органической химии, подумала: нет. Никогда, ни за что мне этого не понять. Но из уст этой учительницы понятным становилось всё.

Так вот, она сказала нам: девочки, учитесь! Вам кажется, что химия не нужна, но чем больше вы знаете о мире, тем больше в ваших глазах светится ум. Представьте, будете выходить замуж за парня, а у него интеллигентная семья. Посмотрят на вас его родители, а у вас на лице написано дважды два четыре - не пара вы ему. Долго вы с ним проживёте? Учиться стоит хотя бы для того, чтобы найти себе умного мужчину!

Как ваши дети сдают экзамены



Один школьник позвонил моему мужу в 23:30 и сказал, что ему нужно срочно подготовиться к экзамену. Экзамен завтра в 9 утра. Занимались по скайпу до часа ночи… Как вы думаете, реально сдать?

Вообще, я вижу по ученикам мужа, что современные дети очень прохладно относятся к учебе. Нет у них мотивации. Они знают, что дать им образование – задача государства и родителей. А они в этом вопросе сторона страдательная: дескать, вот он я, учите уж меня как-нибудь половчей да поинтересней, чтобы мне не очень скучно было. Мотивируйте меня, старайтесь, вы ведь педагоги и должны искать подход. Понимания, что учеба нужна самому тебе – нет.

[Spoiler (click to open)]
А потом они поступают в вуз. Помнится, в 12 часов ночи позвонил один студент и сказал, что утром защита курсовой, а у него ничего нет. Курсовая по программированию, нужно предоставить базу данных и объяснить пошагово, как ты ее сделал. Можно ли успеть до рассвета?

У мужа есть образцы баз, и он дает студентам, но ведь надо еще код разобрать – буковка по буковке - чтобы он защитить свою работу мог, просто так оценку не поставят. Объяснял три часа. Вы представляете, три часа подряд по скайпу разговаривать? Даже если просто болтать бессмысленно, это очень тяжело. А тут еще надо вкладывать в голову знания.

Лег, поспал до пяти и поехал на 6 утра еще к одному – по той же теме, тоже курсовая. По скайпу он не понимает, ему надо в реале объяснять и показывать. Занимались на лавочке до 9 утра. Дома родители спят, а на улице прохлада бодрит мозги. Дальше мальчик поехал на зачет, а муж домой – выжатый, как лимон. Получается, за эти сутки он поспал всего полтора часа.

Конечно, это нам выгодно. Но с другой стороны: о чем люди думают? Откладывая подготовку к экзаменам/зачетам не на последние дни, а на последние часы! Я уже давно училась, но у нас даже распоследние разгильдяи до такого не доходили.

Слышала, что ЕГЭ можно где-то купить - родители одного ученика разговаривали. А еще вроде бы сейчас Минобразования разрешило оставлять школьников на второй год - никого не будут за уши вытягивать. Может, они испугаются, и что-то изменится?



Истоки женской зависти



Раньше в школе мальчики девочкам дарили подарки, и все разные. Никто на них деньги не собирал, каждый дарил от себя. Речь идет о советской школе, когда парты еще были с крышками.

В утро восьмого марта все мальчики приходили пораньше и вкладывали под парту симпатичной девочке подарок – шоколадку, яблоко, конфету, открытку. Мой муж, будучи школьником, нарисовал своей однокласснице рисунок. Правда, не подписал, от кого, - так девочка и не узнала о его симпатии. А другие подписывали, надеясь на взаимность.

Это был острый момент: заходят девочки в класс, открывают парты, у одной ящик ломится от подарков: шоколадки, гулливерки, яблоки, записки! а у других – ничего. Или открыточка бедненькая, или вялый цветочек. Слезы, обиды, ревность… Конечно, самую одариваемую девочку все признавали и самой красивой.

Когда муж рассказывал, как было у них в классе, я не верила своим ушам. Неужели в школе допускали такое неравенство? У нас уже всё было по-другому. Деньги на подарки собирал централизованно родительский комитет, дарили всем одно и то же, и не мальчики, а учительница раскладывала по партам. Я помню, на 8-е Марта получила в подарок серенькую ручку и подумала: зачем она мне? Разве мне нечем писать? Оглянулась по классу – другие девочки получили такие же ручки и с недоумением разглядывали их. Женский день не то чтобы утратил свою прелесть, но он не стал для меня символом женского и женственного, это была просто скучная обязаловка.

Зато без слез и нервов. Не знаю, как сейчас в школе, но, наверное, эти индивидуальные подарки, которые символизируют особое отношение, частично взял на себя Валентинов день. Это как бы общий праздник девочек и мальчиков, когда разрешены подарки от всего сердца и только по симпатии. Традиция хорошая – жаль, чужая.

Министры потерянных республик



Недавно узнала, что оказывается, на Украине существуют министры и даже целые министерства потерянных республик, а именно – Крыма и Донбасса. То есть наряду с тем управлением, которое является в республиках официальным, есть дублирующие органы: министерство финансов, миноброны, внешней политики и даже, как говорят, – сельского хозяйства. Поправьте меня, пожалуйста, кто знает, как они правильно называются.

[Spoiler (click to open)]
Представьте, наравне с прокурором Крыма есть еще один прокурор Крыма, только сидит он на Украине. Кого он судит? Кому подписывает приговоры? Диво-дивное, если задуматься.

А впрочем, не такое уж диво, если вспомнить, как еще недавно мой муж работал на Украине преподавателем. В учебном заведении стоял дикий холод, собаку жалко в такое помещение запустить, а людей – загоняли. Конечно, всех студентов с января по март распускали на каникулы, а преподаватели должны были ходить. Что делать там? Работать.

Под «работой» подразумевалось сидение в кабинетах, причем обогревательные приборы включать не разрешалось из соображений пожарной безопасности. Муж разогревал феном системный блок и сидел в интернете (который провел туда сам, за свои деньги тянул кабель). Больше делать было нечего. Нет, перед начальством педагоги отчитывались, что ведут методическую работу. Не знаю, что под этим подразумевается, но видимо, они старались улучшить свою педмайстернисть (педмастерство).

Необходимость "работы" в промерзшем здании объяснялась тем, что «вам же деньги платят», хотя зарплата преподавателя начисляется за часы, а не за просиживание штанов. Удивительно, но в этом каменном холодильнике, начиненном людьми, больше ни у кого не было компьютера, включая преподавателей информатики и программирования. То есть, они стояли в компьютерных классах (с Виндоус 98), но в личном пользовании – нет. Почему-то никому это не было интересно. Женщины в шубах, в пальто, тесно набивались к кому-нибудь в кабинет и пили чай. Вместе теплей. Мужчины тоже собирались группками и пили.

В прошлом посте я написала, что моя мама в начале 60-х годов жила в Сибири при лучине. Как же меня обругали за это. Не может быть! Наверное, если эту мою статью прочтут лет пятьдесят спустя, тоже не поверят, что такое возможно было в учебном заведении 21-го века в центре Европы.

Коша, надень шапочку



Друзья, что вы думаете о мужчинах, которые ходят в 15-градусный мороз без шапки – будучи лысыми? Нет, женщину без шапки я понимаю, они обнажают голову, чтобы покрасоваться волосами, а мужчины в этот момент чем красуются? Я видела женщин (девушек) не только без шапки, но и с распахнутым воротом, открытой шеей – прекрасной шеей, но смотрится это леденяще.

Видела пару раз за эти морозы мужчин, которые шли вот так, с обнаженной головой. У них был капюшон на куртке, но они даже не накидывали его. Нет, я не считаю, что мужчину портит лысина, но это всё-таки фактор уязвимости, и его надо учитывать.

Так и хочется сказать: мужчины, ходите в шапках, ведь вы можете отморозить своё главное достоинство – мозг. Или заработать менингит. Кстати, насчет менингита. У мужа в университете был профессор, очень неординарная личность, если не сказать странная. Курил во время лекций и позволял курить студентам. Так же ругал их, что они ходят без шапок.

«Знаете ли вы, что менингит не излечивается? – говорил он. - Заболев менингитом, человек умирает, а кто выживает, остается на всю жизнь дураком. Нас было два брата в семье, мы оба переболели. Брат умер…» - «А вы»? – спрашивали студенты. – «А я выжил».


Так хожу я