Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Узбечка Хаёт



Про таких женщин говорят: сахарная. Гладкая, как нерпа. Ей бы возлежать на мягких подушках среди дорогих ковров и кушать виноград, ягодку за ягодкой отправляя в пухлый красноватый рот. Нет, таким не нужно работать. Сидеть за швейной машинкой в цеху? Она вся налита соками жизни, а расходовать их приходится на глупый однообразный труд.

[Spoiler (click to open)]
Взгляд Хаёт никогда не меняется. Она живет в потоке всегда одинаковых, всегда сладких чувств, и грубый окрик начальницы, от которого я вздрогну, пройдет по ней, как рябь по воде. Походка Хаёт никогда не меняется. Если она опоздала на смену, и ее ругают – идет по ряду машин к своему месту медленно, проживая каждый шаг, как хорошая актриса в фильме о любви.

Наши женщины сидят на работе в футболках и спортивках. Такая одежда превратила бы Хаёт в обыкновенную толстушку, и интуитивно она выбирает скромный халатик, который очень нескромно распахивается сверху и снизу, когда она наклоняется или садится. Тело нерпы перекатывается под ним упругими волнами. Утюжильщик Серёжа, наш единственный мужчина в цеху, не может оторвать глаз. Но берегись, Хаёт, – он любовник бригадирши, и твоё невольное кокетство может тебе дорого обойтись.

Хаёт переводится как жизнь, а полное имя её – Хаётхон. «Можно просто Хаёт», - сказала она, когда знакомились. Наши сотрудницы быстро перекрестили ее в Койот, разницу женщина не поняла и откликалась.

Как месяц прибавляет свои дольки каждый день, пока не превратится в луну, так Хаёт каждую неделю прибавляла в весе, пока лицо ее не стало идеальным кругом. Тело тоже стремилось к этому, но для завершенности ему не хватало еще как минимум трети. На удивление, с ростом веса Хаёт росло и ее обаяние. Если русская женщина при таком положении начала бы страдать по загубленной фигуре, то узбечка несла себя гордо и прямо, и чудесным образом красота ее не умалялась, а становилась как бы величественной, монументальной.

Каждые выходные Хаёт ездила к мужу в общежитие и в понедельник опаздывала на работу. Он жил где-то на другом конце Москвы, - кажется, что-то строил. «Я ездила к мужу», – отвечала она на выговор начальницы. Звучало это так, будто «я была в церкви».

Хаёт сидела на распошиве - это подгибка низков и рукавов в футболках - и беспощадно била в трикотаже дыры тупыми иглами. Она считала, если затупилась игла – дело техника следить за этим и менять вовремя, а она просто швея, которая выполняет свою работу. Потом целую смену порола. Когда было испорчено несколько партий изделий, да так, что пришлось укорачивать их на 2,5 см и подключить к переделке всю бригаду, ее сняли с этой операции. Я думала, уволят.

Но одно из волшебных свойств Хаёт состояло в том, что она могла найти подход к любому человеку в любой ситуации. Наверное, если бы в средние века ее приговорили к смертной казни, Хаёт придумала бы способ убедить палача отпустить её. Просто феноменальная способность договариваться и избегать наказаний – с нее даже премию не сняли после этого случая. Но наказала ее сама судьба. После злосчастных футболок Хаёт поставили на электронож, подкраивать мелкие детали, и там она, живя, как всегда, в полусне, потеряла кусочек пальца, самую подушечку. Кость, к счастью, оказалась незатронутой, но случай был очень болезненный.

Непонятно было, куда ее такую ставить, и что доверить ей. Не выгонять же? Посадили на мою операцию «закрыть росток киперной лентой» - это высокотехнологичная операция, выполняется в 5 или 6 приёмов, но оплачивается очень дешево. Как пошла она клепать ростки! В два приёма - у нее уже готова дневная норма. То, на что я трачу целый день, она изготавливала за пару часов. Качество было не плохое, оно вообще отсутствовало. Так могла бы шить выпускница швейного училища, которая не посещала занятий.

Отдел качества, который возвращал мне футболки за малейшее виляние строчки, забирал у нее всё, как с закрытыми глазами. Что она им говорила, чем оправдывалась? Хотела бы я послушать. Но закончилось тем, что спустя месяц из отдела качества выгнали приемщицу за невыполнение своих обязанностей, а начальница была под вопросом. На этом месте я попрощалась с работой в швейном цеху, пошла искать себе лучшей жизни и не знаю, что у них было дальше. Хаёт осталась - её перевели на место уволенной приёмщицы.

Собака



Я думаю, умные собаки вполне могут потягаться интеллектом с глупыми людьми. Во всяком случае, если найти самого глупого человека на земле и поставить рядом самого умного пса, в какой-то точке они сойдутся.

На Украине мы любили гулять по улице частных домов, что-то вроде пригорода или, как у нас называют, планы. В одном дворе жила собака, по уму она стояла в одном ряду с безграмотным, умеренно пьющим, но честным и очень наивным человеком. А вид у нее был – седой мужичок. По окрасу – перец и соль, кудлатенькая. Это был именно волос, а не шерсть, он топорщился веером вокруг морды, как у давно не брившегося, не мывшегося бродяги. Хозяева, если и вычесывали ее, то один раз в жизни – при рождении. Бежала вдоль забора, лаяла, делая вид, что хочет нас догнать, а если остановиться и посмотреть в этот момент в ее морду, в самые глаза, мужичок тоже останавливался и будто спрашивал: «А я чего? Я ничего..»
[Spoiler (click to open)]

В одно утро мы проходили мимо этого дома, а муж говорит:

- Хозяева съехали.
- Как ты понял?
- Смотри, в окнах черно. И лает она как-то..

Действительно, лай у нее стал такой, словно с нами пытался говорить сильно заикающийся, взволнованный человек. Хотел что-то крикнуть и не мог. Собака проводила нас, как всегда, до конца забора, но не убежала к своей будке, а застыла, глядя вслед.

- Кто же ее там кормит? – спросила я, - мисочка на месте.
- Соседи, наверное, подсыпают.
- И не убежит же через забор.
- А куда ей бежать?

В следующий наш приход она сидела уже за забором со стороны улицы. Видимо, в дом заселились новые хозяева, и собака им была не нужна. Нет, ей оставили мисочку, ее старую алюминиевую, с помятыми боками, куда сердобольные соседи подливали помоев, - тем она и жила. Еще немного подгавкивала, но как-то вопросительно. Покрутит головой: «Гав?» Будто спрашивает: «Правильно?». Cобака привыкла служить, но теперь не знала, кому: хозяевам ли, соседям, прохожим? Раньше ее кормили за «гав», а сейчас за что?

- Били, наверное, - сказал муж.
- Почему ты думаешь?
- Гавкать боится.

Чем теперь зарабатывать на жизнь? Поблизости обитала стая бездомных псов, но брошенку к себе не принимала. Они грелись все вместе на куче осенних листьев, которые дворник нагребал с утра. Опавшую листву у нас не вывозили, она так и лежала, прела, внутри от медленного гниения скапливалось тепло. Это были хорошие, добротные собачьи постели. Собаки ночевали в них, тесно прижавшись друг к другу.

А одиночка у забора всю ночь дрожала на ветру, на стылой земле. Раньше она обгавкивала своих бездомных собратьев, как чужаков, а тут сама стала чужая – и собратьям, и людям. Стая знала, где добыть пропитание, а эта была в бродяжничестве новичок. Я видела, как в обеденный час собаки мигрируют на базар, попрошайничают там, и успешно. Местные торгаши отдавали им мясные обрезки, кости, испорченный фарш. Но в собачью мафию просто так не войдешь – загрызут, самим мало.

Пошли первые заморозки. Выжить, выжить! Собака свила себе гнездо из куста, что рос поблизости. Ветки, щепочки, пожухшие листочки, ее свалявшаяся шерсть – всё пошло в ход. Получилось это у нее случайно. Куст рос у забора, а она так долго жалась к нему и терлась спиной, что среди ветвей образовалась вмятина, немного прикрывающая ее от ветра. Вторым боком собака прильнула к деревянным штакетинам, и получилось что-то вроде домика. Да много ли в нем нагреешься? На ветках куста последние листья дрожат, и она дрожит; вместе доживают. Вжалась в своё гнездышко, скукожилась, смотрит на мир – потерянная душа.

В таком положении я запомнила ее. Вскоре пошли хляби и грязь, и мы перестали там ходить – до самого декабря, пока землю окончательно не подморозило. У нас в начале зимы снега толком нет, только замерзшие лужи да кое-где ледяная корка. Под Новый год решили пройтись, о собаке я к тому времени забыла. Вдруг вижу, скок-скок за нами трехногое существо – передняя лапка приподнята. На лапке, укороченной на четверть, болтается обрубок, самая собачья ладошка с пальчиками – висит на шкурке, как на ниточке.

Спешит, догоняет, стучит ладошкой, как деревяшкой, по мерзлой земле. Видно, давно это с нею случилось, уже успело отболеть и отсохнуть. Только бегать стало неудобно. Мисочки ее больше не было видно, гнездо превратилось в несколько торчащих, острых палок. Бежит собака молча, больше не лает – стиснув зубы, бежит. А в глаза посмотрела – узнала нас.

Светлые души



Те, кто держит животных в арендованном жилье - люди непорядочные. Хозяева по доброте своей или по незнанию могут согласиться на питомцев, но после этого им придется сдирать напольное покрытие, срывать обои и соскребать потолки. Квартиру нужно будет очистить до штукатурки. Некоторые арендаторы пользуются этим незнанием и подставляют хозяев.

Я жила в квартире, где снимала комнату женщина с кошкой. Ну кошечка и кошечка, кому от нее вред? А потом туда заехала другая постоялица. Так вот, она сутками кашляла, слёзы шли из глаз непрерывно; съехать не могла – за арену уплачено вперед (еще и риэлтору), договор подписан, а больше денег у нее не было.

Выйдет на кухню подышать, окошко откроет, но и там задыхаться начинает, по кухне тоже кошка ходила. Ночью ее просто выворачивало – весь дом, наверное, слышал. Были планы задержаться в Москве, найти себе работу, только лицо у нее, молодой девушки, опухло до такой степени, что стало похоже на разрезанную половинку арбуза – красное, влажное. Кто ее куда возьмет?

Работы так и не нашла, питалась не знаю, чем. Деньги на обратную дорогу пришлось просить у родственников. Сидела и плакала – ждала перевода. Так и уехала ни с чем. Сбережения растрачены, здоровье подорвано, сама на грани истерики. Вот так две добрейшее женщины, хозяйка квартиры и владелица кошки, сотворили зло.

Зато какие светлые души! Одна любит животных, а вторая - тех, кто с животными. Обнять и плакать.

Собачья жизнь



Событие - ничто, контекст – всё. Меня обвинили, что я держу собаку без поводка и намордника, но где я ее держу? Вы наверное, представляете мегаполис вроде Москвы или чуть поменьше, или просто благообразный чистенький город в глубинке России, где даже котиков пытаются водить по струночке.

А вы представьте другое: в противоположном доме, в подъезде, откуда выехали все жители, живет целая стая собак без поводков – бродячих собак, которые взяли этот подъезд под себя. Живет совершенно законно, и все жители-люди с этим молчаливо согласились. Жители-собаки воют лунными ночами от своей собачьей жизни, но мимо подъезда можно спокойно ходить, мы поделили территорию и прекрасно сосуществуем.

[Spoiler (click to open)]
Ближе к полудню стая мигрирует к хлебному магазину, туда в это время привозя курятину. Располагаются под молодой шелковицей, и все люди знают, что в этот час их – обходи стороной. У собак обед. Да что там говорить, я и другие жители сами подкармливаем их объедками.

Наравне с собаками ходят куры, гуси и индюки – просто по кварталу между домами, там, где есть травка. Вечером хозяева загоняют их в сараи. Еще в моем детстве держали свиней. Я сама не видела, но кто постарше прибегали откуда-то из-за гаражей и рассказывали, как по осени их забивают. Дети тогда стоят толпой вокруг и ждут ухо или хвостик, подкопченный на огне, и дерутся за него. Но с тех пор свиней вывели, остались только безобидные козы.

Собаки ходят на поводках только самые маленькие, карманные, - чтобы их не загнали большие. Особо больших и нет, не выживают – наверное, маленькая кормовая база. Только средние и мелкие. Жители держат в основном шавок, породистых я не видела. Нет, они где-то есть, иногда мелькнет в городе бульдожья морда в ошейнике, но это, скорее, исключение.

Да что там собаки. На терриконах за городом стояли минометные установки (или как они называются?), и снаряды летали прямо через наши головы в сторону Донецка. Месяцами люди живут без воды, потом организуются и роют себе скважины. Вещества продают почти в открытую. Зимой отключают по городу свет, вода в трубах перемерзает, потому что перестает работать насос, и тянешь на горбу эту бочку драгоценной воды со скважины. Приходишь в каменный мешок, который выстыл до четырех градусов, зажигаешь сухое горючее, кипятишь чай. Никто не кричит: караул, нельзя жить, спасите! Люди молча подчиняются судьбе и тянут эту обыденность, эти будни. Вот такой контекст. И на фоне всего этого – собака без поводка! Шок, смотреть всем.



Сестрёнка



У цыган-детей лица недетские. Они приходят в этот мир и как будто всё о нем уже знают, причем, не с лучшей стороны. У них не бывает безоблачного взгляда, небесной простоты, кротости и той легкости черт в лице и душе, при которой ребенка можно спутать с ангелом. Понимая характер новых соседей, я пришла в ужас, когда собака облаяла их мальчика. Одна мысль: что теперь будет? Зашла в подъезд и, не дожидаясь, когда цыгане придут ко мне, сама постучала к ним. Дверь открыла мать. Глядя на меня остро, она молчала.

[Spoiler (click to open)]
Я сказала, что сожалею о случившемся. Что мы постараемся не выпускать собаку днем, но она очень вёрткая и может выскочить, когда открывается дверь. Так не может ли мальчик бросить ей колбаски? Я куплю, а он пусть бросит пару раз, и собака перестанет его облаивать. Цыганка сказала нет. Тогда я еще раз повторила свое предложение, думая, что она не поняла меня, и добавила, что так будет лучше для ребенка, но мать цыганёнка еще раз коротко ответила «нет» и закрыла передо мной дверь.

Мы испугались, что новые соседи хотят отравить Флопика. Другой причины для такого холодного ответа я не видела. Люди, которые заинтересованы в благе для своего ребенка, не будут так категорически отклонять шаги навстречу. Отклонят их лишь те, которые решили устранить саму причину неприятности. Мы договорились не выпускать Флопика днем на улицу и строго следить, чтобы он не выскочил.

Наш пёс прекрасно может просиживать целый день дома, выгуливать его можно один раз в сутки, ближе к ночи. Когда ему скучно, он ничего не имеет против такого режима. Но если Флопика что-то заинтересует во дворе или в подъезде, он будет рваться туда каждую свободную минуту. И на беду, его заинтересовал цыганёнок. Пёс сидел под дверью в прихожей, подкарауливая его; улавливая с площадки его шаги (или запах?), он неистово лаял. Мальчик пугался, начинал плакать и показывать на нашу дверь пальцем (я смотрела в глазок). Я грозила Флопику кулаком и шептала: «Тихо»! Он замирал на секунду, а потом бесновался с удвоенной силой, бросаясь на дверь и царапая ее когтями. И, пока цыгане открывали свою квартиру, и ребёнок не скрывался в ней, лай стоял, как от своры собак.

Мы быстро поняли, что, к счастью, мальчик не бывает дома целыми неделями – в понедельник утром его отвозят в интернат для немых и забирают только на выходные. Это немного облегчило нам жизнь. Мы стали наблюдать за их семьей, за передвижениями ребенка, и вскоре легко могли различить, кто из них дома, и можно ли выпускать собаку.

Но однажды случилась накладка. Муж пошел в магазин, собака увязалась за ним. У Флопика есть три вида проводов. На работу он провожает мужа неохотно. Дойдет до обочины дороги, остановится, посмотрит скучно вслед и сделает вид, что у него есть очень важные собачьи дела: отбежать в сторону, спрятаться за куст или рыть мордой в траве. Если провожает в гости, идет охотно. В чужую квартиру залетает пулей, как самый долгожданный гость, и ждет от хозяев косточку. Но нет для него большей радости, чем провожать мужа за пивом. Как он узнаёт? Подпрыгивает на всех четырех лапах сразу, визжит, бросается к двери, потом к хозяину: быстрей, быстрей! И снова к двери. Вылетает из квартиры, как вихрь, неудержимый, бесстрашный и безумный. Бежит впереди мужа к магазину. Ему там что, наливают?

В один из таких случаев он и вырвался. Выскочил из подъезда, а навстречу цыганенок, да не один, а с бабушкой.

Знаете песню:

После ночи пьяного разгула
Я пошел к проклятому ручью
Чтобы цыганка бабка Мариула
Мне вернула молодость мою.
Ты наводишь порчу жабьим зубом,
Клады рыть указываешь путь…


Вот эта бабка Мариула ему и повстречалась. И жабий зуб там где-то угадывался на шее, и трубка из глины за пазухой. Она покрыла моего мужа всеми возможными цыганскими проклятиями, а также его потомков до седьмого колена и предков, лежащих во гробах. Я думала, зажглась сирена, когда услышала во дворе ее крик. Цыганка перекрикивала собаку и ребенка вместе взятых, и всё это трио составляло один чудовищный собако-человеческий вой. Казалось, голосит целый табор, а не одна женщина. Перед грозой ее голоса даже наши бабушки на лавочке обмерли, а уж они-то повидали в жизни всякого, и сами много чего могут. Я смотрела на это из окна и думала: как муж стоит там и слушает? Я бы упала замертво.

Ждала его из магазина, как с войны. И опять одна мысль: что теперь будет? Мы живем дверь в дверь, чего от них ожидать?

Спустя два дня затеяли у нас белить подъезд, деньги собирали. С каждой квартиры по пятерке, а с новеньких – ничего. Как сказала тёть Нэля: «Они ведь цыгане..». Ну это ладно, я уже молчу, лишь бы ужиться как-то. После побелки решила дверь покрасить снаружи, вышла на площадку, прикрыла ее плотно за собой, чтобы не дай Бог чего. С кисточкой в руке, футболка в краске.

Поднимается по ступеням цыганское семейство: мать, ребенок, замыкает шествие цыган-отец. Мать, понятное дело, не поздоровалась, ребенок прошел показывая пальцем на нашу дверь: «Ы-ы-ы»! Цыганка втолкнула его в квартиру, поясняя что-то на своем языке, а цыган задержался, стоит. Я повернулась к нему. Ну, - думаю, - говори, что хотел. А он взглянул ласково, томно и шепчет:

- Сестрёнка…
- Здравствуйте, - отвечаю я.
- Красишь?
- Да.
- Красиво.

И смотрит глазами влажными не на дверь, а на меня.

Продолжение

Цыганёнок


Фото Юрия Гординского


К нам на площадку поселилась цыганская семья с маленьким мальчиком, он был немой. И надо же такому случиться, что наша собака отметила его для себя, как личного врага.

Собаки определяют людей по запаху, и у них есть свои симпатии и антипатии к человеческим существам. В первый же день приезда новых соседей мы оказались вместе на площадке, и Флопик посмотрел на мальчика, как волк на добычу. Но ребенок стоял с родителями, а собаки очень хорошо чувствуют, когда жертва под защитой. Пёс у меня некрупный.

[Spoiler (click to open)]
Флопик любил провожать меня на базар. В одно утро возвращаюсь я с молоком, навстречу цыганенок – вышел погулять. Вдруг моя собака встает на дыбы – и прямо на него. Такое остервенение я видела у Флопика только раз, когда к нам пришел электронадзор. Один из проверяющих догадался разуться, Флопик бросился на мужчину и прокусил ему пятку.

Вот и в этот раз у меня сердце упало. Мальчик убежал домой с диким криком. Нет, он не был покусан, но напуган основательно.

А нужно сказать, семья эта была, как нарисованная: такими я представляла цыган по фильмам и книгам. У мамы цыганенка не было огромных серёг и бус, но они так и напрашивались к ее длинной юбке, глубокому декольте и большим выпяченным грудям. Она была женщиной крупной, а рядом с ней – маленький хрупкий муж.

Он, стесняясь, поколачивал ее за измены (не знаю, мнимые или реальные). Отношения супруги выясняли громко, иногда прямо в подъезде, не заходя в квартиру. Странно было видеть, как муж, тщедушный человечек, наступает на жену с шипением, а она вскрикивает: «Ваня! Ваня»! - и мечется, как крупная испуганная курица по площадке, пытаясь увернутся от его кулака. А кулачонок-то – с орех! Видимо, она боялась идти домой, ожидая там худшего, и общее, открытое пространство подъезда служило ей как бы защитой.

Я проходила быстро молча, Флопик, идя со мной, тоже проскальзывал между наших ног, как пришибленный, и прятался за дверью. Что случалось потом, даже не хочу описывать.

Продолжение

Они тоже

Соблюдают социальную дистанцию


Сегодня ночью видела из окна небольшую погоню. Сначала наискосок пробежала стая собак, а вслед за ними человек. В руках у него была палка, она трещала, как электрошокер. Я не удивляюсь, что бродячих собак отлавливает ночью, но где они здесь, в Москве, могут гнездиться? Это же невероятно. Чем они питаются, где ночуют? И как им удалось укрыться целой стаей?

Обычный прайс

У нас в колл-центре посторонние разговоры не поощряются, но иногда я их поддерживаю. Мы звоним на предприятия, предлагаем юридическое сопровождение бизнеса. Иногда спрашиваешь: «Интересует что-то из наших услуг»? А он: «Меня женщины интересуют». Здесь можно пуститься в уточнения.. А можно оставить так. Но обычно темы посторонних бесед не настолько личные. Как то:

космос, мироздание;

доллар, нефть, золотой запас;

юность, старение;

экзистенциальное переживание действительности.

Вчера тоже был один, начал с каких-то пустяков.
[Spoiler (click to open)]Потом вспоминал о собаке любимой – грустно, нежно. Я не поняла, то ли умерла его собака, то ли пропала, но выходило так, что вряд ли они еще увидятся. Цветок у него на кухне стоит в большой кадке, как дерево. Цветок и собака – дорогие сердцу существа.

Самые приятные мужские голоса – это самые расслабленные. А этот говорил, как котеночек лапкой трогал. Я сказала: «У меня тоже собака есть, живет далеко от меня». А он: «Мне пора, договорим позже? Иду на химию… первый сеанс».

У него онкология, он говорил из больницы. Помню, как мой отец умирал: медленно-медленно таял, каждым днем хотел напиться. И боль, постоянная боль. А перед самой смертью у него были глаза ангела. И этот мужчина тоже – начинает падение в пропасть. У него еще все впереди.

- Как же так? – спрашиваю, - что же вы не сказали? А я тут вам звоню.

- Нет, хорошо, что вы позвонили, я ваш номер сохраню. И услуги ваши крайне необходимы, я сам не могу ничем заниматься. Вы мне вышлите, что там у вас есть по NNN.

Поставила напротив его имени пометку «минимальный прайс». Я иногда так делаю, когда клиент сомневается, нужны ли мы ему. Сдаю вечером начальнице отчет. «А почему минимальный, Юля»? Она с каждым случаем отдельно разбирается. Объясняю ей ситуацию. «Юля, так это не повод! Если человек хочет с нами работать, это обычный прайс, с нормальными ценами! Тут фирма на боку лежит, а ты в благотворительность играешься».