Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Потопи



А вот диалог с Украины. Две соседки разговаривали; я сидела дома и слышала через открытое окно. Одна из них была с дочкой.

- Ой, Наташа! Давно приехали?
- Уже неделю здесь.
- А я вас не видела. И Леночка с тобой! Я тебя такой ма-а-аленькой лялькой помню. Это же сколько ей?
- Двенадцать.
- Домой идете?
- Ага, с гаража. Цуценята у нас там. Мы Найду с деревни забрали, а она навела. А вам не надо?
- Мне, цуценя? Та хай они повыздыхают. Я сама, как цуценя. С утра встанешь и думаешь, чим рота напхати. Сколько их?
- Шестеро. Не знаем, кому теперь раздавать.
- А ты их потопи.
- Потопить?
- Потопи.
[Spoiler (click to open)]
- Ой нет, я не могу. Лена играется с ними. Пока так ходим..
- Ты что, ни разу не делала?
- Нет.
- Так я тебя научу. Возьми ведро воды...
- Мама, пойдем домой.
- Подожди, Леночка.
- Что ты с ними делать будешь? Куда их? Шесть штук, это ж орава какая, только корми.
- Ой, теть Рай, не знаю. Они такие маленькие.
- Потопи ты их.
- Вы думаете?
- Потопи, моя хорошая.
- Мама, нас папа дома ждёт.
- А что, ваш папка теперь дома, не пьёт?
- Полгода уже держится.
- Ну слава богу, пусть держится. А то детё и хозяйство, куда пить? А цуценят потопи, милая, потопи.
- Они же вырываться будут. Не смогу я рукам их держать.
- Зачем руками? Ты их в мешок покидай.
- В мешок?
- Или в тряпку большую.
- Ну у меня есть мешок из-под сахара…
- Вот, покидай их туда.
- Они же знаете, не сразу там.. пищат, барахтаются. А они потом… всплывают?
- Ничего этого ты не увидишь. Мешок узлом завяжи, чтоб не повыскакивали, и в ведро его. Тут греха нет.
- Мама, папа пишет, если мы сейчас не придем, он уйдет.
- Подожди, доченька.
- Он уйдет, мама, к дяде Геше!
- Это к Генке, что ли? Борони боже. Чего ты этого пройдоху не отвадишь, Наташа?
- Так друг его.
- Наташа, семью береги. На тех друзей не смотри. Женился - никаких друзей. Поганой тряпкой их гони. Мой старый, помню, привел друзей, еще молодые были, а я прихожу с работы, поглядела на это дело, скрутила полотенце да впоперек хари одному и второму. И своему наказала: еще раз приведешь, и тебя отхожу. Ото в сарае с курями хай колготятся, пока я не вижу.
- Ладно, пойдем мы, теть Рай.
- Так ты поняла? Узлом завяжи и крышкой накрой. Крышкой накрыла, и всё. Уразумела?
- Понятно. Только.. как же.. они там.
- Если тебе муторно, ты воду закипяти, они тогда скавчать не будут. А потом мешок туда. Довела до кипения... Леночка, чего ты плачешь, детка?
- Да я..
- Окунула их, и готово. Там уже не повыпрыгнут.
- Не смогу я всего этого..
- Сможешь! Это только первый раз трудно. А потом привыкаешь. У тебя же Найда ещё молодая? Ну вот. Сколько их будет.
- Нет, не смогу. Ведра у меня нет.
- Так я тебе кастрюлю дам.
- Ой, тёть Рая, не знаю. Пойду я.
- Да ты постой! Кастрюля у меня хорошая, алюминиевая, на 10 литров, я в ней варенье варю. В вас малина уродила чи не? Ой, у нас уродила рясно! Мне столько варенья не надо. Сколько мы со старым съедим? А вы бы пришли с Леночкой, обобрали. И Леночка бы поела, и ты бы себе набрала. Жалко, сыплется.
- Ага, мы поняли. Мы пойдем…
- Поднимешься ко мне за кастрюлей?
- Да я не..
- Чего ты боишься? Ну пойдем, пойдем, моя хорошая. Я тебе для первого раза помогу. Покажу, как делается. Потом вынесешь на мусорник, и всё.

И я услышала, как они поднимаются по лестнице.

Магазин около нашего дома



У нас в Москве магазин около дома ничем не отличается от украинского. Они по одной матрице делаются? В первый раз зашла туда из интереса, он оказался такой же длинный и узкий, как на Украине (мы его так и называли, «Длинный»), с единственным окошком, как будто слепленный из двух вагончиков. Только здесь не пахнет пропавшими продуктами, и не разносится до самых дверей крепкий селедочный дух.

[Spoiler (click to open)]
Зато здешняя продавщица жалуется, что пахнет пропавшим мужиком (пропащим?). Мужчины-покупатели действительно выглядели немного сомнительно. Они стояли по длине всего коридора, всего человека три, заметно подзадоренные пивом. «Куда-то я не туда попала», - подумала я и тут же вышла.

Но со временем стала захаживать каждый день. Я беру тут единственный продукт – пирожное в кокосовой стружке, и всегда одно. "Возьмите парочку", - предлагает раздраженно продавщица. Ей со мной возни на рубль, а покупаю я на копейку. Коробки с пирожными стоят далеко в стороне, это нужно выйти из-за прилавка, обогнуть его, пройти через весь магазин, чтобы продать мне крохотулечку размером с куриное яйцо.

От парочки я отказываюсь. У меня норма не больше одной пироженки в день, а если я две куплю, я обе сразу и съем.

- Хлебушка домой не забыли? – почти приказывает продавщица.

Я продолжаю упираться.

- Водички минеральной, булочку! (на прилавке сброшены в кучу залежалые лаваши и булки).

Наконец, уступив ее напору, я прошу прибавить к моему чеку зажигалку – она всегда пригодится.

Кстати, продавца зовут Тоня. Я умилилась, когда услышала это имя, потому что ее украинскую коллегу в таком же магазине звали Таня – поменялась всего одна буква. Мы будто и не уезжали никуда: тот же магазин, та же женщина в нем; картошка и лук продаются плотно завязанными в непрозрачных пакетах – чтобы не видно было, что в них. Нормальная хозяйка, конечно, не купит, а холостяку сойдет. Такой же зеленый и тихий у нас двор, от него пройдешь наискосок – лавочка. Перед магазином в лучших традициях Донбасса в землю врыты шины. Та же ничем не оправданная, ненормальная дороговизна на самые простые продукты.

Тоня за прилавком стоит с тем же выражением лица, что и Таня, которое я определила бы как специфическая маска работника торговли. Обе блондинки в возрасте.

– Не моются они, что ли! – вскрикивает Тоня после ухода очередного покупателя. – Нет, ну жара такая стоит, пойди ты помойся! Он костюм натянул, туалетной водой обрызгался и комфортно себя чувствует. А мне тут с ними каково? – она укоризненно взглядывает на меня, как будто я имею к этому мужчине какое-то отношение. – Ну и мужик пошел, стоять рядом нельзя. Одному говорю: хлебушка домой возьмите, а он: я хлеб не ем, только сухарики. Хлеб он не ест. А у самого живот висит.

Я, хоть и не считаю это пороком, но киваю и улыбаюсь в знак женской солидарности. Мне хочется, чтобы всё было гладко. Но в лице Тони есть что-то взвинченное, даже когда она добродушно настроена и притворяется подружкой. Мрачное недовольство затаилось в зрачках ее глаз.

– Без выходных работаю, - делится она, – я же не москвичка! Отдыхаю один день в месяц, а так всё тут - с восьми до одиннадцати. А они уже с полвосьмого начинают стучать.

Чудовищно. Получается, у нее 15-часовый рабочий день в графике 7/0. Как же она выживает? Может быть, Тоня моложе 50-ти, но с таким режимом сна и отдыха будешь выглядеть на все 60.

Мой муж у нее тоже покупал, каждый день заходил за пивом – он пьет безалкогольное, чисто для приятности. Так вот, один раз пошел без пяти одиннадцать, под закрытие. Спрашивает:

- А вы до которого часа?
- Вообще до 11-ти, - ответила Тоня, - но для хорошего клиента я здесь до двух ночи. Надо будет, постучите в окошко подсобки там, сбоку, я открою.

Муж с тех пор посылает за пивом меня.

Происшествие у шаурмичной



Смотрю, как узбек (условный) подошел к шаурмичной и заказал себе шаурму. Пока ее готовили, он нырнул в соседнее кафе и вышел оттуда с чаем. Шаурмичник посмотрел на него и говорит:

- Почему у них покупаешь чай? У меня тоже есть чай.
- Почему я не могу купить чай? Ты мне запретил?
- Мой чай не хуже, а ты берешь у них!
- Ты мне указывать будешь, где брать?

Тут шаурмичник выскочил из своей будочки, подошел вплотную к покупателю и начал доказывать ему что-то на своем языке. Узбек сначала отступил назад, а потом встряхнулся, принялся возражать, и так громко! Удивительно, как два человека на ровном месте могут создать маленький восточный базар.

Из соседнего кафе вышли официанты. Они смотрели на этот бедлам, скрестив руки на груди. Покупатель оттолкнул продавца, продавец – покупателя; из шаурмичной выбежало два человека подмоги, и втроем они окружили бедного узбека. Где же полиция?

Тут я заметила, что в руках у покупателя не только чай. В этой потасовке, между толкотней и угрозами продавцы каким-то образом умудрились всучить своему клиенту уже готовую шаурму. Он стоял, удерживая в руках горячий напиток и еду, и мне показалось, его позиция совсем шаткая.

Я всё это время сидела на лавочке, рядом стояла урна. После короткой, но страстной речи на своем языке, узбек разворачивается и с размаху швыряет туда шаурму. На секунду мне кажется, что в меня, и я подскакиваю. Следом в урну летит чай, разбрызгиваясь на лету. Попал!

Узбек гордо удалился. "Ававав! Ававав"! - понеслось ему вслед. Шаурмичники стояли, как оплеванные.

Отношение к пожилым



Я не хочу сказать, что дети россиян – ангелы. Нет, обычные дети. Но у меня был повод наглядно сравнить, чем отличаются наши подростки от подростков других народностей в своем отношении к людям старшего поколения.

Дело было опять же на пути к метро. Мы там часто собираемся у светофора, человек 5-8, пережидаем поток машин. А дорожка к нему ведет – узенькая. Наверное, когда район только строили, такой ширины было достаточно, но сейчас она уже плохо вмещает всех, кто утром спешит на работу. Добавьте сюда велосипедистов и курьеров, которые летят как сумасшедшие. По проезжей части они двигаться не могут – там парковочные места для машин, а с другой стороны – газон.

Мы все в одном потоке, как клетки крови в артерии, бежим, обгоняя друг друга, и вдруг два велосипедиста наезжают на дедушку. Было паренькам на вид лет по 17, наши. Они не то чтобы сбили его, но хорошенько толкнули. Велосипеды у них мощные с широкими колесами, ехали быстро.

[Spoiler (click to open)]
Дедушка отошел в сторону, я видела только его спину. Сам с палочкой, плечики дрожат. Задребезжал голоском: «Вы меня чуть не сбили.. вы совсем не смотрите...». И не то ему обидно было, что на него наехали, а то, что он себя почувствовал меньше этих мальчишек, слабей. Даже прикрикнуть на них не смог. Мне показалось, мужчина резко осознал, что он постарел и отброшен на обочину жизни. В прямом смысле отброшен – более молодыми и сильными. Я в его голосе слышала слезы.

Парни ему:

- Вы сами смотрите! Мы вам сигналили, не слышали? Так сами виноваты!
- Я не слышал.. я.. я не видел, - оправдывается дедушка.
- Вы здесь не один ходите, смотрите по сторонам! - так они внушали ему, пока горел красный.

Потом люди двинулись, подростки рванули вперед, а старик остался у меня за спиной.

Я видела, что парни отвечают так грубо только из щенячьей резвости, на самом деле зла в их нет. Они и сами не рады, что наехали, и виноватыми себя чувствуют, просто не сообразили вовремя, что лучше бы извиниться. И если бы родители увидели, как они общаются с пожилым человеком, я думаю, их бы резко остановили. Кстати, они были в униформе очень солидной, известной в Москве компании с фирменными нашивками на груди, и если бы дедушка взялся, он мог бы доставить им неприятности по работе.

Иду несколько дней спустя. Тоже велосипедист, но уже из мигрантских детей, курьер по доставке еды. Подъехал к светофору, никого не толкнул, аккуратно остановился. Не знаю, нарочно у него получилось, или просто места другого не оказалось, но он резко сплюнул в сторону, где одиноко стояла пожилая женщина. Нет, не попал, но плевок пришелся очень близко к ее длинной юбке – выглядело всё это довольно оскорбительно. Поднялся такой крик! Женщина это вам не старичок.

По сути она была права – в своей стране парень такого не сделал бы. "Плюнь своей матери на подол"! – кричала она. Обида ее просто захлестнула. Мы уже тронулись на зеленый, а женщина все говорила и говорила на ходу, и не могла успокоиться. Возраст ее тоже был где-то 60+, так может и инсульт на ровном месте случиться.

Вроде бы два парня, оба поступили оскорбительно по отношению к старшим, но насколько разные чувства были написаны на их лицах. Наши мальчишки огрызались, но сожалели и понимали свою неправоту. А курьер по доставке еды молчал, как статуя Будды. Ни одного слова не ответил он женщине, но на лице застыла враждебность. И чем дольше затягивалось молчание, тем глубже она отпечатывалась в его чертах. Он не раскаивался.

Как ели в Сибири



Я сварила лапшу на говяжьем бульоне. Муж спрашивает:

- Зачем здесь вода? Лучше бы сделала просто лапшу с маслом.
- Лапшу едят с жидкостью.
- Ты и пельмени с жидкостью ешь.
- Мы так в детстве ели - с бульоном. Я только, когда выросла, узнала, что можно с маслом.
- Мне в страшном сне не приснится, что я пью воду из-под пельменей.
- Почему воду? Это пельменный бульон. Там перец, лавровый лист. А папа варил нам пельменный суп. Варишь, как обычный суп, бросаешь туда картошку, овощи, а в конце вместо крупы – пельмени.

О. посмотрел на меня жалостно и говорит:

- Вы, наверное, бедные были.

[Spoiler (click to open)]
Только при чем тут бедные? Муж вырос на Донбассе, где принята еда более сытная и жирная - для шахтеров. Им мама тазик пельменей готовила с маслом, и они мисочками ели. Вместо воды пили молоко и какао. А у нас мама из Сибири, там по-другому едят. В семье у них было 7 человек детей, где на всех пельменей настачишься? Вот и варили с бульоном. Дедушка заготавливал два ведра фаршу, замешивал кадушку теста. В фарш обязательно смалывал пучок лаврового листа. Вся семья садилась, и в 18 рук лепили пельмени на зиму. Хранили их в сарае в мешке. А замораживали так: один идет и раскидывает пельмешки по снегу, а второй следом собирает и ссыпает в мешок, как камешки.

Основным блюдом на каждый день были щи: картошка, капуста, бульон. Когда добавляли туда ложку томатной пасты, это называлось «борщ». Мясо кусками, пельмени мисками никто не ел, это считалось слишком жирно. На чердаке в сарае висела вяленая медвежатина – мясо очень жесткое и сухое. Мама рассказывала, что летом они бегали детьми, захочешь есть – на чердак. Отгрызешь медвежатины клок и снова на улицу. В дом не заходили, чтобы родители не загнали. А медвежатина– соленая и такая твердая! Оторвать ее можно было только зубами. Потом жуешь целый час, пока она во рту размокнет и превратится во что-то съедобное. Зато после такого перекуса можно было бегать до ночи – есть не хочется, очень питательная.

Поэтому у мамы в семье все худые и поджарые – лишнего не ели. Как подумаешь: в детстве мамина семья сидела по вечерам при лучине, лампочек еще не было. Лучина - это щепочка длинная, тонкая; зажигаешь ее, она светит, как свеча. О телевизоре только слышали, что он существует. А теперь мама сидит в интернете и беседует со мною по воцап.

Бабушка с баулами



Удивительно, что посещение КФС некоторые воспринимают как светский выход. В туалете мимо меня проплывает дама в голубом, она поправляет перед зеркалом макияж и смотрит, всё ли в порядке с ее платьем.

Я уже писала, что сеть очень демократичная, это мне как раз нравится. Пускают всех людей, разных социальных слоёв и достатка, и даже откровенно нищих. Но когда на входе я увидела бабушку с баулами в обеих руках, во мне шевельнулось неприятное предчувствие.

[Spoiler (click to open)]

От баулов пахло примерно так же, как пахнет от мусорных контейнеров, когда их долго не очищают. Бабушка сделала заказ на кассе и подошла к стойке выдачи. Я обычно тоже сижу там на лавочке, когда жду своего подноса, но в этот раз мне пришлось отойти вглубь зала. От стойки выдачи пошли плотные волны давно немытого общественного туалета. Как же в такой атмосфере есть?



Маркетологи сети запустили новую серию «Тёмный бургер». Взяла его. Это был обернутый в черную бумагу бутерброд, сама же булочка для бутерброда оказалась белая, как всегда. Видимо, слово тёмный относилось к упаковке.

Иду за столик в дальний – самый дальний угол зала, – чтобы до меня не доносились посторонние запахи; снимаю курточку, раскладываю еду. Рядом со мной сидят девочки лет 12-ти в форме курсантов с погонами, они общаются по видеосвязи с мальчиком. Говорят ему: «Закрой экран и не смотри на нас! Закрой, иначе мы сейчас себе камеру заклеим. Микрофон включи! Мы будем с тобой разговаривать». Мальчик послушно выполняет все команды, они хихикают.

Постепенно начинаю чувствовать, что запах туалета проник и в наш уголок. Оглядываюсь вокруг: бабушки в пределах видимости нет, - наверное, пошла ужинать в малый зал. Это какой же радиус распыления ее испарений? Морщась, жую свой бургер. Впрочем, молодежь вокруг меня смеется и не обращает внимания.

Один из способов, как ваши данные попадают к мошенникам



Мой муж ходит пить кофе в одно и то же кафе – я не знаю, какое. Не так давно пришел и рассказывает, что бармен уговаривал его оформить кешбэк. Говорит, вы постоянный клиент, давайте мы вас зарегистрируем, это выгодно, каждая десятая чашка кофе будет бесплатно.

Мужу не нравятся эти так называемые заманухи, и он обычно отказывается, но тут парень как-то уговорил его. Пришлось дать свой номер телефона и назвать имя.

Проходит неделя, другая, третья – кешбэка всё нет. Никто не предлагает ему бесплатный кофе и больше не вспоминает, что он постоянный клиент.

– А где мой кешбэк? – спрашивает однажды муж.
– Какой кешбэк? – удивляется парень. У вас там только 3 рубля.
– Так я же к вам каждый день хожу.
– Дело в том, что каждый ваш визит мы отмечаем, и пока что у вас накопилась сумма 3 рубля. Кешбэк засчитывается, когда сумма достигнет… (не помню, сколько).

Обидно как-то. Не в деньгах дело, но сначала тебя уговаривают, спрашивают твои данные, а потом выкатывают на тебя глаза, как на попрошайку.

Но это мелочи. На днях позвонили якобы из Сбербанка и говорят:

- Добрый день, Юрий. Вы подтверждаете смену номера контактного телефона, привязанного к вашей карте?
- Подтверждаю, - отвечает муж.

Потом они еще о чем-то спрашивали, а он им рассказывал. Насчет мошеннических действий по своей карточке муж не переживает, потому что у него нет карточки. И зовут его не Юрий. Юрием он представился тому бармену в кафе, который не отдает кешбэк.

Как вернуть свои деньги?



Взяла пельмени за 200 по акции, пробиваю на кассе и вижу, чек какой-то большой. Смотрю, а мне их за 500 продали.

- Подождите, - говорю, - там же акция.
- Какая акция?
- Акция указана, две последние пачки остались.

Приходит вторая кассир и ведет меня к стеллажу.

- Да, действительно, 200. Пойдемте, вам пробьют за двести, раз уж так вышло.

Возвращаемся к кассе.

- Приложите карту, пожалуйста, сейчас вам вернут ваши 500. Так, а теперь еще раз, оплата 200.

Я послушно прикладываю. В итоге с меня снимают 700 руб и ничего не возвращают.
[Spoiler (click to open)]
- А где деньги? – спрашиваю.
- Ждите, зачисление произойдет в течение 3-х суток.
- Как-то долго. Вы уверены, что оно произойдет?
- Да, конечно, я же сделала отмену.

Пошла я домой. Дохожу до перекрестка, стою на светофоре - сомнительно мне всё это. Вернулась в магазин.

- Знаете, что, верните мне деньги наличкой, я не хочу ждать трех дней.
- Мы не можем вернуть вам наличкой, поскольку деньги списаны с карты, и на карту должны быть зачислены.
- Но они не возвращаются!
- Я же вам сказала, ждите три дня.
- Почему я должна ждать три дня? Вы у меня сейчас их сняли, сейчас и верните.

Позвали директора, звоним в банк. Вернее, в разные банки по очереди – мой и их (магазина).

Никто ничего не знает! Из их банка деньги вышли, а в мой не дошли. Их банк говорит, нужно подождать 10 дней, а у моего срок – 15. Всё это живо напоминает мне схему из 90-х по выплате шахтерских зарплат. Шахтерам так и объясняли: деньги ваши, мол, из министерства вышли, только до вас они не дошли. Как будто деньги – это не конкретные цифры на конкретных счетах, а мифическая субстанция, которая растворяется в астрале. Неужели и в Москве так?

- Вы что, издеваетесь? – говорю я директору. - Вы продали мне пельмени за 700, которые стоят 200, а теперь я должна полмесяца ждать возвращения денег. Может, вы тоже подождёте моих денег? Я у вас товара на тысячу наберу, а заплачу потом?

Передо мной стоит женщина лет 50-ти, в глазах ее вековая усталость. Мне кажется, она даже не видит собеседника – черные от недосыпания подглазья и серый умирающий взгляд. Такие же кассиры вокруг. Они смотрят на меня, как на предмет, и повторяют заученные фразы скрипта. Нет, я их не виню. Я прекрасно знаю это состояние, когда спишь по 4-5 часов в сутки, а потом начинаешь спать на ногах и плохо понимать, что происходит. Мне кажется, скажи им сейчас: «Завтра в 10 вас расстреляют», они ответят: «Пожалуйста, не беспокойтесь, мы делаем всё возможное, чтобы исправить ситуацию».

Наденьте маску



Мы с мужем зашли в кафе в центре, выпить кофе. Продавщица ему говорит:

- Наденьте маску.
- Я в маске, - отвечает он.

А муж носит бандану, это такой шарф вокруг шеи в виде трубы – очень удобно. Надеваешь его на шею от холода, а на лицо натягиваешь от полицейского.

- Это у вас не маска, - говорит женщина, хотя лицо его было закрыто почти по глаза.
- А что это, по-вашему?

Она приглядывается:

[Spoiler (click to open)]
- Повязка. Или не знаю, что, но не маска.
- Скажите, а какой признак маски? Какой должна быть тряпка на лице, чтобы вы считали ее маской?
- У маски есть две петельки, которые идут за уши, а у вас вокруг головы повязано. Это нам не подходит. Возьмите нашу маску вон, в стопочке, и наденьте, иначе мы обслуживать не будем.
- Моя маска пропитана специальным противовирусным средством. А у вас чем?
- У нас маски такие же, как продаются в аптеке.
- Почему я должен вам верить? Может, вы пропитываете их отравляющим веществом.
- Прекратите, мужчина!
- Так вы же людей травите.

Люди, между тем, потихоньку начали собираться вокруг нас и прислушиваться.

- Наденьте маску или отойдите! – крикнула продавщица.
- Да подавитесь вы своим кофе, - надо было ответить ей, но мы молча отошли.

А зашли мы туда потому, что наше любимое кафе на проспекте Мира, где в последнее время невозможно было находиться, закрыли. Не просто сняли вывеску, а полностью убрали признаки того, что раньше там было заведение. Стоит замурованная стена, и ступеньки исчезли. Проходим мимо того места, как будто это всё нам приснилось.

Вот и посылай мужа в магазин



Прошу мужа утром:

- Купи молока.
- Какого?
- Вот этикетка видишь, с котёнком?

Название не стала говорить, потому что пока дойдет до магазина, забудет. Это белорусское молоко, очень вкусное. Насчет жирности тоже не уточнила, просто сказала: с синей крышечкой

Приносит – на этикетке Кот Матроскин. Это российское молоко, из Питера. Оно не хуже, но..

- Так это же не то, - говорю.
- Как не то? Котёнок есть? И крышечка синяя.

А после магазина, прежде чем идти домой, зашел в кафе, туда, где два наблюдательных парня работают. Сегодня вместо них была девушка. Муж давно хочет узнать, какой там режим работы, и все забывает.

- Вам как всегда? – спрашивает девушка.

Муж пригляделся к ней. Вообще-то видит ее впервые, откуда она знает, как он любит всегда? На самом деле «как всегда» ему надоело. Просто парни каждый раз спрашивают: «Вам как всегда?», а муж отвечает да, и не получается выйти из замкнутого круга. А девушке он сказал нет.

- Не как всегда. Скажите, что у вас еще есть? Я плохо вижу меню, капучино сколько стоит?

В конце, когда она уже пожелала ему удачного дня, муж спрашивает:

- Девушка, а до которого часа вы работаете?
- У меня парень есть!