Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Бить или не бить?



Когда говорят о недопустимости наказания детей, часто приводят тот аргумент, что ведь не бьем же мы своих мужа/жену, когда они нас не слушаются, тётю/дядю, соседей, коллег. И довод этот звучит на первый взгляд убедительно.

Действительно, дикость: сказать мужу «вынеси мусор», и когда он на третий раз не послушается, - дать ему подзатыльник. Или отходить жену ремешком за то, что она надела слишком короткое платье и вернулась домой после 12-ти. А как бить соседей? Они ведь заявят в полицию. За избитого коллегу и вовсе могут с работы уволить.

Но ситуация с ребенком отличается от ситуации со взрослым человеком тем, что за ребенка мы несем ответственность. Он на нашем попечении. Не только материально, но и морально, и нравственно. И недополученная в детстве оплеуха может во взрослости обернуться большой бедой – для него же. Тогда уже оплеуху ему даст сама жизнь, и это будет больнее и чувствительней и иметь более серьезные последствия.

Ответственность – вот ключевой момент, который позволяет бить или не бить.

Скажите, кого в детстве не били? Я такой человек.

История особенного мальчика

hello_html_m51c8b9d9.jpg

Его мать - женщина мечтательная. Нельзя сказать, что она хотела сыну зла, просто все время плела кружево его судьбы – необыкновенной судьбы. И конечно, мальчик необыкновенной судьбы должен обладать необыкновенными способностями.

Она с колыбели учила его английскому: по всей квартире развешивала английские буквы и слоги. Везде, куда мог упасть взгляд ребенка были видны английские слова. Даже погремушки у него были в виде букв. Отец появлялся в их жизни эпизодически, ему не нравилось всё это, но он считал, что воспитание детей – задача женщины.

[Spoiler (click to open)]
Я не знаю, пыталась ли Марина говорить с младенцем на английском, когда прикладывала его к груди, чтобы он, так сказать, впитал с молоком, но разговоры об этом велись. Почему я сомневаюсь: она сама не очень-то даровита по части языков. В результате ребенок вообще никак не говорил, когда подрос. С одноклассниками общался взглядом, а если делалось что-то не по его – бил.

Нет, речью мальчик владел вполне. Если ему было что-то нужно, умел доходчиво объяснить, но понапрасну не баловал разговорами окружающих. Дома краткие фразы в приказном тоне, иногда просто слова: «пить», «есть». «Сама», - это в ответ на просьбу, чтобы он убрал свою комнату. «Нет» - (переоденься, помойся, давай я тебя подстригу?).

О гигиене особая речь. Подросток категорически отказывается менять белье, мыться, приводить в порядок ногти и волосы. Ногти он просто обкусывал, волосы кое-как подстригал раз в полгода, когда мама начинала рыдать. Нет, не от жалости к ней он шел в парикмахерскую, а чтобы она «прекратила эти звуки».

Но перед тем, как пойти в парикмахерскую, нужно, как минимум, помыть голову? Оставались еще запахи нестираной одежды, немытого тела, заскорузлая от нечастого мытья кожа рук. При том что мать его – нормальная, даже щепетильная в этих вопросах женщина. Да, сейчас уже и сама она ходит с грязной головой, с седыми обвисшими прядями, но это от горя. А на старых фотографиях я видела ее хорошенькой, со стрижкой и макияжем.

Марина, как Мерлин Монро: с юности носила шатеновые кудряшки, а в зрелости стала платиновой блондинкой. Почти такое же беспечно-влюбленное лицо. Только у Мерлин это был сценический образ, а у Марины – правда ее души. Не знаю, влюблялась ли она в мужчин, но я бы сказала, она была влюблена в жизнь и ожидала от этой жизни чего-то неведомого. Жила, заглядывая судьбе в глаза: что-то ты мне приготовила?

Когда Петя был еще подростком, они пришли к нам в гости. Мы, взрослые, стали пить чай, а Петя сел играть в игры. Пришло время уходить, и Марина пыталась оторвать сына от компьютера. Она просила его мягко, нерешительно, так уговаривают опасную собаку, чтобы она выпустила из пасти твой палец. Петя не поддавался. Мать решила чуть поднажать и сказала, что игры – это зло, и по приезде домой она отключит ему интернет. Тогда Пётр встал, подошел к маленькому столику, за которым мы пили чай, и перевернул его ножками вверх.

Всё разлетелось в стороны: чашки, блюдца, чайник; скатерть-вышиванка была заляпана коричневыми пятнами. Но этого Пете показалось мало. Когда Марина от страха подскочила и начала будто приседать перед ним и оправдываться, он схватил кресло, в котором она сидела, и резко толкнул его. Кресло завалилось набок. Петя стоял возле матери лицом к лицу и ничего не говорил, только мне показалось, он готов напасть.

Не повезло с детьми



Женщина, про которую я писала, что она взяла двух приемных девочек, все же начала от них потихоньку избавляться. Прошел год с тех пор, как они живут у нее. Раньше "дочки" просто воровали деньги и пропадали ночами, хамили бабушке, а теперь выяснилось, что старшая, которой уже 15 лет, употребляет запрещенные вещества. Из дома исчезло всё: электроприборы, одежда, старые обои.

За год жизни с девочками дом, который купила эта женщина для своей новой семьи, превратился в коровник. Я смотрела фотографии, такое впечатление, что они даже стены разбирают и выносят потихоньку. Старшую пришлось сдать в специальный диспансер, который работает с зависимыми подростками.

[Spoiler (click to open)]
Младшая, 13-летняя, на время потеряла интерес к компаниям, стала больше проводить время дома и даже делала попытки учиться (возможно, испугалась, что ее тоже куда-то упекут). Но постепенно, видя, что мама ослабила контроль, снова начала гулять и ночевать непонятно где. Чтобы как-то ее вразумить, приемная мать отправила девочку в лагерь на всё лето – пусть ее там общественная жизнь перевоспитает. Вокруг будут нормальные дети - возможно, она у них научится чему-то хорошему.

Осталась третья проблема – сын. Он родной, взрослый, живет отдельно, отучился на рабочую специальность, но работать не хочет. Пропускает смены, ему угрожают увольнением, а мать бегает, заносит начальству и тратит уйму денег. Это довольно угрюмый молодой человек, ни с кем не общается, сутками играет в игры. Друзей у него нет, девушки тоже.

Я знакома с ним: неплохой парень, но очень уж одичалый. Зайдет в гости - смотрит волком. Здоровается со мной принужденно, как с классной руководительницей, будто я могу ему двойку поставить. Пройдет, глядя в стену, хлопнет дверью так, что полки задрожат. Ходит шагами командора, как каменный гость. Мне представляется, такими должны были быть в конце 19 века анархисты-бомбометатели.

Он поставил на свою квартиру новый замок и не пускает туда мать. Она под разными предлогами все-таки проникает иногда, чтобы хоть немного убрать в его жилище, которое превратилось в сарай, постирать одежду, заставить его поменять белье и помыться. Не всегда он соглашается. Мать боится за его рассудок и собирает какие-то документы, чтобы отправить сына на лечение.

Когда она только оформляла приемных девочек, у меня закралась мысль, что женщина берет их с тем расчетом, чтобы воспитать себе будущую невестку. Но, видимо, не срослось.

Соседи по площадке



Я живу на втором этаже, рядом с нами занимает квартиру обширная мигрантская семья. Сколько их там, даже пересчитать невозможно. Взрослых женщин, вроде, три; мужчина, кажется, один. Через день его громко рвет в туалете, прям сочувствие к человеку просыпается. Жена, что ли, плохо готовит? Едят несвежие продукты? И куча детей.

[Spoiler (click to open)]
Кто-то из их родственников взял привычку проходить мимо окон и окликивать их - происходит это в 5 утра. Наверное, на работу идет и таким образом приветствует своих сородичей. А может, будит хозяина, чтобы не проспал. Я лично сова, мне трудно заснуть, и вот когда ты к утру наконец-то спишь, а тебе под ухо: гей! Абубырдара! Дома здесь стоят колодцем, каждый звук отражается эхом.

Сегодня этот самый человек шел мимо и начал издавать другие звуки – наверное, он имитировал крик ишака, ну очень было похоже: Иа-иа! Долго кричал, минуты две – для детей, я думаю, хотел их позабавить. Кажется, он был на подпитии. Хотелось выглянуть в окно и сказать: да замолчите вы, наконец! Это уже с отчаяния такие мысли приходили.

А днем вижу, идут три человека: мужчины от 20 до 40. Остановились. Ну, как положено, в окно на второй этаж: гей-гей! Арумбара! Кыр-кыр! Там откликаются. Молодой парень достал какие-то картинки и начал их показывать по одной. Ребенок из окна выкрикивал слова, - видимо, это была азбука. Мужчина постарше достал широкую полосу розовой бумаги и налепил себе на лоб, наподобие того, как у нас на похоронах кладут венчик покойникам. Начал что-то громко пояснять и улыбаться - женщина в окне смеялась. Ну а третий просто пел.

Отношение к пожилым



Я не хочу сказать, что дети россиян – ангелы. Нет, обычные дети. Но у меня был повод наглядно сравнить, чем отличаются наши подростки от подростков других народностей в своем отношении к людям старшего поколения.

Дело было опять же на пути к метро. Мы там часто собираемся у светофора, человек 5-8, пережидаем поток машин. А дорожка к нему ведет – узенькая. Наверное, когда район только строили, такой ширины было достаточно, но сейчас она уже плохо вмещает всех, кто утром спешит на работу. Добавьте сюда велосипедистов и курьеров, которые летят как сумасшедшие. По проезжей части они двигаться не могут – там парковочные места для машин, а с другой стороны – газон.

Мы все в одном потоке, как клетки крови в артерии, бежим, обгоняя друг друга, и вдруг два велосипедиста наезжают на дедушку. Было паренькам на вид лет по 17, наши. Они не то чтобы сбили его, но хорошенько толкнули. Велосипеды у них мощные с широкими колесами, ехали быстро.

[Spoiler (click to open)]
Дедушка отошел в сторону, я видела только его спину. Сам с палочкой, плечики дрожат. Задребезжал голоском: «Вы меня чуть не сбили.. вы совсем не смотрите...». И не то ему обидно было, что на него наехали, а то, что он себя почувствовал меньше этих мальчишек, слабей. Даже прикрикнуть на них не смог. Мне показалось, мужчина резко осознал, что он постарел и отброшен на обочину жизни. В прямом смысле отброшен – более молодыми и сильными. Я в его голосе слышала слезы.

Парни ему:

- Вы сами смотрите! Мы вам сигналили, не слышали? Так сами виноваты!
- Я не слышал.. я.. я не видел, - оправдывается дедушка.
- Вы здесь не один ходите, смотрите по сторонам! - так они внушали ему, пока горел красный.

Потом люди двинулись, подростки рванули вперед, а старик остался у меня за спиной.

Я видела, что парни отвечают так грубо только из щенячьей резвости, на самом деле зла в их нет. Они и сами не рады, что наехали, и виноватыми себя чувствуют, просто не сообразили вовремя, что лучше бы извиниться. И если бы родители увидели, как они общаются с пожилым человеком, я думаю, их бы резко остановили. Кстати, они были в униформе очень солидной, известной в Москве компании с фирменными нашивками на груди, и если бы дедушка взялся, он мог бы доставить им неприятности по работе.

Иду несколько дней спустя. Тоже велосипедист, но уже из мигрантских детей, курьер по доставке еды. Подъехал к светофору, никого не толкнул, аккуратно остановился. Не знаю, нарочно у него получилось, или просто места другого не оказалось, но он резко сплюнул в сторону, где одиноко стояла пожилая женщина. Нет, не попал, но плевок пришелся очень близко к ее длинной юбке – выглядело всё это довольно оскорбительно. Поднялся такой крик! Женщина это вам не старичок.

По сути она была права – в своей стране парень такого не сделал бы. "Плюнь своей матери на подол"! – кричала она. Обида ее просто захлестнула. Мы уже тронулись на зеленый, а женщина все говорила и говорила на ходу, и не могла успокоиться. Возраст ее тоже был где-то 60+, так может и инсульт на ровном месте случиться.

Вроде бы два парня, оба поступили оскорбительно по отношению к старшим, но насколько разные чувства были написаны на их лицах. Наши мальчишки огрызались, но сожалели и понимали свою неправоту. А курьер по доставке еды молчал, как статуя Будды. Ни одного слова не ответил он женщине, но на лице застыла враждебность. И чем дольше затягивалось молчание, тем глубже она отпечатывалась в его чертах. Он не раскаивался.

Чем заняты дети мигрантов



Иду к метро, слева ряд магазинчиков. На крыльцо одного из магазинов выходят трое подростков лет 14-16, под ногами у них оказывается бутылка с коричневой жидкостью. Не знаю, они бросили, или она там лежала до их появления, но один из парней с силой пинает ее с крыльца, а оно довольно высокое, почти в человеческий рост. Бутылка пролетает в полуметре от моей головы. На лету жидкость из нее немного разбрызгалась, - видимо, крышечка была неплотно прикручена, и на меня упало несколько капель.

Нет, я не пострадала, и другие прохожие тоже, я даже не могу сказать, что испугалась. Но я просто онемела от такой сцены. Мальчики эти – очередные «простые парнишки» из бывших республик СССР, которые никому никакого ущерба не нанесли, просто пошли дальше, смеясь. Это дети, они познают мир. А национальность не имеет значения.

Никто – никто – из мимопроходящих не сделал им замечания, и я в том числе. Я промолчала из соображений безопасности – их трое, все они крепче меня и грубей. Да и что я им скажу? «Айайай, нехорошо»? Остальные тоже не захотели связываться.

Вроде, ничего парнишки не нарушили, а на душе как-то скверно. Это всем нам звоночек. Вчера, 15 июня, Путин подписал мараторий на депортацию иностранных граждан в связи с ковидными мерами. Я сама еще недавно была мигранткой и в своем прежнем положении восприняла бы этот жест как щедрый. Но вот вопрос: что будут делать всё это лето мигрантские дети? Чем они заняты вообще?

Кричащие дети



Заходила в КФС, туда пришли две мамы с колясками. Малыши у них ну совсем маленькие, младше года, наверное. Как начали пищать! Слышала жалобы, что пищят в самолетах, но мне казалось, масштаб трагедии преувеличен, а тут я смогла оценить. Голос пронзительный и тонкий, будто тебе иглу в уши вонзают.

[Spoiler (click to open)]
Пробыла в кафе около двадцати минут, дети кричали, не переставая: один закончит, другой начнет. Это нереально тяжело. Я бы ушла, но договорилась встретиться там с мужем, ждала его. Мамы пытались своих детей отвлекать, занимать чем-то, но малыши, кажется, поняли, чего от них хотят и умышленно действовали наоборот. Я думаю, дети не такие дураки, как кажется – это самые отчаянные и сознательные борцы с системой, идущие до конца. Им ложку в рот – они ее обратно, им игрушку в руки – они ее на пол, их на ручки берут – они рвутся в коляску, их в коляску усаживают – они просятся на ручки. Это протест первобытный, спонтанный, отрицание отрицания, младенческий нигилизм.

Я только одного не понимаю: неужели самим мамам это доставляло удовольствие? Понятно, из самолета с ребенком на руках не выйдешь, но из кафе - можно смело, если не заладилось. И даже нужно. Конечно, у нас в общественных местах детям кричать не запрещается, да и вообще ничего не запрещается нигде, хоть на голове стой, но надо же иметь предел мамской наглости. Это тебе крик своего младенца, как елей на душу, а другим – железом по стеклу.

К тому же, детям явно не нравилось в той атмосфере, ничто их не увлекало, не радовало. Им бы на уличку, на площадку, поползать, побаловаться, а не сидеть по стойке смирно, ожидая, пока мамы наговорятся. Никаких развлечений для годовалых в этом кафе нет.

Матери еще кормили их там чем-то, и едва ли не тем же, что ели сами. Во всяком случае, никакой другой еды я у них на столе не заметила, а дети постоянно что-то жевали. Зажаренные до состояния сухаря куриные крылышки (острые) и жаренная картошка – отличный перекус для младенца. Я сама уже едва выдерживаю эту пищу.

Казань. А был ли мальчик?



Вы верите, что один неуравновешенный подросток с очень ненадежной головой мог исполнить и, главное, разработать такую операцию? Люди, работающие в органах, скажите, разве не видно по всему, что здесь работала группа, причем, профессионально подготовленная? За 8 минут разрушить здание изнутри и уничтожить 11 человек.

Например, я как человек пишущий, могу подрассказать вам, что одна издаю и выпускаю ежедневно целую газету, - и читатели, далекие от журналистики, поверят. Почему бы и нет?

Сделано было четко, по плану. Неужели этот барахтающийся в клетке мальчик - замечательный стратег? А ещё говорят, ненормальный.

В самом начале в СМИ дали информацию, что бойню устроили несколько человек, но вскоре количество участников сократили до двух. А потом выяснилось, что и двух не было, всё дело провернул единственный полусумасшедший подросток, которому (внезапно!) была выдана официальная лицензия на оружие. Это, чтобы сомнения не было, кто стрелял?

Куда же делся второй? Сначала говорили, что он был, потом - что его не было.. Но кого-то 17-летнего ликвидировали в ходе операции. Так был ли мальчик? Нельзя же застрелить человека, а на следующий день сделать вид, что его не существовало. Потом об этом забылось, как об атомной бомбе, которую искали в Ираке.

Стрелок идет в школу по улице с оружием в руках и беспечно машет прохожим. Ведет себя, как городской дурачок, а не как приготовившийся к страшной мести маньяк. Его быстро взяли под стражу, чтобы не наболтал лишнего. А вскоре и вовсе в психушку упекут. Даже если расскажет что-то, какой спрос с дурака?

Ну и вишенка на торте: Сбер собирает по всей стране онлайн-переводы для семей пострадавших. Адресат? На деревню, дедушке..

Казань, стрельба



Вы смотрели фильм "Класс"? Мне кажется, если стрельба действительно была устроена подростками, то без такой же предыстории не обошлось. Просто так дети, подростки не берутся за оружие. И хоть одному из них было 19, как пишут, его еще нельзя считать полностью совершеннолетним по мировым стандартам.

Если вы не смотрели фильм, я не смогу его пересказать в силу крайне нецензурного содержания. Но погуглите, это познавательно для тех, кто считает детский социум розово-радужным, а детство - золотой порой. Можно подумать, что режиссер преувеличивает детскую жестокость, но я уверена, что нет. Я верю режиссеру, потому что в детстве училась в очень жестком классе, и у нас творились примерно такие же вещи, как показаны в фильме.

Поэтому я с большой осторожностью отношусь к тому, что пишется о стрелке. Нет, я не оправдываю преступника. Я читаю всяческие оскорбления, которые пишут в его адрес в сети и в целом согласна - да, нормальный человек такого не сделает. Но что с ним сделали прежде, чем он такими стал? Он, конечно, не расскажет.

Детство Нео



Нео 14 лет, он учится в 7-м классе. Заниматься математикой его родители заставляют круглогодично. Лето, Новый год, Пасха, Первомай, - для Нео каникул не существует. Учиться, учиться и учиться, - как завещал великий Ленин.

Мой муж дает ему уроки дистанционно. На экране видно только половинку лица мальчика, один глаз и ухо – всё остальное он закрывает тетрадкой.

- Нео, что ты там делаешь? - спрашивает О.
- Решаю.
- Почему ты закрылся?
- Кто, я?
- Ты.
- Мне так лучше видно.
- А мне ничего не видно. Покажи, что ты написал.

Нео нехотя поднимает тетрадку и впечатывает ее в камеру ноутбука так, чтобы ничего нельзя было разобрать. Изображение размыто, рука ученика неестественно дрожит, и это мешает навести фокус.

- Я ничего не вижу – говорит О. – держи тетрадь нормально.
- Ну вот, смотрите, - Нео быстро показывает клочок какой-то бумажки с нарисованным треугольничком.
- А ниже что?
- Ой!

Технические неполадки, связь обрывается. И так раза три за урок. Восстанавливаем соединение… Восстановлено. О. начинает объяснять новую тему, пишет и чертит на виртуальной доске. Мальчик одним глазом смотрит на экран, а вторым - читает сообщения в соцсетях.

- Ты слышишь меня, Нео?
- Да.
- Сколько будет 16 разделить на 4?
- Два.
- Нео, давай посерьезней.
- Ээ.. пять?
- Подумай еще.
- Сейчас, открою калькулятор… - открывает пять минут.

О. уже хотел отказаться от Нео, потому что мальчик откровенно саботирует занятия, не слушает и через раз решает. Но вот беда – контрольные пишет всегда на 5. Поэтому его родители ни за что не хотят отказываться от О.