Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

Маски сброшены?

Друзья, это правда, что Собянин сказал, будто ношение масок и перчаток носит рекомендательный характер? Это значит, сейчас в метро можно без них спускаться? А не далее, как неделю назад, меня хотели оштрафовать за отсутствие перчаток, где справедливость?

По правде говоря, даже в период их тотального ношения мне казалось, что от всех этих средств защиты больше вреда, чем пользы. В метро наблюдала такую картину.

Едет мальчик лет 12-ти, толстенький, хорошенький. Он эти перчатки (которые сначала у него на руках были надеты) щипает и оттягивает, как простую резинку. Потом снял одну, начал ее надувать, делая себе воздушный шар. Надует, губами по перчатке елозя, зубами покусает за плотный ободок; закрутит, помашет шариком, пожмакает его и сдует обратно. Так несколько раз.

А между ног у него стоял самокат. После того, как игра с шариком ему надоела, мальчик принялся натягивать перчатку на руль самоката, пытаясь средним перчаточным пальцем охватить самую ручку. И так упорно он это делал, так старался, что перчатка порвалась. Наконец, он скомкал их, скатал в подобие теннисного мячика и с чистой совестью положил в карман.

Вот и всё применение средств защиты. Сколько мальчик заразы нацеплял на себя благодаря этим перчаткам? А ведь мама из лучших побуждений наказала их сыночку надеть, думала здоровье его охранить. Это мальчик еще без маски был – представляю, что бы он проделывал с маской.

Что будет за поцелуй в метро?

Еду в вагоне утром. Напротив меня сидит мужчина, как бы назвать его точней… есть такой московский тип - вшивый интеллигент. Очочками поблескивает, читает. Свободных мест как раз столько, что размещаемся мы все через одного. На следующей станции заходит мужчина с большой сумкой через плечо, высокий, полный. Озирается вокруг и решается подсесть к этому субтильному.

Не просидел и трех секунд – интеллигент давай ему что-то нашептывать, и губы так подло выворачивает, они у него в червячных конвульсиях дергаются. Мужик посмотрел-посмотрел на него, да и встал. Пересел ко мне – на противоположную сторону. А я спокойно отношусь, если со мной рядом садятся. Я считаю, боишься рядом с людьми находиться – езжай на такси. Пешком ходи, дома сиди, но не доставай людей заботой о своей драгоценной персоне.

[Spoiler (click to open)]
Так вот, интеллигентик шею свою куриную в нашу сторону вытянул и снова губками работает. Слов я не разберу, но глазками он то и дело на меня косит: женщина опасносте! «Козлина ты, - хотелось мне сказать, - отстань от человека».

Конечно, вместо этих слов я сказала мужчине, который рядом сидел: «Пожалуйста, сидите, не надо вставать». Только слова мои утонули в шуме поезда. Мужчина обернулся ко мне, посмотрел неприязненно, и на лице его отразилось, будто мы его с двух сторон затравили. Поднялся он, взял свою сумку на плечо и встал в уголок.

С виду он здоровый был, но с приличным лишним весом. Кто знает, как себя чувствует полный человек? Если ехать полчаса-час, то и худому несладко простоять. И главное, буквально через минуту мы остановились на многолюдной станции, к нам ввалилась толпа пассажиров, которые заняли все места, невзирая на разметку. Интеллигентик сидел и помалкивал.

Ах да! Неподалеку от меня на другой стороне расположился парень молодой – на двух сиденьях сразу. Нет, он не толстый был, просто место занимал, чтобы не подсели к нему близко. Ляжки раскинул, как баба рожающая, и в телефон уткнулся. Красота! Вирус же только горизонтально передается, а то что люди стоят рядом и сверху дышат, это ничего. Вертикально вирус не движется.

Я сейчас уже захожу в метро и сажусь, где вижу. На шипящих внимания не обращаю. Не нравится? Встань, постой. Правда, было и хорошее. Один мужчина видя, что я стою, машет мне рукой с середины вагона: «Идите, идите сюда! Садитесь»! Ах ты господи.. вагон полупустой. Меня усадил, а сам на пять метров отбежал.

Доехала, выхожу на платформу. Там пустынно. Только девушка и парень стоят, маски стянули вниз к подбородкам, целуются. Что будет, если полиция увидит?

Полицаи

Раньше я хотела быть законопослушной, а теперь поняла – с полицаями надо пожестче. Нынешняя система говорит мне: умри. Работать ты не имеешь права, но каждый день ты должен что-то есть. Всеми правдами и неправдами я эту систему обхожу, и только благодаря обману еще не скатилась на уровень Петра.

Если тебе требуется помощь, ни в коем случае не обращайся к полицаю, лучше к последнему проходимцу. Полицай не только тебе помощи не окажет, он тебя додавит сапогом и пнет с обрыва, он убьет тебя наиболее болезненным способом. Вообще, мне кажется, полицаи – враги рода человеческого и призваны пить кровь из людей. За свою жизнь я буду бороться всеми доступными мне способами, и если какая-то гадина будет меня душить, я ей так просто не дамся.

[Spoiler (click to open)]
Моя карта Тройка оказалась не привязанной к пропуску, хотя я точно помню, что вводила ее номер. У них там, видимо, какой-то сбой время от времени происходит, потому что это уже не в первый раз. В прошлый такой случай это решилось легко – в вестибюле метро стояли служащие и помогли мне привязать, они же открыли своей картой турникет и пропустили (нас там много скопилось с такой проблемой).

А сегодня служащих метро не было, я поискала их глазами, смотрю – только полицейские. Я подошла к двоим – ну не съедят же они меня?

– Как мне быть, - говорю, - у меня карта не читается.

– А, это вам нужно к стенду. Вон, смотрите, для вас повесили, там подробная инструкция.

Ну пошла я, прочитала, внесла изменения в карту. Но она все равно не срабатывает. Стою я – что делать? На работу опаздываю. А неподалеку женщина-полицейский. Думаю: мужики от меня отмахнулись, а вот женщина, она скорее поможет. Подхожу. Так и так, говорю. Есть ли какой-то выход? Она:

- Ваш паспорт.

Я подала.

- Ваша регистрация.

- Регистрации у меня нет, так как собственница жилья находится в Подмосковье и соблюдает режим самоизоляции.

- Старую регистрацию покажите.

Тут я поняла, что дело идет куда-то не туда. А между тем мой паспорт уже у нее в руках, а следом я протягиваю ей и регистрационный талон. Сама себя в руки отдаю. Челка у нее жирная, немытая, глаза мутные. Чего ожидать от женщины с такой внешностью? Смотрит так, будто не здесь находится, будто в метро действует только ее аватар, а сама она этим аватаром с другой планеты управляет.

- А почему у вас регистрация оформлена на один паспорт, а пропуск – на другой?

- Потому что оба эти паспорта не запрещены к обращению на территории Российской Федерации. Я пользуюсь обычно внутренним гражданским украинским паспортом, а когда требуют, предъявляю загранпаспорт. При регистрации потребовали, я предъявила.

- Пройдемте.

Теперь я понимаю, что никогда ментам нельзя давать в руки свои документы. Показывать на расстоянии в своих руках. А то возьмут посмотреть, а потом «пройдемте». А что я нарушила? Мне же она не дала свои документы рассматривать. Откуда я знаю, что это за тетка? Вот пусть бы, пока она рассматривает мои, я бы рассматривала ее, мне тоже интересно, с кем я дело имею. Но это так… пронеслось в моей голове и погасло, пока я заходила в темный коридорчик об одной лампочке под потолком. В конце его дверь. Коридор, где мы остались, совсем узенький был, как тамбур в вагоне – один шаг в ширину. Освещение мутное, как ее глаза.

- За что вы меня задерживаете? – спрашиваю.

- Где ваши перчатки?

- Дома забыла.

- Штраф пять тысяч, - и она достает откуда-то планшет с протоколом.

А к чему были эти расспросы про паспорт?

- Что? Пять тысяч за одни перчатки? У меня маска есть, вот!

Вместо маски я ношу платок шифоновый, окутываю им лицо. В нем легко дышится, и он красивый. Против платка она, кстати, не возражала.

Когда я услышала про пять тысяч, я думала, что вцеплюсь ей в волосы. Она еще присела неловко, по-над стеночкой на корточки, планшет с бланком протокола себе на колени положила – у нас так гопники под магазином сидят, только вместо планшета у них пиво в пластиковом стакане. Ее макушка на уровне моих опущенных рук, прямо бери и трепай эту сучку крашену.

Она умащивается, спиной о стену трется, ручку достает, никуда не торопится. А мои-то ручки трясутся.

- А почему у вас на входе в метро перчатки не продаются? – задаю ей вопрос. – Я бы купила.

- Кроме перчаток у вас еще есть проблемы.

- Какие?!

Молчит.

- Какие у меня проблемы, кроме перчаток? По какой статье вы меня задерживаете?

Молчит.

- За что вы забираете у меня последние деньги? А жить мне на что? Ну давайте я сдохну, вам легче будет? Упырь вы, а не женщина. Жаба мутноглазая. Едешь свои копейки несчастные заработать, не для богатства – на еду, а вы последнее высасываете, суки, твари нечеловеческие. Вши проклятые, пьете нашу кровь. Что смотришь, нежить? Иди, голову помой, вонючка. К тебе, вон, мужики на выстрел не подходят.

Неподалеку от нас стоял один мент, а на выходе из коридора – второй.

Жаль, что я ей это не в лицо прокричала, а про себя, в глубине души. На деле же просто изловчилась, выхватила у нее из рук свои документы и рванула оттуда. Менты меня не остановили.