Tags: Украина сегодня

Случай во дворе



После того случая мы стали внимательней относиться к разным подозрительным звукам. Попросту боялись всего. И вот однажды во дворе, около двенадцати ночи начали раздаваться выстрелы. Сначала одиночные, а потом как будто очередями.

Мы знали, что много оружия разошлось по Донбассу, и могло оно попасть в самые неподходящие руки. Солдаты ВСУ устроили у нас в городе склад краденных боеприпасов и взорвали дом. Они также продавали нашим местным тушенку, сгущенку и другие консервы (очень хорошие). Почему бы им не продать автомат?

У нас за посадками находился полигон, где пристреливали автоматы. Выстрелы эти были нам знакомы, и мы не боялись их. Только ночью никто не пристреливает, к тому же они раздавались гораздо ближе. Дома наши стоят колодцем и очень гулко отражают каждый шорох. Флопик побежал прятаться в туалет.

Мы боялись подойти к окнам и посмотреть, что там происходит. Первое правило безопасности – отойти от окон вглубь квартиры; второе – спрятаться за стены. Прятаться мы уже не стали, просто сидели на диване и думали: что это? Я уверена, весь квартал с нами не спал, а вот так же сидел или лежал в тревоге. Мы-то еще ладно, относительно молодые люди, а старики, больные, беременные? Напряжение копилось, и я чувствовала, что сейчас закричу.

Муж сказал: я пойду посмотрю. Я конечно, задерживала его, но он все равно пошел. И вы знаете, как только он спустился вниз, во двор, выстрелы прекратились. Потом он рассказывает: "Иду на звук, подхожу к песочнице, а там какой-то мужик выбивает ковер. И так яростно, будто из пулемета строчит. Я говорю: послушайте, мужчина. Не тот вы выбрали час и не то историческое время". Мужчина его выслушал и согласился. А я думаю, повезло ему, что он на моего мужа попал, который с ним вежливо поговорил. Вышел бы во двор другой человек или пара мужиков озлобленных, его бы нормально отделали.

20 сентября в 2014 году



Близ Донецка взорвалось хранилище химических припасов или отходов – не знаю точно, как это правильно называется. Об этом мы узнали по звукам мощного взрыва, и хотя случилось всё за 30 км, под ногами у нас дрогнула земля.

[Spoiler (click to open)]
Я тогда ходила по базару и подумала, что, наверное, ДНР нас бомбит. Вернее, это была не мысль, а чувство, что вот, началось. Толпа людей, человек сто, превратилась в один миг в кишащий муравейник; все побежали в разные стороны, и я побежала. Куда? Куда глаза глядят. Чуть позже, по здравом размышлении, я подумала, как же глупо мы ведем себя при опасности: вместо того, чтобы заскочить в ближайший киоск, магазин, контейнер, я бросилась вдоль по торговой площади в числе таких же обезумевших. Мне некуда было бежать, дом мой был далеко.

Этот судорожный бег длился буквально несколько секунд, пока гремел раскатами взрыв. После люди остановились, так же резко, как побежали, и закричали все разом. Я тоже закричала – не помню, что. Тут нас настиг второй взрыв, и всё повторилось сначала. В конце концов я догадалась запрыгнуть в рыбный киоск – небольшую жестяную коробку. От прямого попадания она не спасет, но защитит от осколков.

Снаружи творилось что-то невообразимое: оголтелые, расхристанные, неслись куда-то люди. Полная женщина упала, ее перекошенное лицо смотрело в небо, она кричала, широко открыв рот.

Когда грохот затих, и площадь опустела, я осторожно вышла из укрытия и быстро пошла к автобусной остановке, чтобы ехать домой. На улице было серо, будто тучи в одну минуту закрыли солнце. Я подняла голову и увидела, что в той стороне, где Донецк, над горизонтом стоит гриб, как в фильме ужасов про ядерную войну. Только был он не черный, а желтый, и не такой ровный, как на картинках. Это был гриб-поганка, на тонкой ножке, покосившийся в сторону от ветра. За ним тянулся шлейф – видимо, яды уже начало разносить по всей Донецкой области.

На улице не было ни души. Автобусы, машины, люди – всё исчезло. Кажется я была одна в целом городе, где наступил апокалипсис. Не зная, что делать, я просто встала у дороги в надежде, что будет проезжать машина и подберет меня. Так оно и вышло. Какой-то сердобольный водитель остановился, я быстро села, и мы поехали. Наглухо задраили все окна, потому что воздух приобрел странный привкус и стал мутным. Мчались со скоростью ветра.

Приехала в свой город, а там смог еще гуще. Что же творилось в самом Донецке? Страшно представить. Дома у меня все окна оказались настежь распахнуты; цветочные горшки, сметенные с подоконников взрывной волной, лежали разбитые на полу. Рассыпанная земля и поломанные стебли цветов. Окна у нас тогда стояли деревянные, которые легко открывались внутрь. Как позже я узнала, в квартирах, где были плотно закрытые пластиковые окна, повылетали стекла. Я подумала: хорошо, что взрывы застали меня на улице, среди людей. Здесь, одна в пустой квартире, я бы сошла с ума от страха.

Больше всего меня поразила моя собака. Откуда она знала, что при опасности лучше всего прятаться в туалет? Причем, Флопик сам открыл дверь. С тех пор еще долгое время он выходил из туалета только покушать и на прогулку, а все свободное время проводил за унитазом, в узком простенке, как в будочке.

Кем я могла бы работать на Украине



«Зачем ты приехала в Россию, работать за копейки можно и на Украине, - пишут мне. - Простенький поисковый запрос типа «Работа в Краматорске» показывает множество вакансий ». У диванных икспертов всё простенько.

А ты попробуй доедь на работу в Краматорск. При наличии вакансий работать некому, потому что раньше в Донецкой области существовала трудовая миграция из маленького города в большой. А потом Донецк отрезали, вокруг такие же поселки городского типа, а в ближайший крупный город вроде Краматорска три дня лесом два дня полем. Да и много вы наездитесь через блок-посты?

Не знаю, как сейчас, но в 16-18 годах поля при дорогах были заминированы. Случалось, подрывались на обочине, были и пропавшие безвести. Уехал человек – не вернулся. Где он? А шут его знает, время военное, нечего шляться. Искать никто не будет. Кто там нас, сепаров, считал? Одним больше, одним меньше.

[Spoiler (click to open)]
Знаю реальный случай, как шахтер ездил из Красногоровки под пулями и осколками мин – добирался на шахту. Там как раз проходила линия разграничения. Уехать из своей местности некуда, а жену с детьми надо кормить, сел с утра на велосипед – и на работу. Если вы имеете в виду такие вакансии – то да, они были и есть.

Поэтому в условном Краматорске может работать тот, кто живет в Краматорске. А все более-менее рабочие и рукастые оттуда давно выехали. Остались пенсионеры. Я уехала с Донбасса в числе последних. Все более сообразительные и молодые рванули оттуда еще в 14-15, а я всё ждала, что жизнь наладится. Думала, закончится война, помиримся с Россией.

Были еще те, кто ничего и никого не боялся, и это люди за гранью моего понимания, - рыбаки. Ездили на Карловку (Карловское водохранилище) даже в разгар боев. Зимой на велосипед, ящик со снастями на багажник, и вперед по обледенелой трассе. У них и на блок-постах было как-то подмазано. Там, вокруг Карловки, посадки, балки, а в них всё люди военные. То ли свои тебя стрельнут, то ли чужие, а нет, так провалишься под лед. Издалека узнавала их фигуры: нахлобучит ватник, а сверху кульком целлофановым прикроется от ветра и пуль. На багажнике квадратный ящик прикручен – крутит педали навстречу смерти. Война, войной, а рыбалка по расписанию.

Так что не судите о жизни по газетным объявлениям и не меряйте рынок труда публикациями о вакансиях. Кадровому отделу нужно как-то деятельность изображать, вот они и публикуют.

Как моются в сёлах



У меня родня как на Украине, так и в России, я дитя севера и юга. И наезжая в гости к тетям-дядям, бубушкам-дедушкам, заметила такую особенность. Приезжаешь в Сибирь, там обязательно в огороде стоит баня, тебя туда отправляют. Иногда даже две – старая и новая. Новая баня пахнет внутри смолой и с досок капает сосновый клей. Топится печь, на ней стоит большой чан с кипятком, купайся сколько хочешь, можешь лежать там часами.

Приезжаешь в украинское село – тебе дают тазик и в нем немножко водички, а зачастую и ничего. Как-нибудь на речке… если лето жаркое. Если моешься в помещении – это сени или летняя кухня, или что-то типа сарайчика. Ставишь на пол таз, пока левую ногу помыл, правая запачкалась. Понятно, что это не мытье для чистоты, а символическое омовение отдельных частей. Голову я вообще не помню, чтобы я там мыла, мне это не представлялось возможным. Что это, почему так? Когда деревни строились, не предполагалось, что люди будут мыться?

Или это такая традиция? Я приехала в 2016 году под Киев в поселок, довольно небедный. Всё там было: газ, санузлы, горячая вода и прочие удобства. Так вот, мне предложили пойти помыться на речку. Якобы так приятней и интересней. Ну я пошла, конечно, а что делать?

Я говорю о современности. А что же было раньше, во времена Тараса Шевченко? когда воду на электричестве или на газе не нагреешь, да и тазик оцинкованный был редкостью. Как гигиену соблюдали? Как гарные украинские девчата мыли свои длинные косы? Про другое уже молчу.

А еще говорят «немытая Россия».

Родная речь



Оказывается, родной язык и национальность можно выбрать, как тапочки в магазине. Вам некомфортно быть русским? Записывайтесь в украинцы. Это симпатично и в тренде.

[Spoiler (click to open)]
Слышала, в нулевые годы в Донецке стала появляться молодежь, говорящая по-украински. Я сама не видела, но раз люди говорят, я верю. На мове они забалакали, чтобы лучше вписаться в украинские реалии. В университет без украинского не поступишь, хорошую должность не получишь, особенно, в госструктуре. И осуждать их за это нельзя – человек ищет, где лучше. Не тому я удивляюсь, что они учили украинский, я его тоже учила в свое время, а тому, насколько серьезно они к этому подошли.

Нам мова была интересна примерно так же, как козе баян. Не было более сонного предмета, чем украинский язык. Впрочем, нет, был – история Украины. Там на каждой странице учебника нас, украинцев, кто-то гнобил, над нами кто-то знущался, катувал и зраджувал. Так я и вынесла из школы, что вся история нации – это четыре глагола: подавлять, издеваться, мучить и предавать. Думаете, легко с этим жить?

Немного бодрила украинская литература – там все друг друга ненавидели (в произведениях украинских авторов, не в классе). Брат шел на брата, свекровь – на невестку, отец – на сына, муж - на жену. Нередко случались внутрисемейные убийства и суицид. Но мы смогли пережить это буйство украинства, не вовлекаясь. А поколение нулевых на этом сломалось.

Над ними поработали. И вот молодые люди сидят в донецком кафе и говорят на украинском. Потому что им надо поступать в университет, делать карьеру – и это можно понять. Но нельзя понять, как в один прекрасный момент они начинают считать украинский – родным. Потому что так удобней. Записался в украинцы и махом решил все вопросы. Сперва им будет немного неловко, но со временем войдут во вкус.

Мы знаем, что ныне лежит на весах
И что совершается ныне.
Час мужества пробил на наших часах,
И мужество нас не покинет.

Не страшно под пулями мертвыми лечь,
Не горько остаться без крова,
Но мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.


(А.Ахматова)

Донецкий украинец



Встретился мне молодой человек на просторах интернета, в комментариях. Украинец, земляк. Даже из одной области мы – из Донецкой. И рассказывает он мне дивные вещи.

Якобы у них там, в Донецке (я уточню о себе: я сама из маленького пгт), так вот, в Донецке перед началом гражданской войны стали на свет появляться природные украинцы, и он - один из них. Как это природные? А вот как. Мама-папа у мальчика русскоязычные, бабушка-дедушка тоже, прапра- и так далее – все на русском. А он родился – и заговорил на мове.

[Spoiler (click to open)]
"Как так, - спрашиваю, - а мальчики во дворе не дразнились"? – "Что ты! Нас, природных украинцев, много было. Мы из интеллигентных семей, в Киевском районе Донецка жили и поступать хотели в Киев, поэтому украинский нам родной, а русский мы просто в школе учили". Представьте, все дети во младенчестве с чего начинают: мама, папа. А он встал из колыбели и: ненько! Тату! Кит..

Откровенно не понимаю: неужели только потому, что человек решил поступать в Киевский политех, с ним может произойти такая метаморфоза? Я думала, что родной язык это тот, с которым ты родился, на котором твои родители говорят и всё окружение. Оказывается, нет – родной язык можно себе назначить в зависимости от локации учебного заведения. И задним числом переписать всю историю своего появления на свет.

Человек пользуется русским языком, думает на нем, пишет, говорит, впитывает русскую культуру и при малейшем жизненном неудобстве отвергает его как родной. Каково? Если бы в Китай решил ехать учиться, наверное, китайцем бы себя признал.

"Правда, русскоязычных в Донецке было больше – соглашается молодой человек, - они преобладали". Преобладали! Не являлись 100%-ным массивом носителей русского языка, а всего лишь преобладали.

Ну да ладно. Может это просто не вмещается в мою картину мира? Я признать не хочу, что существуют на свете природные украинцы, как золотые самородки? А еще не вмещается в мою картину мира то, что парень этот, у которого украинский родной, по-украински пишет примерно, как гугл-переводчик. Тонкости словоупотребления ему неведомы. Даже я, которая знает мову на твердую четверку, вижу, что он едва дотягивает до тройки. И не врёт он про родной язык, нет. Видно, парень честный – он сам себя в своём украинстве убедил.

Судьба Донбасса, который остался на Украине



Мама письмо написала: больницу в городе закрыли, скорую закрыли. Теперь скорая будет лишь в районном городе, и вроде как должна приезжать на вызов, но на самом деле не приезжает. Соседке снизу стало плохо, она позвонила на скорую, описала свое состояние, а врачи по телефону прокомментировали ей, что делать. Вот и вся помощь.

Теперь участковые врачи будут вести прием в кафе. Конечно, оно уже давно не работает. Вообще, это гиблое место. Раньше там была маслобойня, но она разорилась, потом сделали что-то вроде склада стеклопосуды, и тоже неудачно. После стеклопосуды открыли кафе, но никто туда не ходил. Сейчас вот, больница. Ну в больницу-то будут ходить, чем только все это закончится?

[Spoiler (click to open)]
Непонятно, как там врачи разместятся? Это небольшое здание в виде каменного сарая с крыльцом. Заброшенное, стоит среди бурьяна и камней. Без отопления и почти без окон. Для сравнения: раньше у нас была двухэтажная поликлиника и трехэтажная больница с отделениями терапии, гинекологии, хирургии. В больнице можно было лежать на стационаре, получать лекарства и лечение, - это при бандите Януковиче.

Кричали, будто Янукович закрывает больницы. Но это была чистейшая ложь! Пропаганда и подготовка переворота. Зато теперь, когда их действительно закрывают, а поликлиники спрессовывают в маленькие сарайчики – это перемога.

А как же быть сердечникам, инсультникам, диабетчикам, онкологическим больным? К ним же никто не приедет. Их только по телефону проконсультируют, чтобы они сами себе помогли. Как детям быть без скорой помощи? Я считаю, это уголовное преступление против своего народа. Хотя какие мы им свои? Я пишу о той части Донбасса, которая осталась под Украиной.

Сплоховал

Я стояла на остановке, ждала автобус. Напротив, во дворе, цыганское семейство справляло какой-то праздник. У подъезда поставили деревянный стол, вокруг него – грязные скамейки, целая гурьба женщин галдела вокруг.

Цыганки – черные, грудастые, кутались в халаты с запАхом. На некоторых – приглашенных? – были длинные юбки в пол с крупным рисунком по подолу. Я разглядела там купола, кресты, какие-то звезды.. Где они берут такую материю? У самой старой (подозреваю, матери рода) вырез халата доходил едва ли не до талии, и две большие смуглые груди смотрели половинками наружу. Ее это ничуть не смущало. Она курила, развалившись в драном кресле, и, судя по жестам, царила за столом.

[Spoiler (click to open)]
Курили все женщины. Мужчины кучковались отдельно – дохлые, загнутые, как крючки. Один маленький лысый цыган отозвал старую цыганку за угол дома. Там он принялся что-то рассказывать ей, вертеться, махать руками, подпрыгивать. Потом встал к ней очень близко, почти прижался. Женщина смотрела, свесив седые волосы на сухое сморщенное лицо, сверху вниз - она была на голову выше его.

Рядом со мной на парапете сидели четверо шахтеров, мы ждали рабочий автобус. Они тоже рассматривали этот табор и бросали друг другу полные сарказма замечания. Была в этой компании и славянская пара: муж, жена и четверо ребятишек, пятый лежал в коляске. Дети все – цыганчата! Как такое возможно?

Вскоре весь табор снялся с места и пошел вдоль по улице. Подошел и наш автобус, мы сели и поехали. Через минуту догнали их. Гуляющие цыгане очень неосторожно переходили дорогу: женщины с детьми уже перебрались на тротуар, а мужчины продолжали что-то выяснять между собой на проезжей части. Один из них (маленький лысый) двигался вихляясь и танцуя – то ли он был пьян, то ли хотел пофорсить.

Я стояла перед лобовым стеклом и увидела его вблизи: на крохотном, с кулачок, лице – большие перепуганные глаза, круглые и как будто выдавленные наружу. Он упал перед автобусом на спину, задергал ручками и ножками, как таракан, но в последний момент успел отпрыгнуть от колес.

По салону прокатился неясный вздох. С задних мест поднялись любопытствующие шахтёры. Кто-то крикнул:

- Дави его, Сергеич!

Но Сергеич не задавил, конечно. Он притормозил, насколько это позволяла скорость и тяжелый автобус, наполненный людьми, и крикнул в окно:

- Я тебя, *лядь, хрустну, как гниду! И рука не дрогнет. Мразь.

- Сплоховал… - послышалось сзади разочарованно.