Tags: Общество

Работать по-серому



Меня часто спрашивают: «Если ты гражданка РФ, почему соглашаешься работать без оформления»? Задаю встречный вопрос: а что, все граждане РФ у нас на белой зарплате? Сколько в одной только Москве неофициальных рабочих мест? За три года я только их и встречала. Получается, мне всё это время и работать было нельзя.

[Spoiler (click to open)]
Я прочитала комментарии к посту «Мы не рабы», и почти никому не ответила. Потому что каждый комментарий затрагивает вопрос настолько глобально, что в ответ можно писать тома. Но я поняла одно: мы видим проблему не в нарушении закона о труде, а в том, что неудачливый соискатель недостаточно ловок, чтобы извернуться от беззакония. Работодатель нарушил твои права? А зачем ты туда устраивалась, нужно было официально. Но это примерно то же самое, что предложить иметь отношения с мужчиной/женщиной только через ЗАГС – женись, а потом целуй. Нет, в жизни так не бывает.

Это инфантильный подход. Права граждан не должны нарушаться вне зависимости от того, достаточно они ловкие и способные, чтобы противостоять мошенникам, или нет. Иначе мы дойдем до того, что умственно и физически неполноценных можно обманывать и унижать – а пусть не подставляются.

Трудовую книжку может себе позволить только крупная компания. Все остальные – договора: трудовой, гпх, самозанятости, ип. Но по сути всё это филькины грамоты. Договор может гарантировать, что он ничего не может гарантировать. Например, тебе будут выплачивать зарплату при условии заселенности отеля на 90%, а это значит – никогда. Или тебе будут платить процент от продаж при условии вот тааакой конверсии. А такой конверсии в принципе не бывает, или бывает раз в году, в сезон. Таким образом работодатель может тебе ничего или почти ничего не платить – на совершенно законных основаниях. Иметь на руках такой договор еще хуже, чем совсем его не иметь.

Есть еще ряд комментаторов, я называю их «успешные». Когда-то в жизни им чуть-чуть повезло, с тех пор они не могут пережить свой успех, ходят по интернету из паблика в паблик и рассказывают, как они сделали себя сами. Такие говорят: зачем ты идешь в обслуживание? Там везде обман. Изучи С++ и стань программистом! (И приводят в пример себя). Или: поступи в медицинский, как я, будь врачом. На худой конец: художником стань! я что-то там рисую, и мне платят!

Плохо здесь не то, что эти люди никого, кроме себя, прекрасных, не видят, а то, что целые сферы трудовой деятельности в России признаются вне закона – и мы все с этим молчаливо соглашаемся. Беззаконие преподносится так, будто это не попрание Конституции, а небольшая проблемка чудака-соискателя, этого маленького человечка, который никого не интересует. Но из маленьких человечков состоит страна.



Честные люди



Жаловаться на нечистоплотного работодателя в прокуратуру и трудовую инспекцию бессмысленно - их интересуют только масштабные преступники. И первый ответ тебе будет: не платят зарплату - сам виноват, зачем шел без договора? Получается, идти простому человеку некуда.

Я расскажу о маленькой бухгалтерии, которая была заведена у нас, в этом злополучном отеле. Хоть я не отработала там ни одной смены, но порядок отчета управляющий мне объяснил.

[Spoiler (click to open)]
Гость бронирует номер на Букинге, приезжает к нам. Мы должны попросить его отменить бронь и перевести оплату на телефон управляющему или хотя бы заплатить в кассу наличкой. Ну, какая касса? Просто администратору в руки отдать. Никакого кассового аппарата там нет. Что насобирали за день, - считаем, записываем в журнал.
Здесь же, в журнале, мы должны были писать сумму, которая якобы получена нами за смену (на самом деле нет). И расписываться.
Указывать, сколько мы потратили на мыло, бумагу, молоко и т.д.
Вот из этого состоял наш баланс. Страницы в журнале не были прошиты и опечатаны, там не предполагалось подписи руководителя. Еще один такой же файл создавался в экселе, но уже более упорядоченный, красивый.

Вопрос: зачем мы должны были расписываться за деньги, которых не получали? Зачем клиенту отменять бронь? Как вообще контролировать денежные потоки, если все расчеты и с клиентом, и с персоналом происходят по устной договоренности? Подчеркиваю, это делает не владелец отеля, а нанятый управляющий. Мне кажется, он обманывает не только персонал, но и хозяина.

Кто-то написал в комментариях к предыдущим постам, что узнал этого Диму-отельера, но это вряд ли. Узнать его никто здесь не может, потому что он в Москве меньше месяца. Приехал из региона, до отеля торговал чаем, но дело не пошло. Рассказала это его жена - она женщина немного простоватая и выкладывает всё, как есть. Теперь этими чаями весь отель забит, от пола до потолка. Я думаю, им хранить продукцию негде, и они частично используют помещение как склад.

Интересен прокуратуре такой мелкий мошенник? Нет. Да, они отпишутся, но заниматься им не будут. Интересен он трудовой инспекции? А он ведь никого не обманул, пострадавших нет. А напиши на него в налоговую – у него и нулевой отчет готов. Получается, такие люди со всех сторон - честные.

Чем недовольны переехавшие в Россию



Айше, моя бывшая сотрудница, рассказала мне о своём житьё-бытьё в Москве. Семья ее выехала из страны Таможенного Союза, жили раньше в Саратове. Говорит, в регионе люди гораздо мягче и более терпимо относятся к мигрантам.

- А какую нетерпимость ты встречала в Москве? – спрашиваю я.
[Spoiler (click to open)]
- Соседи на нас жалуются.
- Что им не нравится?
- Одна бабушка, что наверху живет, говорит: как много вас, зачем вы приехали? Пишет на нас жалобы участковому, что мы шумим и обвиняет, что мы мигранты без регистрации. А мы граждане России. Уже две жалобы написала, каждый раз мы присылаем фото своих паспортов, чтобы доказать, что мы россияне и у нас есть прописка.
- Так, а еще?
- Смотрит враждебно и шепчет, когда с лестницы спускается. Может на улице, проходя мимо сказать: когда вы уже уедете отсюда. Другие тоже смотрят злобно, и хоть ничего не говорят, но что-то думают. Мне всё равно, мне себя не жалко, а вот за сестрёнок и братишек обидно. Когда мы вместе идем, и я вижу, что с ними могут так обращаться, я становлюсь очень злая.
- Сестренки и братишки младше тебя?
- В школе учатся. И там учительница очень злая у них, постоянно ругается.
- А как она ругается?
- Звонит и говорит злым голосом. Будто они не учатся, ничего не хотят знать. А они учатся, я вижу. Я с ними уроки делаю, они мне на все вопросы отвечают.
- А ей? Ей на уроке отвечают? Может, у них психологическое что-то, дома рассказать могут, а перед классом – нет.
- Отвечают. И контрольные пишут, а она всё равно недовольна. Звонит и звонит. Как будто они самые плохие в классе. И голос злой, орет. Когда она много начинает звонить, я тоже ору на нее. Мы вместе орем друг на друга, потом она немного отстает. Тяжело очень учиться так. Я хочу их в другую школу перевести.
- Думаешь, там ситуация улучшится?
- Надеюсь. Учителя не должны разделять детей: этот русский, этот нерусский. Для учителя все дети должны быть одинаковы.
- Ты считаешь, разделение идет именно по национальному признаку?
- Еще по тому, кто богатый, а кто нет. Где родители работают, на простой работе или в начальстве. Дарят они подарки или нет.
- Разве сейчас подарки в школах не запрещены?
- Не знаю, но другие дарят как-то. На день учителя, на день рождения. К ним и отношение лучше.
- Ты сама принимаешь решение, в какую школу их отдать? А мама, отец?
- Мама болеет, ей нельзя волноваться, она ничего не знает про это. А папа постоянно на работе. У нас трехкомнатная квартира, снимаем. Надо оплачивать аренду. Я сделала так, что я за детей отвечаю, и учительница звонит мне. Я хочу еще их на саморазвитие направить, сейчас думаю, куда.
- А что это, саморазвитие?
- Это курсы, где детей учат чувствовать себя лучше.
- Что-то психологическое?
- Нет, не совсем. Но и психологическое тоже. Там такая атмосфера, где детям становится хорошо, улучшается их состояние, они начинают больше уважать себя и любить. Учатся чему-то хорошему.
- Но это не секта?
- Нет.
- А что же это?

Путем наводящих вопросов я наконец добилась, что курсы саморазвития – это обыкновенные кружки и секции. Нельзя сказать, что у Айше плохой русский язык, но иногда совершенно невозможно понять, что она на этом русском языке говорит.

- Братишек хочу отдать на бокс, а сестрёнок еще не решила.
- А они сами куда хотят?
- Младшая хочет танцевать, а старшая не знает. Но они должны быть вместе, чтобы поддерживать друг друга. Вдруг и там начнется… старшая немного полная.
- Братишки согласятся на бокс?
- Да, они хотят! Они уже занимались боксом в Саратове. Туда отец их отдал. Их тоже дразнили некоторые мальчики и обзывали, а как они на бокс начали ходить, так дали отпор. Потом никто уже не обзывал. Я, наверное, сестрёнок на карате отдам - для самозащиты.


Жизнь европейца глазами россиянки



Столкнулась с тем, что наши люди, особенно, женщины, рассуждают о Европе, как о райских кущах. С придыханием и причмокиванием. Я не знаю этих комментаторов, но так и вижу их завидущие глаза и поджатые губки.

Образчик -- таких -- женщин.

Мне пеняют, что я описываю европейцев неправильно - не в превосходной степени, а как обычных людей. Которые могут неаккуратно есть, опаздывать на поезд, потеряться в городе, запутаться в дороге и - о ужас! - ходить с дешевым телефоном и не иметь в машине навигатора.

[Spoiler (click to open)]
«Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда» (с) - говорят мне. Узнаете чеховского героя?

Я не много общалась с европейцами и только через переводчика, но вот что я поняла: у них нет культа вещей. Там не царит вещизм или, как это у нас раньше говорили, мещанский взгляд на жизнь. Никто не старается себе хапнуть всего да побольше, даже если есть деньги (а если старается, то хотя бы скрывает это). Люди покупают вещи, исходя из необходимости, а не потому что их выбросили на рынок. Например, человек ездит всегда по одной и той же трассе и по месту – зачем ему навигатор? А по телефону он только звонит – ему достаточно самого простенького.

Вспоминаю свою сотрудницу из швейного цеха. Она зарабатывала 30 тыс., жила в общежитии. Смотрю, а у нее телефон, который стоит 2,5 ее зарплаты, она его в кредит взяла. Говорю:

- Не жалко денег?

- За хорошую вещь на жалко. А для чего их производят каждый год новые? Чтобы мы покупали.

Она своим горбом копейку зарабатывает, два месяца спину не разгибает, смены по 12 часов - чтобы быть «не хуже». И хуже этого ничего не может быть. Нашей женщине важно донести: она может себе это позволить. На Ютубе даже бьюти-каналы есть с тематикой «Как выглядеть дорого».

Европейцы не сорят деньгами. Они хвастаются редкими книгами, а не девайсами, гордятся бескорыстной помощью, а не уровнем доходов. Мне показалось, там в моде благотворительность, служение обществу и самоотдача, - примерно так, как было у нас при раннем Советском Союзе. Одна учительница рассказывала о себе, что дает бесплатные уроки двум отстающим ученикам то ли из детского дома, то ли из бедных семей; психолог безвозмездно проводит терапию с людьми, пострадавшими от самоизоляции. Они говорят об этом с достоинством, как о своих достижениях.

Поэтому, когда я читаю в комментариях: «Не может быть, что у француза нет хорошего телефона и хорошего навигатора! Значит, ты никогда не была в Европе и не знаешь, как там люди живут! У них там о-о-о! Чего у них только нет»! – я понимаю, как безнадежно мы увязли в мещанстве.

Как бы ни хотелось иным превознести Европу, но она позади России в потреблении айфонов на душу населения. И не только айфонов, а вообще всего, что подчеркивает твой статус и делает твою жизнь более комфортной. Там запросто можно ходить в стареньких брюках и с потертым портфелем, ездить на простенькой машинке, пользоваться вчерашним телефоном. Никто не покупает автомобиль, чтобы поразить соседей (а потом высчитывать, сколько стоит литр бензина). И никто не осудит тебя за скромность.



Бедные люди



Захожу в КФС после работы (когда я уже перестану сюда ходить? ничего, кроме вредной еды здесь нет, а ходишь, как алкаш за кружкой пива). Так вот, захожу туда, а там у них, как всегда, бардак.

Сажусь за стол, рядом стоит ведро с недоеденными ножками. Кто-то вёдрами недоедает. Я его отодвинула в сторону, сижу и ем из коробочки свою картошку и маленькие куриные котлетки. Подходит старик-узбек, на ведёрко кивает: «Не надо»? – «Не моё», - отвечаю. Он достал пакетик, собрал туда ножки аккуратно, закрутил и спрятал в сумочку. А я убрала пустую тару на свой поднос и выбросила в контейнер. Вот и навели порядок!

Хорошо, что есть такие места, куда бедному человеку можно просто зайти, погреться и помыть руки, бесплатно сходить в туалет.

Но вот подходит женщина – в полушубке буром валяном, от нее пахнет мочой. И не старая с виду, но вся как будто измятая. Протягивает мне разобранный телефон. Я смотрю: руки у нее грязные. На запястьях, там где тонкие полоски у основания ладони, – серая слежавшаяся кожа. Неужели нельзя помыть? Ведь здесь бесплатно горячая вода, дезинфекторы, бумажные полотенца. Ничего она у меня не просила, а только говорит: «Что-то с моим телефоном случилось, вы не могли бы посмотреть? Карточка не работает, вызов не идет».

Я не могу оторвать глаз от ее пальцев, ногтей. Как я буду прикасаться к ее вещам? Оглядела я ее и говорю: «Ничего не понимаю в телефонах, извините».

Особенности общения с особенными детьми



Как хорошо воспитаны современные дети. В моем детстве немого цыганёнка обязательно начали бы дразнить, высмеивать и, может, довели бы до слез. Но наши дворовые мальчишки понимают, что так делать нельзя.

Наступило время летних каникул, и с 7-ми часов утра двор начал оглашаться звуками неизвестного происхождения: «Ыыыы! Ээээ! Уоуоу»! Потом мы узнали, что это цыганенок выходит на прогулку – он просыпался рано. Я наблюдала за ним в окно.

Позже появлялись другие мальчики и заводили свои игры. Вот они влезли на дерево, цыганенок топчется рядом. Был он полный и для своих лет довольно крупный. Неуклюже карабкается по стволу, но слабые руки не держат его, и тяжелый низ тянет к земле. Упал, поднялся, еще раз пробует. Мальчики не смеются над ним, они просто не замечают. Пока цыганенок делал свои попытки, все уже слезли и куда-то унеслись, а он остался один. Посмотрел в сторону гаражей, где скрылись мальчики, сел на траву и закричал громко: "Ыыы"! Плачет.

[Spoiler (click to open)]
Дети вернулись, что-то оживленно обсуждая, толкаясь и хохоча. Они могли ударить друг друга шутя, подставить подножку или рассмеяться в лицо, но с цыганенком никто такого проделывать не смел. Его аккуратно обходили, чтобы не задеть, и отворачивались, чтобы их радостный смех не был принят за насмешку. Цыганенок стоял посреди них, как в пустыне. Иногда он хватал руками воздух, пытался двинуться туда или сюда, и качания его походили на движения слепого, который видит световые пятна и тянется за ними.

Я наглядно поняла, каково это, быть пустым местом. Сначала тебя не видят, а потом уже ты не видишь сам себя. Цыганенок съежился и побрёл в сторону.

Пошел он прямиком к девочкам. Нет, не специально метил в их халабуду, устроенную из покрывал, где они сидели, словно в домике. Скорее, просто хотел посмотреть, что это за существа такие - яркие, из цветных лоскутков, как цветы на траве. Но получилось так, что ввалился к ним, как медведь в берлогу; девочки с визгом рассыпались. Халабуда была разрушена, покрывала смяты; книжки, игрушки, подушки и ленточки полетели по двору.

Девочки испугались на секунду, а в следующую уже смеялись. Дети смешливы и беспечны, а девочки – вдвойне. Как нельзя запретить весенним цветам цвести, так нельзя запретить маленьким девочкам смеяться. Они хохотали и кружили вокруг него, и цыганенок погнался за этой стайкой.

Сначала всё выглядело так, будто дети играют в догонялки или мчатся куда-то наперегонки, но постепенно погоня становилась всё более агрессивной. Цыганенок догнал одну девочку, схватил за руку, она закричала и вырвалась; он погнался за другой, порвал ей платье. Я смотрела и думала: почему взрослые не вмешаются? Ведь у этих девочек есть родители.

И тут взрослые вмешались - это была мать-цыганка. Она выскочила из подъезда, и тоже погналась за девочкой. Тяжело колыхались ее большие груди, от толчков сотрясался живот. На бегу она кричала: «Девочка, стой, почему ты убегаешь от него? Остановись! Почему вы не играете с ним»? Эта безумная троица пронеслась по двору, через пустырь между домами, и последнее, что я видела – как девочка выбежала на проезжую часть.

Продолжение

Человек с достатком



Для меня стало откровением, как россияне относятся к денежным потерям. Разговариваю с простым рабочим: недодали 500 руб? Дело житейское! Смотри на это философски. В ресторане вообще по 2000 накидывают сверху, и ничего. Не надо париться о деньгах, расслабься, будь на позитиве.. Напомню, это говорит не топ-менеджер, у которого зарплата 300, а обычный парень, один из нас. Спрашиваю, сколько ты зарабатываешь? 50+.

Получается, простые россияне настолько богаты, что 500 руб для них не деньги? А почитать иные сайты, так стон стоит по всей России, будто последний кусок доедаем.

О себе могу сказать, что мне 500 руб потерять жалко. Я уже приготовилась идти к директору говорить насчет денег, которые мне не вернули, когда на исходе третьих суток пришло сообщение, что сумма зачислена. Перед этим я связывалась со своим банком. Спрашиваю: что с моей картой, с моим счетом, почему не возвращается платеж? – С вашей картой и счетом всё в порядке. – Я к вам не за словами утешения пришла. Объясните мне, что происходит? Долго и непонятно объясняли, а если по-простому: у них там на сайте какие-то часики крутятся, когда докрутятся, тогда деньги и упадут. А сколько тем часикам еще крутиться? Бог весть. Вот такой мне был дан ответ.

Но я считаю все равно – магазин был виноват. Хотя бы уже одним тем, что за ценами не следили и заставили меня волноваться. Я на них жалобу написала.

Не стоит их жалеть



Иду по ступенькам, из подошвы кроссовок у меня вываливаются куски грязи. На самом деле это не грязь, а сгустки мокрого снега, который забивается в протектор, а потом оттаивает и растекается по полу черными лужицами. И ничего с этим не поделать.

Уборщица, увидев меня, качает головой. Это женщина лет 50-ти, из мигранток. Я уже писала о ней - её ругала наша начальница за плохую уборку. «Есть же коврики»! - возмущается она, глядя на мои ноги. Здесь имеется в виду, что я должна была оббить обувь о коврики, которые лежат у двери. При входе я так и сделала, но это мало помогло. От снега сейчас никуда не деться.

[Spoiler (click to open)]
Я поднимаюсь по лестнице, а уборщица покрикивает на меня сзади. Покрикивает она на своем языке, чтобы я не поняла слов. Оборачиваюсь, она тут же опускает голову и смотрит на швабру, которой трет ступеньку. У меня нет сомнения, что ругань предназначалась мне, здесь больше никого нет.

Наверное, в день перед ее глазами мелькает сотни ног, а она смотрит на них, как на вражье племя: я тут мою и мою, а они ходят и ходят. Часто мы оказываемся рядом в туалете, она набирает воду в ведро, а я мою руки. Там пятачок метр на метр, она пропустит меня к умывальнику, а сама станет вполоборота и смотрит с укоризной. Ничего не говорит, но в ее лице читается, что я белый человек и поработитель.

А то еще начнет бойлер выкручивать на максимальную температуру. У нас здание очень старое, и горячего водоснабжения там нет, на этажах стоят бойлеры электрические. Я подойду, поставлю на двоечку, чтобы не ошпаривать руки кипятком, когда моешь. Через время смотрю – опять стоит на четверке. Я мнительная или мне кажется, что между нами идет невидимая война непонятно за что?

Как-то уборщица разбила рамочку у нас в кабинете, а я, вместо того, чтобы сказать об этом начальнице, сделала вид, что не заметила. Наверное, с тех пор она считает меня существом слабым и недалеким.

Как молодое поколение видит 40-летних



Еду на работу в метро, сзади стоят два паренька лет по 19, один другому рассказывает:

- Я пошел к ней, а у нее у папы день рождения. Там сидят эти… совки. Лица идиотов, глаза патриотов, рассуждают. Путин лучший на свете президент, Россия вперде. Ну а что еще говорить в сорок лет? Я им сказал: "Я за Навального"! Они прямо замолчали все и долго, долго на меня смотрели. Я себя среди голодных динозавров почувствовал. Папа спрашивает: "Позвольте, молодой человек, поинтересоваться, какой жизненный опыт привел вас к вашей позиции"? Я говорю: "За Навальным будущее. Сколько можно этот патриотизм жать? Страна прогнила, люди спиваются, у Путина отсутствует личностное развитие, он уже никому не интересен. Навальный даст России второе дыхание, с ним мы увидим свободу". Как они заговорили все!
- А она?
- А она: «Зачем ты начал! Я просила тебя молчать! Ты знаешь, что папа теперь мне скажет? Чтобы я не приглашала тебя больше и не общалась с тобой». Я говорю, ладно… Извини, но я свою позицию высказал. Пока все совки не умрут, мы не начнем жить по-новому.

Парень еще что-то рассказывал, но тут мне нужно было выходить, и я не дослушала.
Прихожу на работу, говорю Любе:

- Представляешь, только что два молокососа в метро рассказывали, что за Навальным будущее России.
- Да, я слышала, сейчас все про Навального говорят. А кто это?

Не больно



Я раньше думала, что в ковидные лечебницы забирают людей, чтобы они там умирали. Недавно у сотрудницы взяли туда пожилую родственницу и выпустили живой.

Изначально бабушку положили в обычную больницу с циррозом печени (65 лет по московским меркам это еще не бабушка), а по ходу лечения обнаружили ковид. Что интересно, тест на ковид она не сдавала – во всяком случае, родственники за него не платили и не знают о результатах – просто как-то определили и отвезли в Коммунарку.

Родных туда не пускают, лечащий врач не выходит, и если сам больной не очень понимает суть происходящего, он ничего не может толком объяснить. На все вопросы по телефону: лежу, плохо… А что именно плохо, какова степень поражения легких, какие перспективы лечения – ноль информации.

По правде говоря, ближайшие родственники, сын и дочь, не особо-то интересовались ею – попивали. Расспрашивала о здоровье одна только моя сотрудница, которая приходится бабке почти никем, и ничего не могла понять из ее сбивчивых рассказов. Больная только часто повторяла: "не больно". Что не больно? Уколы, дышать, умирать? Две недели провели в безвестности. Выйдет ли она оттуда вообще? Или отдадут вещи, а тело оставят для опытов. Но вот женщину выписали. Привезли домой как будто нормальную, а через три дня она скончалась.

Скорее всего, умерла больная от цирроза – вряд ли от ковида. Но в эти дни ухаживала за ней сотрудница, а после похорон сама слегла с острым ОРЗ. Вызвали скорую. Она спрашивает: "Может, мне тест сделать"? А они: "Не надо, нет у вас вируса". Видимо, на глаз определили.