Юлия Вельбой

ЖЖ Юли

Неграждане
julija_welboy
А вы знаете, что сейчас, для того чтобы устроиться на госпредприятие Украины, нужно сдать экзамен по украинскому языку? Не иностранцу, не приезжему из России, а своему же – гражданину Украины, человеку с паспортом и со всеми правами, которыми якобы наделяет нас Конституция.

Причем, должность значения не имеет. Моего мужа рекомендовали от службы занятости в пенсионный фонд в качестве системного администратора. Все представляют себе эту работу? Следить за компьютерами и сетями, никакого общения с внешними посетителями, разве что изредка со своим же персоналом. По квалификации он подходит, только маленькое условие поставили – пройти комиссию по украинскому языку. Там нужно будет петь гимн сплясать гопака, отрастить оселедец, надеть вышиванку и говорить на украинском. Я просто уточню: моему мужу 57 лет, и всю свою сознательную жизнь он говорит по-русски, по-русски думает, пишет, читает, мечтает. Он русский человек, хотя среди его предков исключительно хохлы.

Что, уже Виндоус на украинский перевели? Зачем сисадмину украинский? Что он будет говорить на нем себе самому в своем кабинете, строки гимна шептать? с компьютером общаться? Шо то робиться, панове? Вы действительно думаете таким образом привить любовь к своей мове? Если бы вы знали, как все это опротивело.

[Spoiler (click to open)]
Это самая настоящая сортировка людей, как в 30-х годах в Германии. Вы, т.н. украинцы, сами кем себя чувствуете при этом? Неужели продолжаете уважать себя, живя по своим гнилым законам? Давайте уже, пометьте нас, русскоязычных, желтыми звездами и учредите на Украине касты неприкасаемых.

Муж, конечно, от экзаменов отказался. Разыгрывать из себя шута на потеху публики он не будет. Тогда вместо него на это же место порекомендовали юношу лет 20-ти, который до этого работал официантом. В украинском языке он чуть поднатаскался (от них требуют общаться с клиентами на мове), не знаю, как в системном администрировании.

После этого О. пригласили на какую-то комиссию в службе занятости, где его ругали, что он отказывается от работы. Хотя от работы он вовсе не отказывался. "Поскольку вы отказались, - сказали они, мы предлагаем вам переучиваться на другую специальность или снимаем с учета (т.е. прекращается выплата пособия)". Ну, он поинтересовался, на кого ему предлагают учиться.

На повара! Он пройдет трехмесячные курсы, и ему найдут работу. О. сказал, что, вообще-то, закончил физмат, и профессия повар его совсем не привлекает, кроме того, у него нет руки. Ах, физмат (как будто она не знала из его документов)! Тогда в какую-то там организацию требуются бульдозеристы. Он может выучиться на бульдозериста, а если не хочет, то вот еще… нужны сварщики по металлу! О. такой сидел и смотрел на нее, дура или нет?

В конце концов ему «пошли навстречу» и обязали повторно прослушать курс лекций «как найти работу». Лекции будут читать они же, вот эти невменяемые тетки, которые предлагали ему стать бульдозеристом. Он уже слушал их лекции полгода, но теперь это будет ему в наказание.

promo julija_welboy march 4, 2017 23:44 83
Buy for 10 tokens
"J & J" - это роман о любви. Мы написали его совместно с французским переводчиком и психоаналитиком Жаном Легенэк. Наверное, больше понравится женщинам. Но, может быть, и мужчинам, кого интересует тема отношений. Чтобы долго не рассказывать, о чем роман, приведу ниже отрывок, из…

Сексуальное
julija_welboy
Krasivaya-devushka-igraet-na-skripke

О. говорит, что секс должен быть, как музыка: квартет, трио, огромные оркестры. Т.е. натурально, люди не сексом заниматься должны, а собираться в общества по взаимной склонности и сочинять новые мелодии. Якобы это более пристало человечеству, чем секс телесный. И чтобы ребенок рождался, только когда родилась новая мелодия.

А я думаю: сольные выступления к чему в этом списке приравнять? И будут ли они иметь какую-то ценность?
Tags:

Мама
julija_welboy
У меня очень рассудительная мама, ее дом полон всяких нужных вещей. Ударение на «всяких», насчет «нужных» я сомневаюсь. Она выстраивает их рядами, выкладывает пирамидками, укладывает штабелями и рассовывает по полочкам. Но это не плюшкинство, нет - в ее театре хлама царит немецкий порядок и военная дисциплина.

Вот склад керамической плитки около дивана (приготовилась делать ремонт, больше некуда было положить), на нем аккуратно сложена вчетверо синенькая тряпочка, на тряпочке – баночка, в баночке клубочки. Рядом с баночкой щеточка, коробочка, флакончик, в них тоже имеется некое содержимое, предназначение которого я не берусь угадать. Думаете, это бардак? А вот и ошибаетесь. Каждый день, будучи здорова, мама протирает с этих вещичек пыль, поправляет, чтобы ничего не сдвинулось и точно помнит, что где лежит.

И такое почти в каждом углу в обеих комнатах. В кухне на столе застелена клеенка, на ней чистое полотенце, на полотенце подставка для горячего, на подставке картонка. Она защищает все предыдущие слои от повреждения, перегрева, влаги, пыли и космических пришельцев!

[Spoiler (click to open)]
В прихожей лежит коврик, на коврике тряпочка, на тряпочке – газетка. Для того, чтобы помыть пол, нужно это все снять, вытряхнуть и застелить заново. А, и положить свежую газетку. Пол в ее квартире можно лизать языком.

Я, признаюсь, несколько упростила этот порядок. Упразднила многослойность и ввела минимализм. И конечно, я не протираю пыль каждый день. Городить городки, чтобы потом ходить вокруг них с тряпкой, - удовольствие для маньяков чистоты.

Сегодня маме стало чуть-чуть легче, и она попросила, чтобы я отвела ее в туалет. Она слабо держится на дрожащих ножках и практически висит на мне. А вчера в туалете перегорела лампочка, новую я не купила, да и не буду, наверное. Подожду, когда брат приедет, он купит, он же и вкрутит. Пока пользуюсь фонариком на телефоне.

Так вот мама при свете фонарика разглядела как-то, что на кране белеют высохшие капли, на полочке накапано водой, а в ванне – о ужас – ржавчина. Ванна у нее и правда старая, и если ее не чистить постоянно, то проступают рыжие пятна. А зачем мне ее чистить? Я в ней только руки мою, купаться хожу домой. Да, пока шла по коридору, она провела пальцем по тумбочке и обнаружила там грязь. Так и сказал «грязь». Вот прямо комок грязи? Может, пыль была, я туда не смотрю. Всё это привело ее в неописуемый ужас.

Она схватила мочалку и начала драить ванну. А на ногах ведь не стоит, легла на край ванны животом и повисла вниз головой. Я пытаюсь ее унять, напоминаю, что инсульт, что постельный режим, и она каждый день под капельницей, но где там. Мама только кричит на меня и пуще надраивает. Справившись с ванной, перешла к полочке и крану. Пока не вымыла все, не успокоилась.

Я не знаю, может, это уже деградация мозга пошла? Вопрос стоит об инвалидности, о том, будет она ходить или нет, а ей капельки на кране мерещатся. Спорить с ней невозможно, доказывать бесполезно, да и нельзя. Любое волнение может привести к скачку давления и полноценному инсульту. А мама как будто не видит этого. Она видит что угодно: ржавчину, капельки, пятнышки, пыль, грязь, только не свое положение. Как заяц, попавший в петлю, вместо того, чтобы осторожно выбраться, рвется вперед и затягивает ее туже.

Гастарбайтер. Начало
julija_welboy
Мне было бы очень горько, если бы вокруг я не видела наших людей, если бы поехала на заработки не в Россию, а куда-нибудь в Польшу или подальше. Когда тебя шатает, и все кругом расплывается, родная речь и русские лица служат единственной опорой.

Например, этот мужичок на шестерке, который словно поджидал меня на станции Каннильярви, куда я доехала поутру с Финляндского, - он как будто переместился сюда из моего детства. Точно такие мужички и точно такие автомобили были тогда. Такая же степень обшарпанности снаружи машины, и такая же мелкая неряшливость внутри. Это грело, это вселяло надежду. Я спросила, сколько до «Семи Озёр», он сказал, пятьсот. Я знала эту цифру, меня предупредили. Шофер брал ни больше, ни меньше. Я попросила у него телефон, позвонить работодателю, предупредить о своем приезде. Он дал без вопросов. «Думала вчера, что куплю российскую сим-карту, - оправдывалась я, - но ночью они не продаются». Мужчина только улыбался и кивал, видимо, ситуация для него знакомая.

Read more...Collapse )

Питерская полиция
julija_welboy
Хочу поблагодарить незнакомого полицейского, который оказал мне помощь в Питере, хотя его вовсе к этому никто не обязывал. Я ничего о нем не знаю, кроме того, что он был белокурый и работал на Финляндском вокзале. Он сразу же подошел ко мне, как только я вошла туда. Думаю, лицо мое выражало крайнюю степень потерянности.

Я боюсь больших городов и шумных публичных мест, мне начинает казаться, что я здесь пропаду, сгину, у меня украдут деньги и документы, и я вынуждена буду податься в бомжи. Да нет, я уже бомжиха, осторожно ступаю среди людей и жду, что меня погонят. Ночь поглотит меня, а огромный город перемелет, как зернышко. Когда полицейский подошел, я уже плакала невидимыми слезами.

Read more...Collapse )

Техническое
julija_welboy
Друзья, а что это за ограничение стоит, когда нельзя добавить больше 1000 френдов? Можно его как-то отменить? Вообще-то у меня их 1018, а 1019-го не разрешают. Почему?

И еще такая беда. Случайно нажала кнопку "переключиться на новый стиль НАВСЕГДА!!!" Это действительно навсегда или можно вернуться?

"Навсегда". Звучит так, как будто ты прощаешься с жизнью. И нажать на эту кнопку так же страшно, как нажать на курок. Какой дебил надоумил дизайнеров ЖЖ развешивать подобные надписи? Я избегала этой кнопки, как могла, и пару последних лет у меня получалось. А вот вчера рука дрогнула.



АПД
Спасибо тебе, добрый человек!! который оплатил мне аккаунт.

Праздник детства
julija_welboy
Такого дня рождения у меня еще не было. За день до него мама шла с базара и вдруг почувствовала, что земля уходит из-под ног. Она остановилась, присела на ближайшую лавочку и больше не смогла встать. Хватило только сил набрать подругу (рядом живет) и кое-как объяснить ей свое состояние. Кое-как, потому что язык заплетался, можно было подумать, что она пьяная.

В 9 часов утра я вызвала скорую, врач пришла только к 4-м часам вечера. Причем, у скорой номер такой чудной, десятизначный, как в обычном мобильном телефоне, его (номер) мне нужно было еще раздобыть. Там сказали, что выезжают они лишь в экстренных случаях, а во всех остальных - нужно вызывать семейного врача. Интересно, а экстренный случай - это какой? Что еще должно произойти с человеком, чтобы он мог рассчитывать на помощь?

Read more...Collapse )

Заробитчане. Продолжение
julija_welboy
Один пьяный комментатор в позапрошлом посте похвалялся, как ловко украинцы обводят русских вокруг пальца – едут работать на них, а русские им платят! Хахаха! Разве можно таких людей уважать? Ведь по сути украинцы своим присутствием в России захватили ее. Нет, поработили! Вот такая примерно логика. Интересно, реальные заробитчане ее разделяют?

На обратном пути в Днепр я ехала рядом с женщиной, которая работала в Питере сиделкой. Ну, сиделка, это так сказать. На самом деле ее даже домработницей нельзя назвать, скорее, компаньонкой. Таких благовоспитанных дам из бедных семейств в 19-м веке брали себе в наперсницы богатые барыни, чтобы не скучать. А история ее началась так. Несколько лет назад Лену взяли ухаживать за старенькой бабушкой, которая уже не ходила.

Я упустила момент спросить, сколько лет было бабушке, но ее дочери – 80. Было тяжело, лежачая больная, и довольно грузная, а сиделка – худенькая женщина, небольшая. Ночи беспокойные, дни в тревоге. Иногда спать удавалось всего по три часа утром, когда ее подопечная засыпала, и пару часов вечером, перед кризисом. Вот как нужны были деньги. Через три месяца бабушка умерла, а дочь до того привыкла к Лене, что не захотела ее отпускать.

[Spoiler (click to open)]
И вправду сказать, женщина эта где-то особенная. Все пассажиры в маршрутке ехали со своими тормозками, а мне его взять было неоткуда. Я надеялась питаться в дороге тем, что куплю на заправках. В самом начале пути, еще в Питере съела в Макдоналдсе две котлеты, которые сразу колом встали, и один раз на остановке купила пирожное и чай, а потом всё такие места попадались, где не было ничего съедобного, только сухарики и чипсы. А ехать 30 часов.

Лена мне и говорит: «У меня курочка домашняя есть, - и достает вареную курицу. – Хлебушек бери, вот огурчик, вот помидорчик, кушай, кушай! – развернула целую скатерть-самобранку. И потом всю дорогу: ест орешки – мне половину отсыплет, палочки кукурузные, печенье, шоколадку – все со мной пополам. Кормила меня, как Надежду Савченко после тюрьмы. Я только кофе нам на остановках покупала.

Свой путь Лена начала с чтения молитвы. У нее при себе была книжечка, завернутая в вышитую хустиночку, и так бережно она ее разворачивала при каждом удобном случае, как мать дитя. Откроет молитвенник, пошепчет губами минуту-две, завернет назад в платочек и аккуратно в сумочку уложит. Она и мне давала читать. Нас полиция остановила, попросили сдать паспорта на проверку. Всех пассажиров паспорта посмотрели и быстро вернули, а мой – задержали. У меня же айди-карта, им такое внове, ну и стал ее полицейский рассматривать на все стороны, потом еще миграционную карту попросил предъявить, потом предъявить мое лицо для сравнения (я сидела сзади, и меня не было видно). Пока полицейский с товарищем над моим паспортом думали, Лена достала молитвенник, открыла на какой-то странице и шепчет мне: «Читай»!

Это была «Живый в помощи», специальная молитва для путешественников. Верите ли, я, за то время, пока мой паспорт смотрели, наизусть ее выучила. Лена меня незаметно трижды перекрестила. Мне кажется, доброта ее не от религиозного сознания идет, а от сердца. Я думаю, она из тех людей, которым не то чтобы религия велит быть добрыми, а наоборот, они нашли религию, чтобы оправдать свою не вмещающуюся в обычные рамки доброту. Никакой слишком добрый и щедрый жест не будет для такого человека чрезмерным – так им бог велел. В передышке между работой и домом, когда питерские заботы уже отошли от нее, а домашние еще не пришли, и, казалось бы, можно расслабиться и отдохнуть, она нашла, кого опекать.

Платочек, в который был завернут молитвенник, вышит крестиком, украинским орнаментом. Но не моды ради, как надевают вышиванки в парламент, а по сельской простоте. Сидела женщина долгими вечерами и вышивала. Говорила Лена со мной на суржике, но не думаю, что для демонстрации своей национальности. Я спросила, на каком языке она в Питере говорит. «На русском, только на русском.» – «Не тяжело тебе»? – «Не-ет»! – и тут же перешла на совершенно чистую русскую речь.

Одним словом, Лену в той семье полюбили. А семьи осталось – одна восьмидесятилетняя женщина, Е. А., по совпадению тёзка. Лена называет ее «хозяйка». И еще совпало, что хозяйка тоже человек воцерковленный и даже работает в той структуре. Я не знаю точно, как эта организация называется, но есть в Питере офис, где собираются все церковные работники, и она там кем-то вроде секретаря.

Работа Лены начинается с того, что она будит хозяйку в 8-мь часов утра. Е.А. долго не может проснуться, через каждые 15 минут Лена стучит в дверь и говорит: «Просыпайтесь, просыпайтесь». Е.А. лежит до последнего, пока Лена не крикнет: «Половина десятого!» Тогда хозяйка вскакивает, собирается, как солдат, делает два глотка чая и вылетает из дома. Лена остается одна до самого вечера.

Пройдется по магазинам, приготовит кушать, вечером накроет на стол, помоет посуду. Раз в неделю постирает машинкой, сделает уборку, - вот, собственно, и все. Да, еще ходит по разным инстанциям, когда надо. Например, сменить счетчик, порешать вопросы с ЖКО (на знаю, как эти структуры в России называются). Хозяйка уже плохо видит и не понимает, как там надо действовать. Часто забывает, что нужно сделать, а что уже сделано. Например, дает Лене список продуктов, которые нужно купить, Лена покупает. А вечером с работы сама возвращается с сумкой - купила все по второму разу.

За свои труды она получает 30 тыс. Хозяйка может платить эти деньги, потому что кроме пенсии и зарплаты, которую ей платят в церковном офисе, у нее есть пособие ребенка войны. Вообще, женщина эта очень образованная и культурная, работала в молодости переводчиком французского языка, ездила заграницу. Когда Лена заговаривает при ней по телефону, она сразу выходит в другую комнату и никогда не спрашивает о личном. У Лены своя спальня, куда хозяйка не заходит, только стучит, если ей что-то надо.

Днем у каждой свои дела, а вечером они смотрят телевизор или читают. Интернетов этих наших не признают. Питается Лена за хозяйкин счет, притом получает самые лучшие кусочки. Е.И. старается мяса не есть, но совсем без мяса не может. Поэтому они делятся так: Лене курицу, хозяйке бульон, Лене котлеты, хозяйке подливу. Из борща и супа все мясо достается Лене, которая тоже не очень хочет мясоедствовать, но смиряется и ест. Питание за счет хозяйки, проезд по городу за продуктами или по делам – тоже. В свое село Лена везла с собой столько сумок, что зад автобуса осел, все было забито ее багажом. Говорит, подарки детям от Е.И.

Дома ее ждали двое дочерей – Софийка и Марийка. Они звонили ей из школы, просили разрешения отпроситься с уроков в честь ее приезда, но Лена не разрешила. Она видит детей два месяца в году, раз в полгода берет отпуск и приезжает в свое село. Жить в России ей нравится, но девочки вот уже несколько лет растут без матери. И будут дальше расти, потому что таких денег Лена на родине не заработает, а им учиться надо, в институт поступать.

И не одна Лена такая. Тысячи украинских женщин бросают своих детей, ради того чтобы этих детей прокормить. Выбор невелик: или ты сама их воспитываешь, и вы все вместе голодаете, или воспитывают чужие люди, а ты идешь в наймы. Наверное, об этом случае писал Шевченко:


А сестри! сестри! Горе вам,
Мої голубки молодії,
Для кого в світі живете?
Ви в наймах виросли чужії,
У наймах коси побіліють,
У наймах, сестри, й умрете!


Прошло двести лет, ничего не меняется.

Денежный вопрос
julija_welboy
Кто может ответить из москвичей, занятых в строительстве, сколько можно заработать на сносе хрущевок в Москве? Не рядовому рабочему, а тому, кто берет подряд, заключает договор с мэрией, или кто там этот праздник оплачивает. Сколько стоит снос одного дома + сколько стоит продажа этого дома в качестве строительного мусора путем самовывоза? И сколько всего снесено домов в Москве за это время? Можно подсчитать примерную прибыль?

Заробитчане
julija_welboy
Хочу рассказать о попутчиках, с которыми мне довелось ехать в маршрутке Днепр-Питер. Ближе к Белгороду подсел мужчина, он без обиняков заявил: «Мы с Собянином Москву крушили». Выяснилось, что работает он на машине (не знаю, как ее назвать), которая ломает старые дома. Тогда как раз год миновал с тех пор, как начали сносить в Москве хрущевки.

Сокрушив дом, он продает его. Все вот эти порушенные камешки, вплоть до отбитой штукатурки, приезжают и раскупают какие-то организации. Зачем оно им надо, я так и не поняла, только это очень прибыльно. Ты получаешь деньги от муниципалитета за разгром домов, а потом еще все эти дома идут тебе в карман. Получается двойная прибыль. Конечно, он там не один зарабатывает, у него бригада.

[Spoiler (click to open)]
Показывал новый комбайн, который он выписал из Голландии, и на котором будет вскоре работать. Эта машина за несколько минут превращает дом в гору щебня. Производительность растет, заработки, соответственно, тоже. «Мне сам Собянин руку жал», - повторил несколько раз. С его слов, стоит этот агрегат миллион триста евро. А главное – он покупает его за свои деньги, это будет его личный инструмент. На нем он собирается поднять суммы с не меньшим количеством нулей.

Как бы там ни было, зарабатывает прилично. Иначе не ездил бы, не покидал бы ридну Неньку на одиннадцать месяцев в году. Показывал дом (на телефоне), который он выстроил в своем селе, но в котором никто не живет. Апофеоз того, что могут сделать деньги при полном отсутствии понятия о прекрасном. Нет, не прекрасном даже, а об элементарном удобстве. Дядя сносит хрущевки, а решил себе выстроить одну из них. Четырехэтажная, она возвышается унылым чудовищем среди сельских хаток.

После своей презентации, которая, кстати, была не затянутой и интересной (дядя хороший рассказчик), он сказал: «Да, работать в России можно, но жить там… Простой народ живет так плохо, что у нас последняя бабка в селе – лучше. У нашей бабки в каждой хатке есть газ, а русские до сих пор в деревнях печи дровами топят».

Я так подивилась. Я, вроде, не последняя бабка и не в последнем селе, но в плане бытовых удобств мне хотелось бы дотянуться хотя бы до отопления. Начались прения в маршрутке. Мне было объявлено, что такого не может быть, что я все вру и наговариваю на Украину, что не может у нас в стране город стоять зимой без тепла. "Несколько городов" – поправила я. Тут они проделали некий логический финт, и вышло, что наши горожане сами виноваты. Надо не сидеть на попе ровно, а устанавливать себе дорогостоящие личные отопительные системы, а нет денег, так ехать в деревни и печки топить. А то ишь, жаловаться привыкли.

И снова рефреном: как в России плохо, ой как плохо… То ли дело у нас. Так душевно все, так спокойно (вспоминаю обстрелы Донецка), сердцу мило. Люди у нас добрые, помогают друг другу. Дядя при этом рассказал случай. Когда он задумал строить персональную хрущевку, привез фуру пенопластовых шариков, чтобы под фундамент заложить, так теплей. А погоду не рассчитал. Стали пенопласт выгружать да в ямы засыпать, а тут поднялся ветер, шарики возьми и разлетись по всему селу. В ямах пусто, а в огородах у соседей – белый снег. И не только в огородах, но и на крышах, в курятниках, в домах и летних кухнях, в реке – везде пенопластовая крупа, как для съемок кинофильма. И никто из соседей ничего ему не высказал. Так, немножко разве, пожурили. Он потом другую фуру пригнал, по уму уже сделал, дождался безветрия. Говорит, всю сознательную жизнь в строительстве работает… Как пришел с армии, так в Москву, и там не покладая рук.

Русские бы на такое возмутились! Жаловаться бы пошли, управу искать. А то и деньги бы отсудили за загрязнение почвы. Злые они, копейку любят, никому ничего не простят, никому ничего не дадут. И на карьере помешаны. Вот такую характеристику мне выдали в доказательство «плохости» русских. А еще что-то про цены, как в России все дорого.

И опять все в маршрутке: ой как плохо в России, ой как плохо… Я напомню, все они ехали туда по своей доброй воле, никто их волоком не тащил и на аркане не вел. На границе мы стояли пять часов, пропускной пункт не справлялся с потоком желающих въехать. Впереди и сзади нас вереница машин, сколько взгляда хватает. Какие-то странные люди мои соотечественники, бросают то, что хорошо, и едут туда, где плохо.

?

Log in

No account? Create an account