julija_welboy (julija_welboy) wrote,
julija_welboy
julija_welboy

Category:

В библиотеке



Я раньше работала в библиотеке. Ходили туда бесцветные старички и старушки, читали модные книжки. Обложки их были яркие и грязные, как маникюр уличной девицы. Если воспринимать тексты как еду, то Гоголь – это родниковая вода, Достоевский – грецкий орех, горьковатый, сухой и питательный, Тургенев – пирожное. А книги, которые пользовались спросом у наших читателей, я бы сравнила с муляжом яблока. Берешь в руки, хочешь откусить, но вдруг понимаешь, что есть его нельзя.

[Spoiler (click to open)]
А был один, Темирбаев, любитель классики. Он приходил каждый день к открытию, набирал по 5-6 томов (больше мы не давали) и на следующий день приносил их обратно.

– Нельзя так часто ходить, - говорила ему заведующая.
– Почему?
– Вы не успеваете прочитать.
– Я все прочитал!
– Вы не можете прочесть шесть томов за одну ночь.
– Я прочел их, прочел! Дайте мне книг! Пустите меня! - он устремлял горящие глаза на библиотечные стеллажи, которые были отгорожены от таких посетителей деревянной стойкой.

Его пускали побродить между полочек, где он неистово листал страницы и жадно вдыхал книжную пыль. Когда Темирбаев подавал мне для записи выбранные экземпляры, руки его дрожали.

Я воспринимала его спокойно, а Римма Николаевна, наша заведующая, очень на него раздражалась. Ей казалось, что он «таскает» - так на библиотечном языке называлось воровство книг. А вот на кого я раздражалась, так это на Баранова.

Придет - потный, с одышкой. В складках его небритого подбородка засела старость. Не тот человек старый, которому много лет, а тот, кто перестал мыться и стирать свою одежду. Лицо в белесой перхоти, которая падает мне на стол. Когда Баранов возвращал книги, страницы их оказывались жирными, и между ними была как будто насыпана мука.

Возьмешься за них пальцами, так и почувствуешь мрак тесной кухоньки, где он сидит в грязном белье и ест горбушку хлеба с салом. Крошки падают на страницы, он переворачивает их сальными руками. Или что нужно было делать с книгами, чтобы они сделались такими? Римма Николаевна, наоборот, не испытывала к нему никакого отвращения.

Продолжение
Tags: Работа
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Коммунальная квартира

    Вике купили зубную щетку и полотенце. У нее даже появился свой шампунь. Девушка повесила полотенце на сушилку в туалете, которая проходит прямо…

  • Превращение в москвичку

    Два дня моя соседка, девушка из регионга, заваривала себе Доширак и ела его с плавленым сырком. Из ее разговоров по телефону я поняла, что…

  • Приехала в Москву заработать

    Сегодня впервые увидела, как Вика ест. Захожу на кухню, а она заваривает в пластиковой коробочке что-то, источающее унылый запах. Оказалось, это…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 112 comments

Recent Posts from This Journal

  • Коммунальная квартира

    Вике купили зубную щетку и полотенце. У нее даже появился свой шампунь. Девушка повесила полотенце на сушилку в туалете, которая проходит прямо…

  • Превращение в москвичку

    Два дня моя соседка, девушка из регионга, заваривала себе Доширак и ела его с плавленым сырком. Из ее разговоров по телефону я поняла, что…

  • Приехала в Москву заработать

    Сегодня впервые увидела, как Вика ест. Захожу на кухню, а она заваривает в пластиковой коробочке что-то, источающее унылый запах. Оказалось, это…