June 3rd, 2021

Попрощалась с работодателем



Пришла домой, сижу и чувствую себя использованной. Получается, сходила, бесплатно помыла пол… Думаю: нужно все-таки написать человеку, попрощаться. А то как-то холодно расстались.

Пишу ему в воцап:

- Так что насчет моих 500 рублей?
- Вы еще говорите о каких-то деньгах? Не стыдно?
- Нет.
- Вы оставили человека в опасности, по вам статья плачет.

[Spoiler (click to open)]
Пришлось добавить: так мол и так, я блогер. Славы хотите?

- Ахаха, ухаха, да таких блогеров… я сам блогер! Вы знаете, сколько у меня подписчиков? 150К только по одной Москве.
- Дайте ссылку на свой блог? Я укажу в статьях.
- Я сам про вас напишу! И весь персонал выскажется о вас, даст вам характеристику, какая вы - бессовестная. Бесчеловечная!
- Это будет отличный пиар.
- Вы подвергли жизни людей опасности, там мог случиться пожар, несчастный случай, что угодно, девушка осталась одна взаперти, испугалась, вас судить надо! Вы уволены!
- Как хотите.

Молчит.

- Хорошо, давайте номер карты. Я переведу вам ваши несчастные 500 рублей, но вы лишились очень достойной работы!

Тут муж:

- Не пиши им карту, они тебя найдут!
- Кто?
- Они тебя убьют! Или что-нибудь сделают с тобой.
- Да кто, они?
- Отельеры, это же мафия. Они все КГБ-шники, еще с советских времен. Им все позволено. Они вообще не для этого отели открывают - через них трафик идет, они под ментами. Куда ты суешься, кого ты шантажируешь?

Я же еще и шантажирую! Да что это такое, нельзя свои деньги потребовать? Шантаж был бы, если бы я вместо 500 руб требовала 5 тысяч. Или 25. А мне чужого не надо. Причем, я согласилась с его оценкой моего труда 100 руб/час. Но общаться было неприятно, так что напишу еще в прокуратуру и трудовую инспекцию.

Чем недовольны переехавшие в Россию



Айше, моя бывшая сотрудница, рассказала мне о своём житьё-бытьё в Москве. Семья ее выехала из страны Таможенного Союза, жили раньше в Саратове. Говорит, в регионе люди гораздо мягче и более терпимо относятся к мигрантам.

- А какую нетерпимость ты встречала в Москве? – спрашиваю я.
[Spoiler (click to open)]
- Соседи на нас жалуются.
- Что им не нравится?
- Одна бабушка, что наверху живет, говорит: как много вас, зачем вы приехали? Пишет на нас жалобы участковому, что мы шумим и обвиняет, что мы мигранты без регистрации. А мы граждане России. Уже две жалобы написала, каждый раз мы присылаем фото своих паспортов, чтобы доказать, что мы россияне и у нас есть прописка.
- Так, а еще?
- Смотрит враждебно и шепчет, когда с лестницы спускается. Может на улице, проходя мимо сказать: когда вы уже уедете отсюда. Другие тоже смотрят злобно, и хоть ничего не говорят, но что-то думают. Мне всё равно, мне себя не жалко, а вот за сестрёнок и братишек обидно. Когда мы вместе идем, и я вижу, что с ними могут так обращаться, я становлюсь очень злая.
- Сестренки и братишки младше тебя?
- В школе учатся. И там учительница очень злая у них, постоянно ругается.
- А как она ругается?
- Звонит и говорит злым голосом. Будто они не учатся, ничего не хотят знать. А они учатся, я вижу. Я с ними уроки делаю, они мне на все вопросы отвечают.
- А ей? Ей на уроке отвечают? Может, у них психологическое что-то, дома рассказать могут, а перед классом – нет.
- Отвечают. И контрольные пишут, а она всё равно недовольна. Звонит и звонит. Как будто они самые плохие в классе. И голос злой, орет. Когда она много начинает звонить, я тоже ору на нее. Мы вместе орем друг на друга, потом она немного отстает. Тяжело очень учиться так. Я хочу их в другую школу перевести.
- Думаешь, там ситуация улучшится?
- Надеюсь. Учителя не должны разделять детей: этот русский, этот нерусский. Для учителя все дети должны быть одинаковы.
- Ты считаешь, разделение идет именно по национальному признаку?
- Еще по тому, кто богатый, а кто нет. Где родители работают, на простой работе или в начальстве. Дарят они подарки или нет.
- Разве сейчас подарки в школах не запрещены?
- Не знаю, но другие дарят как-то. На день учителя, на день рождения. К ним и отношение лучше.
- Ты сама принимаешь решение, в какую школу их отдать? А мама, отец?
- Мама болеет, ей нельзя волноваться, она ничего не знает про это. А папа постоянно на работе. У нас трехкомнатная квартира, снимаем. Надо оплачивать аренду. Я сделала так, что я за детей отвечаю, и учительница звонит мне. Я хочу еще их на саморазвитие направить, сейчас думаю, куда.
- А что это, саморазвитие?
- Это курсы, где детей учат чувствовать себя лучше.
- Что-то психологическое?
- Нет, не совсем. Но и психологическое тоже. Там такая атмосфера, где детям становится хорошо, улучшается их состояние, они начинают больше уважать себя и любить. Учатся чему-то хорошему.
- Но это не секта?
- Нет.
- А что же это?

Путем наводящих вопросов я наконец добилась, что курсы саморазвития – это обыкновенные кружки и секции. Нельзя сказать, что у Айше плохой русский язык, но иногда совершенно невозможно понять, что она на этом русском языке говорит.

- Братишек хочу отдать на бокс, а сестрёнок еще не решила.
- А они сами куда хотят?
- Младшая хочет танцевать, а старшая не знает. Но они должны быть вместе, чтобы поддерживать друг друга. Вдруг и там начнется… старшая немного полная.
- Братишки согласятся на бокс?
- Да, они хотят! Они уже занимались боксом в Саратове. Туда отец их отдал. Их тоже дразнили некоторые мальчики и обзывали, а как они на бокс начали ходить, так дали отпор. Потом никто уже не обзывал. Я, наверное, сестрёнок на карате отдам - для самозащиты.