June 2nd, 2021

Мы не рабы - рабы не мы



Пришла я на свою первую смену и вижу: сидит Айше в кресле чуть жива. Смена у нас – сутки. – Ты даже часок не поспала? – Нет. – Почему? – Управляющий сказал, нельзя спать. – Но ведь отель пустой. – Все равно нельзя, он нам деньги платит, чтобы мы работали, а не спали. – Ну хорошо, ты могла бы не уходить, но вот на этом кресле свернуться калачиком, а сюда ноги, – показываю на второе кресло. – Нет, я боялась, что он посмотрит камеру и увидит, что я спала.

[Spoiler (click to open)]
- А он перевёл тебе за смену?
- Нет денег в кассе.
- Как нет? А девушка, которая живет тут третий день?
- Это мало. Он сказал, когда отель заполнится на 90 процентов, тогда заплатит.
- А когда он заполнится? Может, через год? А может быть, никогда. Сегодня третий день, как отель открыт, реклама идет, а у нас один человек. И цену уже подняли. На что они рассчитывают?
- Юля..
- Что?
- Ты можешь спросить у него про тот день, когда мы мыли и разбирали белье?

У Айше большая семья: больная мать, несколько сестер и братьев, она старшая. Спросить-то я могу. Только если мы начинаем с выпрашивания своих денег, это плохое начало.

Пишу ему:

- Дмитрий, доброе утро! Что насчет оплаты за тот день, когда мы мыли и сортировали белье? Мы проработали 5 часов.
- Это была ваша стажировка.
- Вы говорили, она оплачиваемая.
- Если вы будете беспокоить меня по таким пустякам, мы не сработаемся.

Показываю Айше: видела?

- Да, - вздыхает она.

Через время приходит сообщение от Дмитрия:

- 500 рублей.

Ну хоть шерсти клок.

- А когда переведете?
- Вы уверены, что эта работа вам подходит?
- Да, вполне.
- Хорошо. Я сегодня приеду, и если напомните, я вам переведу, а вы распишетесь. Делаю для вас исключение.

Исключение? Звучит, как одолжение.

- Ну что, я пошла? – спрашивает Айше.

А сама стоит, покачиваясь. Хоть время ее работы закончилось двадцать минут назад, она до сих пор не уверена, что свободна. Уходит Айше совсем без денег, а ведь в условиях было, что оплату нам будут выдавать сразу после смены.

- Да, конечно, - говорю я. – Подожди, что ты обо всем этом думаешь?
- Не знаю. Месяц поработаю, посмотрю.

Понятно. Ей не хочется терять надежду.

- И смотреть нечего, - говорю. - Я уже насмотрелась на такое, больше не хочу. Ты месяц поработаешь? Он на это и рассчитывает. А через месяц других возьмет. Ты пойми, мы работаем без трудовой, он нам ничего не должен. Нас вообще здесь как будто нет.

Молчит, опустив голову. Но я вижу, что втайне на что-то надеется - думает покорностью заслужить его милость.

Остаюсь одна. Брожу по хостелу. Здесь всё блестит, красиво и уютно; в комнате отдыха есть специальное устройство: на столе стоит баночка-жестяночка, в ней живет Алиса из Яндекса - управляется с помощью тепла руки. Если станет совсем одиноко, можно подойти и поговорить с ней. Есть тихие диванчики с подушками, чай-кофе и шоколадные конфеты. В целом идеальное место работы - жаль, что бесплатное.

Возвращаюсь на ресепшен. Пишу управляющему:

- Дмитрий, я получу оплату за эту смену?
- Я уже сделал для вас исключение. Но если это исключение будет меня напрягать, я буду поступать, как везде. Вы меня понимаете?
- Не совсем.
- Вы должны понимать, что мы только открылись, и денег пока нет. Но для вас я найду… Только уже не уверен, что вы нам подходите.

Ах вот как. Что ж, не буду занимать место того, кто подойдет лучше. Собираю свои вещички и выхожу, дверь за мной автоматически защелкивается. Девушка, наша единственная гостья, еще спит. Ну ничего, разберутся как-то, не маленькие. Иду к метро.

Ближайшая ст. м. Охотный ряд - постыдились бы в таком месте мошенничать. А еще рассказывали про какой-то уровень заведения...

- Почему вы ушли с рабочего места? – пишет мне Дмитрий вдогонку. Видимо, смотрит камеры онлайн.

Ну подумай, ты умный.

- Почему вы бросили объект??? Вы видимо, не понимаете всей серьезности происходящего!

- Юлия! Покинув рабочее место без предупреждения, вы создали угрозу жизни и безопасности проживающих!

Эти люди говорят с нами, как с крепостными. Он фактически признал, что обманул меня и будет обманывать впредь, но при этом думает, что я никуда от него не денусь. Они что, считают нас рабами?