September 14th, 2020

Поссорились



Из-за нового охранника мы с Любой поссорились.

Началось с того, что он перестал пускать нас без пропусков, как старые охранники, - видимо, хотел соблюсти инструкцию. А инструкции, они такие… если по ним жить, долго не протянешь. Нет у нас пропусков, а паспорта каждый день вынимать надоело. Охранники должны всех постоянных сотрудников знать в лицо – вот и вся инструкция. А у чужаков спрашивать паспорт.

Одновременно с появлением новенького охранника к нам прибыл Сева.

- Юля! - кричала мне Люба из кабинки туалета (я в этот момент мыла руки), – эту неделю с нами Сева будет, наша уехала отдыхать!

Я поморщилась, и не только мысленно. Ну зачем так кричать? Мы, конечно, всегда рады, когда Сева с нами, он делает нам маленькие поблажки и покупает вкусняшки. Но туалет имеет смежную стену с нашим офисом, а слышимость там просто аховая. Зачем Севе знать, что мы обсуждаем его в туалете? Да еще «нашу».

- Потише, - попросила я, - когда Люба вышла, – это он тебе сказал?
- Ага! Я сейчас в туалет иду, а он заходит! - продолжала Люба кричать на радостях.

Новый охранник не пропускал нас три дня. Три дня мы доказывали ему, что работаем здесь.

- Я могу показать паспорт, - говорила я.
- Я уже видел его. Но вы должны оформить пропуск.
- Я сказала своему руководителю.
- Значит, плохо сказали.
- Так скажите вы.
- Это не входит в мои обязанности.

И так каждое утро. В конце концов я перестала с ним здороваться. Просто подхожу к двери и жду, когда он откроет.

А охранник не открывает и тоже молчит.

- Что это вы? – заговаривает он наконец язвительным бабским голосом. Откуда только прорезался такой у него? Вчера еще был нормальный, мужской. Окошко охранной кабинки совсем маленькое и темное, в его глубине едва различается лицо парня. – Ни здрасьте, ни до свидания, - продолжает он, подражая базарной торговке. - Прям так тихонечко идёте, я вас и не вижу!
- Так поглядите.
- Да я уж гляжу на вас, гляжу…
- Ну и как, есть что-нибудь интересное?

Здесь он призадумался и открыл мне дверь.

Напрасно я спросила. Потому что в обеденный перерыв, когда я возвращалась из столовой, он вдруг выскочил из своей кабинки и крикнул:

- В вас есть интересное!

[Spoiler (click to open)]
Я уже поднималась по ступеням, и прокричал он это мне в спину. Дальше охранник стал описывать, что интересного он во мне нашел. В общем-то, ничего плохого не сказал… Но было это так громко, что все, кто находился в тот момент на лестнице с первого по четвертый этаж, могли слышать, какие у меня ноги и прочие части тела. Молодой парень, он подбирал такие слова, которые впору замшелому дедушке. Дедушка прожил лет сто в деревне, никогда не видел городских и давно забыл, что такое женщины.

Услышал это и Сева. Он как раз выходил на площадку второго этажа с намерением пойти покурить. На крики Сева остановился, поднял одну бровь и пошел вниз разбираться. Это я поняла по его лицу.

Я осталась стоять и хотела подслушать их разговор, но при первых его звуках убежала – вынести такое я не в силах.

Зато, кажется, Люба услышала всё. Она вошла в офис несколько минут спустя. Конечно, ничего мне не рассказала, лишь бросила на меня жгуче-любопытный взгляд.

- Убери, пожалуйста, свою сумку с прохода, - только и сказала она. – Вечно ты ее здесь бросаешь.
- Это я чтобы не забыть.
- Значит, не очень-то ты хочешь туда идти.

Речь шла о моей сумке, с которой я хожу на фитнес. Я беру ее с собой на работу и ставлю около дверей на выходе, чтобы была на виду.

- Да, иногда приходится себя заставлять, - ответила я.
- Жить и насиловать себя?
- Речь не о насилии, а об усилии.
- Хочешь взять олимпийский приз?
- Нет, мои цели скромней. Хочу просто не быть рохлей.

Тут мой взгляд (клянусь, мимолетно, нечаянно!) скользнул по ее фигуре. Люба мне его никогда не простит.

Зашел Сева.
- Юля, я с ним поговорил!

Весь остаток дня молчали. Только в конце, когда вышли из офиса, Люба сказала мне:

- Зато полные моложе выглядят. У них более гладкое лицо. Оно изнутри наполняется и все морщины разглаживаются. А худые ходят, как сморщенные обезьяны.

К метро пошли порознь.

На следующее утро я увидела, что окошко охранника заколочено фанеркой, как у злой собаки конура.

Диета



Люба сказала, что сидит на диете.

- А что за диета у тебя?

– Фруктово-молочная. В первый день ешь один виноград, во второй – одни бананы, в третий – одну курагу. Потом – один творог, ну и так далее. Не обязательно соблюдать очередность, но важно, чтобы в каждый день какой-то один вид фруктов или один вид молочных продуктов. В выходные можно есть, что хочешь.

Я присмотрелась к контейнеру у нее на столе. Теперь я поняла, что было там – курага. На вид примерно килограмм! Вспоминаю, что и виноград у нее когда-то видела, чуть ли не целую сумку – думала, она домой на всю семью купила. А она сидит и ест это в течение дня.

Разве это мыслимо? Это же бешенный выброс глюкозы в кровь на голодный желудок, скачок инсулина, так и до диабета недалеко. Кто придумывает такие диеты? И кто им верит? Главное, толку в них ноль - не похудеешь ты от сладких фруктов.

- А в выходные ты что себе позволяешь? – спрашиваю.
- Пеку два пирога: один с мясом, второй с вареньем.