February 14th, 2020

Надоело убивать людей



Верите ли вы в предначертание? Когда человек не убийца, не военный, и даже не врач, а вполне мирной профессии, но несет с собой смерть. Я, когда в Москву возвращалась, сидела рядом с мужчиной в автобусе. Мы оба с Украины, и от моего до его города можно пешком дойти. Он работал на нашей железной дороге машинистом.

Первого человека убил в детстве – играли с мальчиками в пекаря (это такая игра, где пытаешься сбить палкой консервную банку), он неудачно бросил свою палку и попал товарищу в голову. Там она и осталась. Это была железная трубка, тонкая, с палец. Скорая приехала, но было уже поздно, мальчик умер на руках у матери, было им обоим лет по 8.

Дальше, как говорится, учился, женился, и жил без происшествий. Пока не начал работать на железной дороге. Подъезжал к станции, с одной стороны стоял состав, а с другой – станционная будка. И к этой будке, будто ослепленный, бежал парень с цветами. Букет белых цветов взлетел вверх вместе с парнем до самых проводов. Не знаю, правда так могло получиться? Разве от удара поезда на скорости 80 км люди взлетают? Или рассказчик мне приврал для красоты. Было назначено следствие, на три месяца отстранили от работы, но в действиях машиниста не нашлось никакого криминала, его невиновность была слишком очевидной.

Третья смерть случилась при более странных обстоятельствах. [Spoiler (click to open)]
Дело было в посадке, а посадка та – в чистом поле. Кругом ни души. В три часа утра перед рассветом ехал он на приличной скорости, путь был чистый. Вдруг, как во сне, смотрит: впереди женщина – идет, спиной к нему по железнодорожному полотну, идет неторопясь. Видел он ее две секунды. Тормозной путь состава - километр, колеса стёр на семь миллиметров (он говорил, как называется этот ущерб, за него тоже какое-то наказание назначают). Едет, женщина исчезла под тепловозом, а он о колесах думает и о том, что ему теперь за это будет.

Остановился, пошел ее искать. Обошел состав с обеих сторон – нет. Но где-то же она должна быть – или колеса зря испортил? Глянул, а прямо перед ним из-под тепловоза рука торчит. Он потянул ее на себя – так она у него в руках и осталась. Ну что, вызвал полицию. Опять следствие, допросы… Но колеса как неоспоримый факт – с какой силой он тормозил и как пытался спасти человеческую жизнь.

Да, забыла сказать. Перед тем случаем, когда он парня с цветами сбил, с ним самим несчастный случай произошел. Игрался с девушкой (как он сказал), и она его царапнула длинным ногтем. Царапнула за палец. Ну и, естественно, какой мужик побежит в такой момент палец зеленкой мазать? Он тоже не побежал.

Через месяц палец загноился, и до такой степени, что пришлось кончик отрезать – одну фалангу вместе с косточкой. Он к врачу пришел со своим новокаином для местного наркоза, а лекарство не подействовало. Чуть-чуть только вначале прихватило, а к середине операции отпустило почему-то. Говорит, что привязанный лежал по рукам и ногам, и даже голова была пристегнута ремнем, потому только и удалась операция. Просил дать хоть тряпку в зубы , чтобы друг о дружку их не искрошить. Это ему первая зарубка была.

А вторая – ровно перед вторым несчастным случаем за несколько месяцев. Тот же палец загноился в том же месте – спустя годы! Пошел к врачу – надо резать. Ну и опять… только на этот раз лекарства уже хорошие были, боли он не чувствовал, только всё лежит и ту боль переживает, холодным потом обливается. Двух человек нет – двух фаланг на пальце.

"Надоело, - говорит, - людей убивать". Решил он судьбу переменить, поехал в Москву. Хотел там в метро машинистом устроиться, а его не взяли – негражданин. И пошел он по второй своей специальности – электриком на завод в Подмосковье.

А, еще рассказал, как он кур через границу вез. У него дом, а во дворе птичье хозяйство. Он, когда в Москву переехал, решил их всех порубать. Порубал, попотрошил, сумки ими набил, и вышло тех кур сорок килограмм. Пограничник спрашивает:

- Что там?
– Куры.
– Да ты с дуба рухнул? Назад заворачивай или уничтожим.
– А куда мне их было девать? Я теперь в Москве, а они с голоду умрут…

На косаре сошлись.

- А что на заводе? – спрашиваю. – Все в порядке?
- Да, - говорит, - начальство меня ценит. Только по правилам нас трое должно подстанцию обслуживать, а я один. Еле-еле себе второго выбил. Так этот помощник чуть меня не погубил.

Они шкафы распределительные ремонтируют, и ремонтировать их надо при полном отключении, что значит, на некоторое время завод должен стать. Конечно, начальство этого не допускает, и говорит: делай так, аккуратно как-нибудь. Он начал делать (не запомнила, что именно, там много словечек разных электрических. Рассказываю, как поняла). Внутрь шкафа залез, а там шланг висит. Он видит: сейчас этот шланг упадет. Только подумал – он и упал. Вспышка была, как при сварке – зайчика споймал, сетчатку повредил. Хорошо, успел рукой лицо прикрыть. Лицо не пострадало, а вот курточка загорелась, и до самого тела прожгло, на животе остался ожог.

А напарник видит, что такое дело, схватил скорей ведро с водой, и к нему. Он только успел крикнуть: "Назад"! Говорит, если бы напарник плеснул, оба погибли бы. А так он огонь с себя сбил и еще на шкаф ту курточку кинул, чтобы там потушить.

Смотрю на этого электрика-машиниста, он без задней мысли мне все это рассказывает, и думаю: ожог, конечно, не палец, но все-таки что-нибудь да значит?