January 12th, 2020

Украинская граница



Российскую границу миновали быстро, к нам не придирались. Въезжаем на украинскую. В автобус зашёл военный, прочитал нам приветствие на мове, спросил, вымогает ли у нас кто-то деньги. Мы ответили, нет. Все это снималось на камеру. Потом на русском языке: «Есть ли в автобусе граждане России?» Все молчат. «Ещё раз повторяю: есть ли среди вас граждане Российской Федерации?» Сказано это было таким тоном, что если бы таковые граждане среди нас и оказались, они забились бы под сидения. «Спрашиваю в последний раз...» Мама дорогая! В этот последний раз я так радовалась, что у меня украинский паспорт. Не знаю, может, это был совершенно невинный вопрос, а этот старый солдат, который не знает слов любви, как-то недобро его озвучил, но, мне показалось, что после того, как он закончил нас допрашивать, весь автобус мысленно перекрестился.

На самом деле российские граждане между нами, конечно, были, и много. Это люди, которые взяли гражданство РФ, а паспорт Украины не сдали. На Украину они ездят как украинцы, а в России живут как россияне. Не знаю, чем это грозит со стороны неньки, но признаваться в двойном гражданстве никто не рискует. Я слышала от бывалых, что пограничники могут порвать твой русский паспорт и всячески шельмовать тебя, - им за это ничего не будет.

[Spoiler (click to open)]Когда выяснилось, что все мы украинцы, нам велели предъявить паспорта, в том числе и заграничные, у кого есть. У меня был, но там стоит отметка об РВП в Москве, и я его особо не свечу. А после такого приема я, скорее, съела бы его, чем предъявила. Потом начали ходить со специальными фонариками, просвечивать, что у нас в сумках. А мне ещё перед границей попутчик сказал, что будут искать икру. У меня была с собой баночка, так я ее при обходе под кресло кинула. Ну что, я маме гостинец из Москвы не привезу?

Первые километры украинской земли... Сразу после границы есть отрезок пути, который даже не знаю, как описать. Дело не в том, что там нет асфальта, или выбоины и ямы - при такой дороге сложно ехать, но можно, бездорожье называется. Но здесь будто злые силы взялись еженощно перекапывать этот участок бульдозером. В землю врыты камни, как человеческие головы, а острые куски асфальта торчат вертикально, чтобы, упав на них, ты уже не поднялся; ловушки в самых неожиданных местах, куда колесо автобуса проваливается целиком. Я посоветовала бы им вдобавок ко всему этому разбросать через каждый метр стальные шипы, а то мало жути. Шипы протыкали бы шины со свистом, оставляя бедных путников одних в темноте без всякой помощи – вот как надо, а не эти полумеры.

Ни огня, ни черной хаты,
Глушь и снег навстречу мне,
Только версты полосаты
Попадаются одне..


Про нас писал Александр Сергеевич.

Это отрезок пути длиной километров пять, мы пробирались по нему примерно час - со скоростью пешехода. Я еду здесь второй раз (первый раз, когда въезжала в Россию), но ведь за это время дорога должна была улучшиться? Нет, не в том смысле, что ее починили бы, но земля насыпалась бы между камнями, а сами камни немного углубились бы, немного сгладились ямы - ведь все сглаживается рано или поздно. Но такое впечатление, что над этим ужасом кто-то специально работает, и скоро проехать здесь сможет только танк.

Мы прошли паспортный контроль при въезде на Украину, и ещё отдельно - при въезде в Донецкую область.

В чистом поле стоит кибитка, нам приказывают остановиться и идти туда с паспортами. Народ нетерпеливо набился внутрь, чтобы побыстрей все прошло - ведь едем уже часов двадцать, все устали и на нервах. Но кибитка тесная, всех не вмещает, и те, кто вошли первыми, кричат: «Куда лезете? Как баррраны»! Оставшиеся (а среди них и я) нехотя отступают назад. Дверь захлопнулась. «Я не баран»! - взвизгнула какая-то женщина.

Пока стоим, я наблюдаю за постовыми. Их двое, они расставлены около двух... пунктов, не знаю, как сказать точней. Это что-то среднее между автобусной остановкой и водочным ларьком, покрашенное в жовто-блакитный цвет. По бокам эти строения украшены коваными завитушками, переходящие местами в затейливые кружева, и это степное барокко просто вырви глаз на фоне камуфляжа и автоматов.

Сами автоматчики тоже непросты: косая сажень в плечах, все на них с иголочки, ружья, как игрушечки. Я не очень разбираюсь в обмундировании и амуниции, но качественные и дорогие вещи обладают особой аурой - их видно. Я не стала фотографировать, потому что за такие снимки можно неожиданно оказаться в застенках СБУ, но вы поверите мне на слово, что у них было всё самое лучшее?

И внутри кибитки было неплохо. Это раньше они во времянках ютились, на старых компьютерах клавиши выковыривали. Сейчас у украинских военных современные гаджеты-планшеты, рации, все вокруг увешано мотивационными плакатиками.

Вот парень в камуфляже с украинским флагом, завязанным на плечах в виде римского плаща, обнимает девушку. А она - его. На глазах у обоих слёзы-слёзы, на лицах любовь-любовь, на заднем плане поезд, уходящий на Донбасс. Парень едет бить сепаров (нас). Вот украинский полицейский - милая блондинка в черной униформе, которая чем-то напоминает форму немецких офицеров времен второй мировой, она обнимает ребеночка. Суровый воин склонился к матери-старушке, очевидно, символизирующей неньку. Все сделано добротно и с любовью.

Наконец, мы въезжаем в город.