June 6th, 2019

Аэлита. Окончание

Мне выслали фотографию президента. «Запомни его лицо, - сказала Кристина, - когда он зайдет, ты улыбнись ему и скажи: добрый день, Иван Иванович! Сможешь? Узнаешь его»? (Вспоминаю Серафиму). Я ответила, что постараюсь. Неужели Иван Иванович так любит лесть и подхалимство? И ему действительно есть дело до моих ресниц?

Начала прибывать свита – мужчины в деловых костюмах и без. Некоторые расселись по диванам и креслам, другие расхаживали по рецепции, как будто ожидая сеанса кино. Один, в самом дальнем углу заскучал, он показал мне пачку сигарет и слегка кивнул на дверь. Я покачала головой.

Сказали, что Иван Иванович приедет с двумя спутницами – Елизаветой и Марианной. И правда, в дверь впорхнули две дивы в летящих одеждах. Роста девушки были модельного, у одной я успела рассмотреть татуировку – надпись китайскими иероглифами вдоль спины. На ней был комбинезон из шифона: спина открыта почти до талии, ее обрамляет вырез-хомут. Такой вырез не прилегает, а мягко падает наподобие шторки-маркизы, приоткрывая для наблюдателя заповедные уголки женского тела.[Spoiler (click to open)] Кто это была, Елизавета или Марианна? Только Иван Иванович с ними не приехал.


Сколько тревог из-за одного человека! Часа четыре мы провели в томительном ожидании, все устали. Я изучила лицо Иван Ивановича до мельчайшего прыщичка, да только разгляжу ли его с порога? Здесь у нас есть кафе и бар, первыми туда удалились девицы, за ними потянулись остальные. Менеджер Кристина вышла на лестничную площадку и замерла у большого окна. Минут сорок я наблюдала за ней через стеклянную дверь: половину этого времени она провела, глядя на улицу, а половину - в зеркало напротив лифта.

Есть девушки не толстые, но какие-то обвисшие. Начиная с обвисшего выражения лица, в них обвисает всё: кофточка на боках берется складками, брюки на попе висят пустым мешочком, даже бейджик на груди наклонился, как будто сейчас отпадет. Части тела у них находятся как бы не на своем месте. Видимо, догадываясь об этом эффекте, Кристина носит черную одежду свободного покроя, но это мало помогает. Непонятно, что делать с такими фигурами, как их упаковать, чтобы сделать немного бодрей. Может, отрастить волосы и распустить их до талии, чтобы они отвлекали внимание на себя? Это Кристина и сделала.

В конце концов и она утомилась и скрылась в своем кабинете.

А Иван Иванович появился незаметно. Когда свиту разморило от чая и кофе, который пили уже по третьему кругу, а я перестала смотреть на дверь, передо мной возник человек в костюме, как у Путина. Я только успела глаза поднять, он коротко кивнул и исчез. Ко мне подбежала испуганная Кристина: «Ты узнала его? Ты поздоровалась?? Ты ему улыбнулась???». Я ее успокоила. Конечно, Кристина, все пошло по задуманному тобой плану - он ведь такой дурак, только и думает, как бы соответствовать сценарию, который ему здесь написали.

Иван Иванович пренебрёг специально подготовленным диванчиком в кафе. После обхода клуба он сел на рецепции в уголке и углубился в телефон. Один, никого с ним рядом не было. Тут как начался наплыв посетителей – люди идут нескончаемым потоком, будто их прорвало. И через одного - вопросы:

- Горячую воду дали?
- Бассейн когда заработает?
- Что, опять сауна закрыта?
- Полотенца так и не привезли?
- Когда вы зальете гель в душевые?
- Мне снова футболкой вытираться?
- Почему не работает салон красоты?
- Позовите администратора!
- Я администратор.
- Объясните мне причину, почему нет полотенец! Неделю назад вы говорили, что через неделю. Теперь опять через неделю. Неубедительно звучит! За что я плачу свои деньги?

Таким посетителям лучше ничего не объяснять, просто слушать. Они выговорятся, устанут и умолкнут сами. Но этот парень не унимался.

- Нет, выйдите, пожалуйста, из-за компьютера, дайте я вас сфотографирую.. Аэлита. Ничего личного, просто мне надоело. Пусть ваше руководство знает, как вы выполняете свои обязанности.

Меня фотографируют, и в этот момент я начинаю хохотать - наверное, нервы. Я стою здесь бессменно семь часов без глотка воды и еды, и без возможности выйти в туалет. Народу все прибывает, очередь выстроилась до того самого дивана, где сидит президент, а я уже уписиваюсь, крутясь на одной ноге между компьютером и ячейками с ключами.

Я хохочу, парень на секунду застывает с телефоном в руке. Его догадка подтвердилась – я издеваюсь. Гневно забирает ключи от шкафчика и уходит.

Что я им скажу? У меня даже мешков мусорных нет.

Когда президент уехал, обо мне забыли. Управляющий уехал вместе с ним, а Кристина просто ушла домой, даже не потрудилась распорядиться, чтобы мою напарницу, Лилию, вернули из бухгалтерии на место. Я сама вызвонила ее за час до окончания смены и попросила прийти заменить меня. Всего я так простояла 11 часов.

На следующее утро я узнала, что Кристину уволили.

Хохол хохла да не обдурит

Вот уж действительно не знаешь, какой начальник хуже: дурак или умный. То была Кристина, а теперь прислали нового менеджера – Пашу. В первый свой рабочий день он пришел в клуб в желто-голубой куртке, с желто-голубым рюкзаком за плечами, и в очках с желто-голубой оправой. Надо объяснять, откуда этот талантливый управленец прибыл?

Я все-таки потихоньку выяснила, и мои догадки подтвердились. А выяснила я у девушки, которую он привел с собой. Очень красивая блондинка, такую хоть накрась, хоть не крась, прямо сейчас к встрече президента готова, даже без каблуков. Теперь мы с ней работаем в паре, Лилию от меня забрали.

Алина (моя новая напарница) говорит, что работала до этого в клубе на одной из окраинных станций метро. До работы ей было идти пешком 7 минут, а сейчас просыпайся в 7 утра и езжай через всю Москву. «Зачем же ты рассчиталась»? – спросила я. – «Потому что Паша уволился. Он мне предложил сюда. И все ушли за ним, никто не захотел с новым менеджером работать». «А где эти все? – хотела спросить я, - они вот так в безработные и подались»?

Ей 20 лет, она ищет работу модели – и это правильно, с такой внешностью здесь нечего делать. Алина хорошая девушка и еще не научилась складно врать. Достает из сумки сигареты, отпрашивается: я покурить. Уходит через двери, а возвращается почему-то из кабинета Паши – через полчаса. Друг с другом они ведут себя, как друзья: на обед ходят вместе, воду пьют из одной бутылки. Его рабочий день оканчивается в восемь, но он ждет ее до десяти, чтобы вместе ехать домой.

[Spoiler (click to open)]
При виде Алины Паша много улыбается, но спокойно, без азарта, не так, как улыбаются девушке, которую хотят завоевать и о которой переживают. Он ходит по клубу вихлявой походкой, в штанах со спущенной мотнёй. Мне кажется, такие брюки все относили лет 10 назад, или мода вернулась? Всегда задавалась вопросом, что символизирует вот этот излишек ткани между ногами. С точки зрения какой концепции его рассматривать, чтобы понять красоту? Или это вещь в себе? Непостижимая для разума простого обывателя.

Поверх брюк у Паши футболка навыпуск, поверх футболки – расстегнутая клетчатая рубашка. Клочочек волос на лице – бородка интеллигента (или просто борода не растет?).

В первый же день Паша собрал нас всех на собрание и сказал: «Даже не вздумайте меня дурить. Я проработал админом 5 лет, я наебывал менеджеров, как хотел, но вы меня не наебете. Если только я узнаю, что кто-то мутит за моей спиной, прощайтесь с работой. – потом еще немного подумал и добавил: - И это.. кто вздумает говниться, ну разговоры там, что работа хуйня, начальство пидорасы, лучше сразу увольняйтесь. Узнаю – уволю. А я узнаю».

Вот такой он, человек со спущенными штанами.

Я сначала подумала: в чем мутки? В чем таком мы можем мутить, зачем нам от него что-то скрывать? Ведь мы не имеем дела с наличностью, все оплаты проходят через отдел продаж, мы как админы только считываем карты и списываем тренировки, следим за чистотой и технической исправностью помещений. В чем и зачем тут можно обманывать?

Но когда Паша объявил список и размеры штрафов, которые он вводит с сегодняшнего числа, до меня дошло. Здесь были в том числе штрафы за утерянные карты, если они потерялись по вине админа. Я вспомнила, сколько карт я посеяла по запаре в тот день, когда работала одна… это выходило на сумму моего аванса. Оставались и другие мелочи, которые могли мне боком выйти, но основное – карты. Надо было срочно зайти в базу и вывести утерянные карты задним числом. Я знала, что это делается как-то, но не знала, как.

У Алины спросить было нельзя, да и как при ней лазить в компьютере? Я дождалась, пока она отвлечется на клиента, и нагло зашла в базу. Всегда себя считала средненьким пользователем, таким и остаюсь, но тут – о чудо – необъяснимое мгновенное понимание, что делать и как. Инсайд. Если сейчас меня попросить выполнить то же самое, я не смогу. Вывела карты, все окна позакрывала, сижу, руки дрожат. Взяла в руки телефон, чтобы было незаметно.

Слышу, клиентка говорит как раз об утерянной карте. Подошел Паша. «Что? Когда потеряли? Администратор? Cейчас посмотрим.. - открывает базу. - Да, нет, это было не в тот день, а раньше. Вы точно помните? Кто, вот эта девушка»? Я даже не смотрю на них, будто меня это не касается.

Никогда мне не удавалось держать покерфейс. Мое лицо очень красноречиво, оно говорит все и сразу. Я знаю это о себе, и бессмысленно что-то скрывать. Поэтому единственный для меня выход – как-то прятать лицо, утаивать взгляд.

- Юля.
- А.
- Ты помнишь эту девушку?
- Ммм…

Я не отрицаю и не соглашаюсь. Я работаю здесь недавно, еще не запомнила всех. Дальше отвечаю односложно, не отрывая глаз от телефона. Пальцы мои прыгают от страха, и, чтобы скрыть это, я делаю ими движения, как будто что-то пишу. Суть разговора плохо улавливаю, понимаю только, что Паша идет на попятный, он не хочет устраивать разбирательство, показывая перед клиентом, что у нас тут бардак и черт ногу сломит. Как всё замялось, даже не помню – кажется, я была в полуобмороке.