julija_welboy (julija_welboy) wrote,
julija_welboy
julija_welboy

Category:

Не котики

К нам на работу пришли две женщины, и поначалу в них не замечалось ничего особенного. Вернее, не замечала только я – другие сотрудницы по углам шушукались: зэчки, зэчки..

Первой приехала темненькая, я увидела ее утром в раздевалке. На ней была кофточка навыпуск и брючки. Кофточка у новенькой была такая, которую может носить только очень, очень положительная женщина – домохозяйка, верная жена и мать троих детей. Она стояла, прижавшись к стене, а у другой стены стоял, прижавшись, ее чемодан. Ей не выделили шкафчик, и женщина не знала, что делать. Я сказала, что нужно спросить шкафчик у бригадира, а то так ведь можно до вечера простоять, никто и не заметит. Женщина засмеялась, и по ее смеху я поняла: она чего-то очень боится.


Она и дальше смеялась так, будто в нужный (а на самом деле ненужный) момент в ней нажимали кнопочку, и загоралось табло «опасность». Кажется, ее звали Зоя. Если представить, что каждый год после 25-ти приносит женщине по морщине, то на ее лице отобразились не годы, а прожитые дни – мелкие и мельчайшие трещинки, их было слишком много на квадратный сантиметр кожи. Ни один день не миновал для нее безболезненно, каждый оставил по себе зарубку. Что это была за жизнь?

[Spoiler (click to open)]
Характер ее был дрянной. Она то молчит и смотрит тусклыми глазками, то поддакивает, то подскуливает, то вдруг гавкнет, огрызнется, зыркнет злобно. Причем в те моменты, когда этого совсем не ожидается. Я тогда перестаю с ней разговаривать, и вот она уже снова подползает, в глаза заглядывает. Удивляюсь, как при таком характере ей удалось расположить к себе бригадиршу, и не просто расположить, а как будто даже взять ее в покровительницы.

Они по сигаретке скурили, и вот уже подруженьки. Зоя эта наделала 200 единиц брака, а я увидела. Она заготавливала т.н. флажки – это бирка-размер, которая крепится на спинку изделия, под горловину. Зоя их стачивала, а я притачивала. Флажки были косые, грязные (торчали нитки) и сделаны не по технологии. Если отдел качества решит придраться, то все эти 200 единиц вернут мне с формулировкой «Ты видела? Зачем ты пришивала?»

Я показала бригадирше. Эта девушка, которая в нормальном состоянии мечет громы и вызывает молнии, изобразила вдруг на лице своем неловкость и мягко сказала: «Надо будет пересмотреть… Зоя». Зоя и не подумала сдвинуться с места. «Все двести единиц», - добавила я, глядя на нее. Нехотя Зоя встала, пошла к столам, где лежали ее изделия. «Так не делается, Юля, - прошипела она на ходу. - Надо было мне потихоньку сказать, а не объявлять при всех.» - «С какой это стати, - спросила я довольно громко, - мне покрывать твой брак»? Вообще, слово «брак» лучше не употреблять, оно означает обвинение и наезд. Лучше говорить «косяк» или как-нибудь матом выразиться, это звучит лояльней. К нам поспешила бригадир: «Юля, ну что ты? Устраиваешь истерику на пустом месте».

Эффект подруженек на работе поразителен. Если уж он замешается, гори огнем производство, пропадай качество, сдохни заказчик – лишь бы подруженька была не в обиде.

Позже приехала ее настоящая подруга, зоновская. Помните Маньку Облигацию из «Места встречи»? Представьте, что тогда эту девушку все-таки посадили лет на десять. Ее холеная шкурка в тюрьме подпортилась, и лаковые, лоснящиеся когда-то шерстинки превратились в слежавшиеся чешуйки. Но она видит себя прежней, обесцвечивет волосы до состояния сухой соломы и завивает их в крутые кудряшки. Носит кофточки с вырезом, открывающим начало грудей. Много говорит по телефону, и всё манерным голосом, протяжными звуками подчеркивая, что говорит она с мужчиной.

Чем эти женщины отличаются от нас? Вульгарность? Но и среди нас есть вульгарные. Есть горластые, грубые, пошлые, глупые. Есть овчарки – это такие агрессивные женщины, которые своей агрессией гордятся. Есть трамвайные хамки, есть базарные хабалки – но это все не то.

В мужском обществе не принято осуждать отсидевших. Мужчина может не скрывать этого, никто от него не отшатнется, пальцем не укажет, не будет глазами провожать, шептаться за спиной. Это не порок. А в женском мире срок заключения - это днище, ниже которого упасть нельзя. И неважно, что там она сделала: украла побрякушку или убила человека – она побыла на той стороне реальности, на которой нормальная женщина быть не должна. Самые злые из нас – котики по сравнению с ними.

Видели в интернете картинку: несколько котиков сидят в ряд, а между ними затесалась собачка? Она такая же пушистая, с такой же милой мордочкой, маленькая и ласковая, но это совсем другой вид животных, совсем другой – так и эти женщины. Теперь уже и я отличаю их.

Эти две быстро ушли, а сейчас пришла третья. Она худая, как хлыст, все время молчит. Если отвечает, то очень вежливо, у нее есть какая-то преувеличенная деликатность, как будто она за версту хочет обойти все возможные недоразумения и претензии на свой счет. Но это не обходительность хорошо воспитанного человека, это – как забор. Я здесь, вы там, - как бы говорит она своей вежливостью, - и вы не достанете меня. Одевается лучше, чем все мы. Женщины с воли сидят в непритязательных футболках и спортивных штанах, на ногах тапки. А у нее стильный спортивный костюм, модная оправа для очков, хорошая обувь. В нише стола стоит ее яркая сумочка, из которого она достает новенький ежедневник, чтобы записывать работу. Но я вижу – не котик.
Tags: Работа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments