julija_welboy (julija_welboy) wrote,
julija_welboy
julija_welboy

Categories:

Бабье царство

(Продолжение вчерашнего)


Алкоголь в общежитии под запретом. Возвращаюсь в комнату и угощаю девочек, кто есть. Феруза уже упорхнула, остались Надя и Катерина.

Катерина – девушка-футболист. Впервые я увидела ее спящей: она лежала на кровати, гладкая и тонкая, как выточенная костяная фигурка. Мне сразу стало понятно, что Катерина занимается каким-то видом спорта, только непонятно было, каким. На лице ни жиринки, только скулы и глаза. Мышцы не просматриваются – значит не фитоняшка. Не баскетболистка (небольшой рост). Пловчиха? Но плечи острые, мальчиковые, грудей нет.

Потом только в разговоре услышала, что говорит она о футболе, и еще у нее под кроватью катались футбольные мячи. Катерина работает тренером в детской команде и сама играет в женской сборной.

Надя – девушка без лица. Я не знаю, как при общей миловидности черт сделать так, чтобы выглядеть безликой, но она это сделала. В чем секрет ее незаметности? Ведь у нее шикарные черные волосы, вьющиеся ниже плеч и светло-голубые глаза. Я никогда не видела ее ни с одним мужчиной, по телефону она говорит только с мамой, папой и братом, а ведь девушке уже 35.

Мы угостились фруктами, но девушки как-то скромно ели, подозрительно поглядывая на меня.

Наверное, они рассказали нашим женщинам, что Заур приносил фрукты, и вечером Ольга, как самая бесцеремонная, устроила мне допрос. Я зашла, когда все уже были в сборе, и в наступившей тишине она спросила:

- Юля, а ты с кем-нибудь в кафе познакомилась?
- Нет.
- Неправда.
- Там такая обстановка, не располагает к романтике.
- Не может быть. А итальянец?
- Он просто берет кофе и улыбается.
- А другие?
- А другие даже не улыбаются. Они не интересуются кассиршами.
- Дадада!
- Что?
- Ты здесь только месяц, а уже со всеми перезнакомилась.

Вообще-то, «все» это был только Заур. Но я видела, что от меня ждут чего-то большего.

- Я живу здесь два года, - продолжала Ольга, - а ко мне еще никто не подошел.
- Потому что старые мы стали и некрасивые, - ответила ей Людмила Веденеевна, - кто к нам подойдет?

Ольга посмотрела на нее убийственным взглядом. Ей было 48, а Людмиле за 60, но они были «мы». Кажется, она этого «мы» так никогда ей и не простила. До самого моего отъезда они ссорились, не разговаривали, делили территорию и даже бросали друг другу словечки на грани оскорблений.

Зачем Ольга затеяла этот разговор? Сама же потом зарылась в тряпки, скрючилась и стонет:

- И чего люди из окон бросаются? Себе сигануть, что ли?

Никто не отозвался на ее страдания. Я пошла в душ. Горячу воду у нас подавали из бойлера – в предбаннике стоял бак на 250 литров, кто успел помыться, тот успел, а кто пришел позже 9-ти вечера, тот сам виноват. Здесь же, в душевых женщины стирали в ведрах и тазиках. Я наскребла немного горячей воды, но шла она неровно – когда в соседнем душе мылись, включалась то холодная, то кипяток. На середине мытья кто-то резко отдернул шторку в моей кабинке. Передо мной стояла Ольга.

- Это ты здесь? – спросила она.
- Я.
- Зачем мое белье убрала?
- Помыться хочу.
- Хммм!
Tags: Кафе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments