julija_welboy (julija_welboy) wrote,
julija_welboy
julija_welboy

Categories:

Заработать в Москве

Есть ли относительно честный способ заработать денег в Москве? Не на поесть, а так, чтобы квартиру купить, хотя бы маленькую, хотя бы на окраине. Моя соседка в общежитии заработала.

Если бы вы увидели ее, никогда не поверили, что эта интеллигентная дама живет в комнате на 8 человек. Сама она из-под Тулы, бухгалтер. Вышла на пенсию и хотела подработать в Москве. Приехала сюда, сняла койко-место, раскидала резюме по интернету и принялась ждать работодателей. А они молчат. Месяц прождала – ни единого звоночка. Она уже и сама на фирмы звонила, предлагала себя, только никто не хотел с ней разговаривать.

Людмила Веденеевна (так назовем ее) поплакала, на кроватке сидя, и вернулась к себе под Тулу. Лет ей было около 60-ти, на что она рассчитывала?

Только была у нее знакомая, которая с бесами разговаривает (дальше я всё со слов Людмилы Веденеевны), и бесы ей сказали: «Пусть подруга твоя читает акафист святому Трифону». Пошла Людмила в церковь, купила иконку Трифона, акафист, свечей и начала читать.

Акафист – это тоненькая книжечка, текста в ней немного, но читать надо постоянно, при свече, и обязательно стоя. Сидя – эффект будет не тот (это тоже бесы уточнили). Еще желательно ночью, прямо перед иконой, и на икону время от времени взглядывать, чтобы глаза святого видеть и прямо в зрачки ему слова посылать.

Еще желательно, чтобы муж твой читал или хотя бы просто молился. «Мужская молитва угодна богу – сказала она мне, - И что женщине семь раз надо просить, мужчина один раз попросит, и дано ему будет». Но мужа у Людмилы Веденеевны не было, поэтому пришлось ей самой.

После трехдневного чтения написал ей один работодатель, что приглашает на собеседование. Людмила Веденеевна обрадовалась! А тут другой, третий отклики прислали. Она ласточкой в Москву. Пока доехала – а на почте уже с десяток предложений лежит, одно лучше другого. Приглашали ее в главные бухгалтеры на хорошую зарплату.

Ходила Людмила Веденеевна на собеседования и сама себе удивлялась, как уверенно она держится, как достойно с директорами разговаривает. Вспоминала, как еще месяц назад на этой самой кроватке в этой самой общаге плакала и стыдилась бедности. А теперь она всем нужна.

Выбрала из всех предложений самое лучшее – на мебельной фирме главным бухгалтером. Вышла в первый день на работу: коллектив дружный, приветливый, начальство с уважением к ней, подчиненные ловят каждое слово. Работай и радуйся. Только тут ей опять написали - а следом позвонили.

Девушка милым голосом говорит:
- Приезжайте на собеседование.
- Я уже работаю, - отвечает Людмила Веденеевна, - неактуальна ваша вакансия.
- Приезжайте, пожалуйста. У нас есть, что вам предложить.
- Да мне предложили уже, – и она называет цифру.
- Хорошо, что предложили, но вы и наши условия послушайте. Вдруг вам понравится?
И назначает ей место встречи – известный в городе ресторан.

Людмила Веденеевна приехала по адресу. Ресторан располагался в гостинице, и такой он был дорогой, что ужас. Приблизилась она к сверкающему монстру и думает: «Это какая-то ошибка. Кто я? Старая бабка, сбитый летчик… Меня ли в такие места звать»? Топчется в своем пальтишке, в шапочке вязаной и не может порог переступить.

Опять ей девушка звонит:
- Ну где же вы?
- Да тут я..
- Входите. За столиком у окна мужчина сидит, вас ждет.

Что делать, надо идти. Назвался груздем… Дорогой господин неприметной наружности встал ей навстречу, как будто узнал. Кофе угостил, о жизни расспросил, и всё ласково так. А потом денег предложил, да столько, что тогда еще в Москве таких зарплат не было. Что делать нужно за эти деньги? Ну не заставят же ее людей убивать.

Да всего-то-навсего – деньги выводить из бюджета.

Ее из ресторана сразу отвезли на квартиру - в центре Москвы, отдельную, благоустроенную. Продукты привозили, какие заказывала. Дали несколько телефонов и какие-то документы. Людмила Веденеевна вскользь намекнула про схему, только мне на такие вещи намекать бесполезно, даже если подробно рассказать – не пойму. В паре с ней работала еще одна женщина, приезжая из маленького городка. Каждый месяц им меняли имена и фамилии: то была она Алисой Селезневой, но Натальей Гончаровой, и никогда собой.

Кураторов своих они не видели. Общались только с тем господином, который был в ресторане, его тоже каждый раз по-разному называли. Трудность была в том, что нужно было помнить контрольные фразы и разные имена, которые постоянно менялись, а записывать было нельзя.

Были в корпорации и другие сотрудники, которым она звонила, и которые звонили ей. У них тоже каждый месяц все менялось. Если нужно было собраться на совещание, все приходили в ресторан и под видом корпоратива получали инструктаж по работе. Проводил его все тот же незаметный господин. Ни имени его, ни настоящих имен друг друга им знать не полагалось. Интересоваться личной жизнью сотрудников было нельзя, задавать вопросы по работе только те, что в рамках твоей компетенции, рассказы о себе тоже не приветствовались.

Так Людмила Веденеевна проработала год. Когда их распустили, сказали лица друг друга забыть и забыть, где они все это время жили и что делали – для их же безопасности. Две квартиры она купила в областном центре – сыну и дочке, а третью внуку – в Новой Москве. Взяла на этапе строительства, чтобы подешевле. Мальчику только 16 лет, а у него уже квартира есть. Сама же вернулась в общежитие, к тараканам и холодной воде, ей одной много ли надо.
Tags: Кафе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 290 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →