Юлия Вельбой

ЖЖ Юли

Любите ли вы театр?
julija_welboy
Боже, что ж это за русские пьесы? Они тебе душу на части разнимут и назад не сложат. Назад ты ее будешь сам долго и трудно собирать. Или это мне попадаются такие? Я сейчас про царей смотрю, Грозного, Петра.. То ли дело заграничные - они тебе сердца не заденут, но и печенки не выпотрошат.

Возьмем, например, Принца Датского. В конце все главные герои умирают - но тебе ничего. Поучительно, да, но не сказать, чтоб трагично. И возьмем Островского. Всего-то один человечек в конце умер, а ты - как будто сам умер.

Друзья, а кто-нибудь понимает, что такое "Дядя Ваня"? Я имею в виду не по-школьному, а чисто по-человечески. Зачем эти двое несчастных, дядя и его племянница трудятся на благо каких-то бездельников, да еще полагают это великой добротой своей и великим делом? Зачем они хотят увидеть небо в алмазах там, за гробом? Почему бы не разогнуть спину и не посмотреть на небо здесь? И почему Чехов представляет эту нелепость как загадку русской души? И все безнадежно так, безрадостно… Видишь этих людей и понимаешь, что никогда они не будут счастливы, ни с алмазами, ни без.

promo julija_welboy march 4, 23:44 83
Buy for 10 tokens
"J & J" - это роман о любви. Мы написали его совместно с французским переводчиком и психоаналитиком Жаном Легенэк. Наверное, больше понравится женщинам. Но, может быть, и мужчинам, кого интересует тема отношений. Чтобы долго не рассказывать, о чем роман, приведу ниже отрывок, из…

Баня на озере
julija_welboy
Хочу рассказать, как мы мыли бани, это нечто особенное. Баню заказали для какого-то важного клиента, придирчивого, который любит, чтобы все было идеально. Ну, мы начали. Мытье – это, как вы уже знаете, всегда задача на скорость и никогда на чистоту.

Я вам покажу эту баню. Фото взяла с их официального сайта.

Баня

Очень большая, в ней можно свадьбу играть. Просто умиляет, как они ее там рекламируют:

"..настоящий отдых для души и тела. ..Легкий воздух, аромат от веников и дров позволяет почувствовать... Посещение такой бани повышает.. и улучшает..!"

Но я сейчас внесу ясность. Что оно там улучшает. А заодно повышает и позволяет почувствовать.

[Прочитать]
Ход уборки такой: сначала моются двери, стекла, столы, зеркала, туалеты, души, парилка, а в конце замывается пол. По помытому не ходят.

Мы помыли в этой бане всё. И пыль протерли, и зеркала. Но забыли пересмотреть посуду. Там несколько чашек стояли на подносе, стаканы, чайник. Они были перевернуты вверх донышком, типа, чистые. А я подняла одну из чашек – она липкая. Сам ободок, к которому губами прикасаются, в какой-то коричневой жиже, уже присохшей. И на подносе круги. Я говорю:

- Что делать? Они липкие.

Казалось бы, ну что делать? Пойди да помой в раковине. Но нельзя, раковины уже чистые стоят, натертые до блеска, и полы в туалетах вымыты. Мыть их по второму разу мы не можем – счет идет на минуты. Тут еще админы истерят: гости через 15 минут будут!

Что делать с чашками? Они были все липкие, я проверила. Оставить нельзя, мыть некогда. N, одна из горничных, рассердилась на мою непонятливость и говорит:

- Дай сюда!

Я подаю ей чашку. Она бултых ее в ведро (из которого полы мыла), достала, половой тряпкой отерла. Протягивает мне:

- На, натирай.

В руках у меня была тряпка для пыли. Ну, я натерла. Так мы с ней все чашки «перемыли». Если делать умеючи, разводов не остается, все блестит.

Спустились на первый этаж, там та же история. Только уже не я, а N заметила недомытое.

- Тазик! – говорит. И швыряет мне его, не выпуская швабры из рук.

Таз идет юзом по полу, я ловлю его. Он покрыт внутри толстым слоем коричневого осадка. Осадок этот естественный, он появился от дубового веника, который запаривали там много раз, но смотрится, как грязь. Ну и что мне с ним делать? Смотрю задумчиво. Этот налет полдня отмачивать нужно в мыльном растворе, а потом еще полдня скрести. Я принялась оттирать его железной мочалкой, но дело не шло, дуб все-таки. N, как увидела, взорвалась. Времени ни минуты, а я тут играюсь. Выхватила у меня из рук тазик, намазала его кислотой для унитаза и снова мне швырнула.

- А чем ее смыть? – спрашиваю.

Смыть кислоту не было никакой возможности, потому что туалеты и души уже помыты и закрыты. Но я не подозревала, что не нужно ничего смывать. Оставались считанные минуты до прихода гостей. N бросила мне сухую тряпку:

- Натирай!!! – кажется, я вконец раздражила ее своей никчемностью.

Я натерла. Дубовый налет сошел, кислота осталась. То-то гости напарятся.

Я, конечно, с нас ответственности не снимаю. Мы делали это, мы непосредственные исполнители. Только если бы мы не были такими «исполнительными», никто бы нас там не держал. Не мы, так другие. Админы время от времени поднимали вопрос, чтобы меня уволить. Неумелая я, не быстрая, весь коллектив торможу. А я считаю, наоборот, в горничные надо брать только таких, как я. Не потому что мне совестно мыть чашки в половой воде, а потому что мне это в голову не придет. Вообще никогда, ни при каких обстоятельствах. У меня и сейчас в голове не укладывается.

И чаю гости напьются из наших чашек, и напарятся из тазика. И поднимется там у них, и улучшится. Едут люди в райский уголок, думают оздоровиться, а такого нахватают, что всю оставшуюся жизнь лечиться будут.

Алёша
julija_welboy
Все лето 2017-го года и половину сентября в «Семи озёрах» отдыхал мальчик Алёша. Они жили с бабушкой уединенно в самом лесистом уголке базы, в дорогом коттедже на шесть человек. На втором этаже три спальни, диванная, большая веранда с перилами и резными балясинами, на первом – гостиная, кухня, камин из камня с кованой решеткой, сауна, туалеты, душ. Здесь могла бы разместиться большая компания или пара семей с детьми, и никому не было бы тесно.

Один раз в неделю к ним ходила убирать моя соседка по комнате, Тома. Бабушка была очень приветливая, усаживала ее пить кофе, расспрашивала о жизни. Когда убираешь, видишь, как живет клиент. Например, кровати смяты только две, причем, в одной спальне. Двумя другими спальнями не пользуются. Туалет посещали тоже всего один, в одном и том же кресле любила сидеть бабушка, а в другом – внук. Тома любила там убирать. У нее была примочка – начищать зеркала рукавом. Брызнет стекломойки, разотрет тряпкой, а потом для пущего блеска рукавом его, рукавом. Она надевала на работу старые хлопчатобумажные кофточки, которые не жаль.

- Зачем вам двоим такой большой дом? – спросила она однажды у Алёши, - вы ведь даже спите в одной спальне.
Он был мальчик разговорчивый и всегда поблизости вертелся, когда Тома убирала.
– Почему в одной? – ответил Алеша. – По воскресеньям приезжает дедушка, и они с бабушкой уходят спать в ту комнату, - он кивнул на спальню, где стояла большая двуспальная кровать.

Ему было лет десять. Светловолосый, светлоглазый, таких мальчиков в России миллион. Только когда улыбался, в его лице появлялось что-то от старичка. Мы познакомились в конце лета, когда база начала пустеть. Я мыла полы в «Романтике», а он слонялся поблизости, явно не зная, чем себя занять. Дверь в номер была приоткрыта, я домывала коридор, Алёша встал на порог и заглянул.
- Что, все выехали? – спросил он.
- Да.
- Мы тоже уезжаем через месяц, 17-го сентября.

Я заметила, что обувь у него не очень чистая, он лазил по лесу, видимо, а здесь всегда влажная почва с хвоинками и опавшими листьями.
- Сойди с порога, - говорю, - ты нанесешь мне грязи.
Он сошел.
- Как вас зовут?
- Юля.

[18+]
По нескольким его фразам я догадалась, что это Алёша из 51-го коттеджа, который убирает Тома. Аренда этого дома на лето стоила более полумиллиона рублей. Он подождал, пока я домыла.
- А теперь вы куда идете?
- В 10-й.
- Можно вас провести?
- Можно.
Мы пошли. Одной рукой я тянула тележку с бельем, в другой у меня было пустое ведро, а через локоть перекинут свитер, я таскала его с собой на случай плохой погоды. Это был свитер-талисман, связанный мамой. Когда я надевала его с утра, день выдавался солнечным. А их было так мало в этом краю. Белья сегодня было под завязку, я тяжело втаскивала тележку на ступеньки мостика, перекинутого через ручей, и брякала ею о камни, когда мы спускались с него.
- Можно вам помочь? – спросил Алёша.
Я дала нести ему пустое ведро. Мне показалось, он понял, что от него отделались.
- Можно с вами? – спросил он, когда мы подошли к 10-му.
- Нет, тебе сюда нельзя.
- Почему?
- Ты можешь увидеть изнанку нашей жизни.
- Изнанку жизни?
- Да.

Я закрывала дверь у него перед носом, он стоял.
- Постойте, постойте..
- Что?
- Можно, я буду здесь вас ждать?
- Как хочешь.
Алёша ждал меня часа два с половиной. Потом проводил до следующего коттеджа и снова ждал. На следующий день уже махал мне рукой, как старой знакомой.
- Вы знаете Иру? – спросил он у меня.
- Кто это?
- Это аниматор из детской комнаты.
- Нет, никогда ее не видела.
- Она красивая.
- Да?
- И веселая. С ней никогда не скучаешь.
Он помолчал.
- Она скоро уезжает. И больше никогда не вернется сюда.
- Почему?
- Из-за Даши. Даша не любит ее, а Ира плачет.
- Ты знаешь Дашу?
- Нет, но я ее ненавижу.

Как-то он узнавал, в каком коттедже я работаю, и подходил туда, всё хотел помочь. А однажды действительно помог. У меня была напарница из Белоруссии, моя тезка. Нас было две Юли среди горничных, и, чтобы не путать, меня называли Юля Украина, а ее – Юля Беларусь. По пятницам нас ставили работать вместе, и более неподходящих сотрудников трудно было найти. Мы никогда не могли договориться, кто что моет, кто что берет, кто чего куда несет. Каждый раз сплошная путаница и накладки. Я с трудом принимала ее претензии, а она так и вовсе заявила, что ее от меня «клинит». От одного моего присутствия она перестает соображать и не может работать. В тот раз мы с ней перепутали упаковки белья, вернее, это я перепутала – нечаянно захватила ее упаковку, а ей оставила свою – и разошлись по разным концам базы. Она звонит мне:
- Это блядь что за хуйня?
- Убирай пока, - говорю я. – Потом я принесу и разложу твое белье.
- Нет, блядь, я хочу видеть свое белье сейчас. Я его укомплектовала, а ты забрала! Я блядь сейчас хочу его видеть, свое белье. Дай мне мое белье!

Я положила трубку. Когда Юля говорила, она жестикулировала всем лицом, мельчайшей его черточкой. Не нужно было слышать слов, чтобы понять ее, достаточно было видеть движение глаз и бровей, губ, носа, щек, подбородка. У обычного человека маски лица сменяются одна за другой, если вообще сменяются, на ее же лице они жили все сразу, борясь друг с другом и друг друга перекрикивая. Лоб ходил, как живой, будто он лично имел какое-то мнение, отдельное от мнения своей хозяйки. Наверное, от такого же сверхтемпераментного господина сбежал когда-то гоголевский Нос. Глядя на Юлю, как-то верилось в это происшествие.

Я думала, что делать. У меня не было ни минутки лишней, чтобы идти к ней в «Аврору», это было довольно далеко от того места, где я работала. На ходьбу туда-сюда потеряю минут 20-ть, на объяснения с ней еще пять, а за это время можно вымыть кухню. Из тех же соображений она не шла ко мне. Каждые двадцать минут были дороги, даже десять, даже три.

А тут Алёша. Я дала ему пакет с бельем.
- Только никому не говори, куда ты и по чьему поручению.
- Нет, всем расскажу.
- 76-й номер, в «Авроре». Просто зайдешь и отдашь. Я сейчас бегу в 14-й, если что-то не получится, придешь туда и вернешь мне, хорошо? По главной улице не ходи, если Даша вычислит нас по пакету, она меня распнет.

Он пошел. Коротким путем, огородами. Беларуссия осталась довольна. Следующий дом мы должны были мыть с ней вместе. Встретились на улице, пошли туда. Алёша за нами. Он начал проситься, чтобы мы пустили его внутрь. Я сказала, нельзя.
- А долго там мыть? – спросил он.
- Че там мыть-то? – ответила Юля, подкуривая. – Хуй да нихуя. Заходи.
Но я настояла, чтобы Алёша остался. Кажется, изнанка жизни начала приоткрываться перед ним уже на пороге.

- Можете показать мне Дашу? – спросил Алёша на следующий день.
- Как ты себе это представляешь? Мы зайдем в администрацию, и я укажу тебе на нее пальцем?
- Я туда сам загляну. А вы опишите, какая она.
- Черненькая, с длинными волосами.
- Там две таких.
- Которая постарше.
- По-моему, они одинаковые.
- Высокая.
Алёша озадаченно молчал. Десятилетний мальчик – безупречный джентльмен. Ему любая девушка кажется высокой, а восемнадцать ей лет или двадцать пять не имеет совершенно никакой разницы.
- Я ей что-нибудь сделаю, - сказал Алеша.
- Например?
- Подожгу администрацию.
- Хаха. Ручки коротки.
- Не верите? Найду средство для розжига, куплю дров, обложу ими ночью вход и подожгу.

Я подумала, что план не такой уж неисполнимый. Средство для розжига можно было взять почти на любой мангальной площадке после отъезда жильцов. Редко его использовали полностью, оставалось по полбутылки и больше, и при желании, за какое-то время можно было насобирать пару литров. Дрова запросто покупались в администрации, а сама администрация, как и все дома здесь, была сложена из бревен.

- А пока что я засунул им в замочную скважину грибы, - подытожил Алёша.
- Давно ты здесь? – спросила я, чтобы отвлечь его от злодейских мыслей.
- Всё лето. Мы приезжаем сюда с бабушкой каждый год.
- А где твои родители?
- В Англии.
- Вот как?
- У меня двойное гражданство – России и Великобритании.

Если бы у меня было лишних полмиллиона рублей, я никогда бы не сняла коттедж, в котором жили Алёша с бабушкой. Он стоял в лесу, как в темном чулане. Подходишь, и даже в солнечный день на тебя повеет холодом и сыростью. Полумрак, черные ели поломанными лапами заслоняют небо. В окнах днем горит свет, на одном из подоконников стоит утюг, и от этого становится не по себе – место нежилое, а внутри кто-то есть. Только приблизишься, и хочется бежать оттуда, как от чертова логова.

В воскресенье мыли допоздна. Был большой заезд, горничные бежали с базы, и вся работа ложилась на плечи оставшихся. Уже темнело, когда я возвращалась с работы, Алёша не отставал. Обычно он незаметно исчезал под вечер, а сегодня миновал белую медведицу – эта фигура служила у нас как бы границей между коттеджным поселком и службами – и направлялся со мной в общежитие. Отсюда дорога становилась хуже, она была уже не асфальтированной, а из корявых бетонных плит, и резко уходила вверх. Я громыхала по ней пустой тележкой.

- Тебя бабушка не хватится? – спросила я.
- Нет, она знает, что я гуляю.
- Дотемна?
- Бывает, и до ночи.
- Алёша, нас, наверное, уже заметили.
- Заметили?
- Да. Что мы ходим вдвоем. Понимаешь?
- Понимаю.
Но он ничего не понимал.
- Кто нас заметил?
- Да не важно. Кто бы нас ни заметил, этого нельзя.
- Даша?
- Надеюсь, что нет. Другие люди, которые могут Даше рассказать.
Он проводил меня еще немного темноте, молча. Потом резко остановился.
- Я пошел.
- Давай.
Приближались фонари общежития. Хорошо, что мы расстались, еще не выйдя на свет.

За несколько дней до своего отъезда Алёша стал моим спутником. Как нельзя представить Землю без Луны, так нельзя было представить меня без него. Мне вспомнилось, что пару лет назад я затеяла писать фантастический роман, главным героем которого был мальчик лет 17-ти, я назвала его Алёша. И сам роман назывался «Алёша». О. сказал, что это не звучит, но никакого другого названия я не хотела. Я написала страниц пятьдесят, О. прочитал и вынес приговор, что это все никуда не годится. Я удалила написанное, было немного жаль. А теперь этот Алёша… материализовался в Семи озёрах, как мое порождение, и никак не хотел удаляться.

Мне поставили дежурство, было много беготни. Дежурить – это значит мыть дома, которые у тебя по плану, и одновременно ходить по разным поручениям: кому-то требуется долить жидкого мыла, кому-то принести дополнительное спальное место, детскую постель, туалетную бумагу, кастрюлю, полотенца, застелить по просьбе клиента кровати, перемыть ему пол, разнести обед и ужин в администрацию и охране. При этом никто с тебя твоих основных обязанностей по мытью коттеджей не снимал. Дежурство продолжается до ночи, пока не уляжется последний клиент.

Я забегалась в этот день, ничего не успевала. Алёша бегал со мной. Мы почти не разговаривали. По звонку я выходила из коттеджа, в котором мыла, он ждал меня на пороге, и мы вместе куда-то мчались. Он только спрашивал меня: «В какой»? Я называла номер, и мы бежали.

Случилось так, что основная часть поручений была в тех домах, которые стоят на виду у администрации. Рабочее место администраторов расположено так, чтобы они могли видеть всё и всех. Огромные окна, которые начинаются почти от цоколя и заканчиваются где-то под крышей, дают обширнейшую панораму, ни одна мышь не проскочит. Мы с Алёшей прошлись перед ними раз пять. А еще, как назло, меня послали в кафе, оно стоит точно напротив окон, и весь наш путь туда и обратно был виден, как на ладони. Я представила себе лицо Даши при виде нашей парочки, мысленно ужаснулась и одновременно захохотала. Ну, что она может мне вменить? Ведь не тяну я мальчика за собой на аркане, не веду за руку, даже не поворачиваюсь к нему. А он клиент, волен ходить, где хочет.

После кафе я хотела вернуться к своей работе, но мне позвонила Даша с просьбой зайти. Да, я предчувствовала этот звонок. Алёша пошел со мной. Мы прошли через огромный зал администрации, я впереди, он чуть сзади, и остановились перед ней. Несколько мгновений Даша оглядывала нас и зловеще молчала. Мы стояли, как на страшном суде.
- Какое отношение вы имеете к нашему гостю? – спросила она, наконец, каменным голосом.
- Никакого, - ответила я.
Опять молчание. Наверное, Даша ждала, что я брошусь что-то пояснять. А мне самой было интересно, как она вырулит. Ведь не будет же кричать на клиента?
Нет, она не кричала. А прошипела холодно и зло:
- Не ходи за ней, слышишь?
Алёша не отвечал.
- Ты слышишь меня? – казалось, она хочет проглотить мальчика, как удав. Даже мне было жутко смотреть в ее лицо.

Зачем она мучила ребенка? Через пару дней он уезжает, неужели нельзя оставить его впечатления светлыми? Поскольку Алёша молчал, Даша продолжила пояснять ему, что за мной ходить нельзя, что я работаю, а он мешает, что сотрудники должны работать, а гости – отдыхать!
Алёша стоял маленький, испуганный. Слова ее падали на него, как удары.
Наконец, мы вышли.
- Теперь ты понял, кто такая Даша?
- Да.
Мы постояли немного на крыльце. Мне нужно было отправляться в недомытый коттедж. Я пошла, Алёша не двигался. Но не сделала я и десятка шагов, как он бросился за мной. Мы снова шли вместе, как ни в чем не бывало.

Потом была суббота – наш законный выходной, и мы с Алёшей не виделись. А в воскресенье он уехал. В этот день я до обеда провалялась в постели, работа начиналась с двух, по выезду жильцов.

- Знаешь, что Даша вычудила? – спросила Тома, валяясь на второй кровати.
- Что?
- Сказала Алёше «я тебя скоро возненавижу».
- Ого. По поводу чего это?
- Он что-то нашкодничал в администрации вчера.
- Что именно?
- Не знаю. Ходил там, где склады.
- Но ничего не поджег?
- Нет, просто ходил. Чего-то искал как будто. Она выгнала его, наругала, а в конце: «я тебя скоро возненавижу».
- А Алёша?
- Вернулся домой, передал ее слова бабушке. Она обиделась. Сказала «ноги моей не будет на этой базе».
- Эта Даша им всех клиентов разгонит.
- Горничных уже разогнала.
- Буфетчица, - сказала я. - Ей пьяным мужикам водку наливать, - и пошла собираться на работу.


Новый спортзал
julija_welboy
Помните мой старый спортзал? Теперь у меня новый. Ну, новый - условно говоря. Он больше похож на хорошо оборудованную качалку.

[Фото]Спортзал_1

Вариант для бруталов, женщины там почти не занимаются.

Спортзал_6

Спортзал_5

Впрочем, мужчин я там тоже почти не вижу, потому что стараюсь приходить днем, пока никого нет.

Это рама для верхнего блока.

Спортзал_7

Блины неподвижные, заржавелые. Пока я выставила себе нужный вес, руки и перчатки у меня стали вот такие

Спортзал_8
И такое там всё.

Вентиляция естественная.

Спортзал_12

Выбор тренажеров небольшой, но мне много и не надо, я в основном мучаю гриф.

IMG_20171031_121135_1

Это диски. Они не подписаны, поэтому вес угадываю интуитивно.

Спортзал_3

Если чутье меня не подводит, то после трехмесячного перерыва я приседаю со штангой 23 и жму платформу 40. Думаю, к новому году выйти на свои прежние показатели. Первая тренировка прошла очень тяжело, 40 минут занималась с пустым грифом, а было чувство, что вагон угля разгрузила. Ушла домой с тошнотой и на дрожащих ногах. Сейчас уже занимаюсь час двадцать, в середине тренировки перекусываю зефиром. Кстати, кто-нибудь еще делает так? Мне очень помогает, увеличивает выносливость. Но это только на тяжелой тренировке 1 раз в неделю, на легкой - обхожусь просто водой.

На стенах мотивация из 90-х

Спортзал_4

Женская раздевалка
Женская раздевалка_1

У мужчин попроще, без затей
Мужская раздевалка

Душевая
Спортзал_10

Туалет
Спортзал_11

Конечно, мыться приходится дома, но это компенсируется тем, что спортзал в 3-х минутах ходьбы. А раньше мне приходилось ездить в другой город. Я теперь поняла, что уставала не столько от тренировки, сколько от бесконечной езды туда-сюда, ожидания автобусов, спешки и страха не успеть. Сейчас прихожу из спортзала еще полная сил, хоть опять туда иди.

Занимаюсь в одиночестве, поэтому фотографировать меня там некому. Ходит один мальчик в мое время, я попросила его снять на видео мои выпады с грифом, так он снял - спина, как телевизор, ножки, как у таксы. Я его поблагодарила, а видео удалила сразу, чтобы себя не травмировать. Лучше уж сама в мутное зеркало сфотографируюсь, оно там единственное стоит на окне.

IMG_20171031_120445_1

IMG_20171031_122231_2


Семь озёр. Специальное предложение для корпоративных клиентов
julija_welboy
Я как-то подзабросила писать о Семи озёрах, но я продолжу, хочу закончить эту поэму. Сегодня расскажу о постельном белье.

С постелей в номерах снимается грязное белье, а чистое - кладется стопочкой на покрывало, и постояльцы застилают его сами. Это самый лучший вариант, потому что вы видите, что вы стелите, и на чем будете спать. Но есть коттеджи для корпоративных клиентов, куда заезжают большими группами по 20 и 40 человек – там застилают горничные. Не знаю даже, почему именно корпоративным оказывается такая услуга, наверное, потому что платят много и сразу.

Помню, мы пошли убирать коттедж на 38 спальных мест. Между выездом прежних жильцов и заездом новых у нас 2 часа на уборку. Два часа, чтобы вымыть огромные площади пола, сорок столовых приборов, почистить мягкую мебель, души, туалеты, зеркала. И перестелить 38 кроватей. Каждую нужно отодвинуть от стены, снять грязное белье, надеть чистое, застелить, придвинуть. А нас всего четыре человека.

[Spoiler (click to open)]
Я сначала перестилала, как положено, но времени хватило только на половину постелей. Гости уже стояли на пороге, у меня оставалось 15 минут. В это время другие горничные домывали полы (заключительный этап). Я в ужасе думаю: как быть? Половина кроватей с грязным бельем, а сейчас заходят люди. Мои сотрудницы кричат снизу: «Юля, три комплекта! Только три!» Это значит, я могу перестелить еще три кровати, по 5 минут на каждую, и должна выметаться. Ну, я так и сделала, ничего другого мне не оставалось.

«А они не заметят»? – спросила я, когда мы вышли. «Пока до постелей дойдет, все пьяные будут». Собственно, это так и есть. Корпоративные клиенты приезжают отдыхать, а не соблюдать режим с гигиеной. Обычно первым у них по плану - мероприятие, потом банкет в ресторане, ну а потом как масть пойдет. А она часто идет хорошо. Так что жалоб на постельное белье от них еще ни разу не поступало.

Жалобы поступают, причем постоянно, от обычных клиентов, не корпоративных. Сколько раз меня поднимали часов так в 10-11 вечера, чтобы я сменила белье. Оно лежит на кроватях чистое, постиранное, только из прачки, даже, бывало, еще теплое из-под утюга привозят, но старое. И поэтому выглядит, как грязное. Не будешь же ты клиенту объяснять: спите, мол, на чем есть. Пожалуется - заберешь это «грязное» белье, пойдешь на склад, выберешь комплект получше, чтоб не совсем затасканный, без катышек, которые колются, по возможности, без пятен, без разводов, и несешь – вот вам чистое. Иногда я брала сразу два комплекта, потому что люди развернут и опять недовольны, так приходится снова идти.

Когда большой заезд, много жильцов одновременно заселяется, приходится бегать до часу ночи и до двух, пока все не улягутся. После рабочего дня в 7-мь вечера ты не раздеваешься, в душ не идешь - ждешь, что сейчас начнется. Одна горничная была очень вымотана за день, а ближе к ночи ее давай гонять за бельем. Я как раз на складе была; комплектует она чистое, приговаривает: «Попросыпались, бл*ди…».

Хотя люди здесь совершенно не при чем. Ну не хотят они спать на грязном, ведь заплатили за чистое. И не «попросыпались», а только спать ложатся, и мы спать ложимся, только никак не можем лечь. Клиенты недовольны нами, что мы подсовываем грязное белье, мы - ими, за то что спать не дают, админы – и нами, и ими, потому что это им поступают жалобы, а они поделать ничего не могут, ведь не родят они новое белье и за свои деньги не купят. И так все злятся друг на друга, все хотят спать и втихомолку друг друга матюкают.

Так что будете в Семи озёрах, везите свое белье. Парк белья там очень старый, и менять его в ближайшее время не собираются. К тому же оно невысокого качества, из тканей с большим содержанием синтетики, что при частом употреблении приводит к пиллингу (кошлатится). А пиллинг – это такая неприятная вещь. Даже когда наволочка, например, совершенно чистая, вот эти вот катышки – они черные. Черные катышки на розовой наволочке. Хорошо, хоть свет в номерах по вечерам мутный, не все досматривают, так бы нас в два раза чаще гоняли.

О пользе косметических процедур
julija_welboy
Я пытаюсь объяснить мужу, как важно очищать и питать кожу, особенно с возрастом. Фотографирую его лицо до и после очистки и увлажнения. Он смотрит и говорит: да.. но самостоятельно делать эти процедуры не рвется. Приходится мне тащить его через день в ванную, умывать теплой водой, отшелушивать лицо силиконовым ёжиком и вбивать в него крем. После этого кожа становится бело-розовой, атласной. Результатом он доволен, но каждый раз упирается, как Флопик, когда я веду его купать. Стонет, что от ёжика ему щикотно, а от крема жирно. Я сказала, что без ёжика никак не отшелушить, скрабы не дают такого эффекта. А он:

- Черви в гробу отшелушат. До блеска.
Tags:

Два Олега
julija_welboy
Муж мой пишет коменты в ЖЖ и постоянно спрашивает у меня, как написать то или иное слово. Постоянно - это значит, беспрерывно, с интервалом примерно в полминуты. Такие сеансы культпросвета происходят у нас почти ежедневно. Мне нетрудно ответить, раз человека в гугле забанили, и я всегда помогаю ему, когда готовлю или убираю. Даже когда я в другой комнате, он кричит:

- Нечаянный?
- Слитно, с двумя н.
- Спившиеся?
- Ши-е-ся
- Смотреться?
- С мягким знаком.
- Отовсюду?
- Слитно.
- Ты уверена?
- Да!
- Войнушка?
- Что здесь непонятного?
- Подчеркивает красным.
- Так добавь в словарь!

За жизнь О. прочел тонну книг. Но когда ты в каких-то вопросах постоянно полагаешься на другого, некоторые отделы мозга расслабляются. Так, мне кажется, у него с грамотой произошло.

Вчера я читала, а он опять вот это всё начал. И я сказала:

- Олег, дай почитать!

Знаете, что он мне ответил? Он ответил мне:

[Spoiler (click to open)]
- Отстань!

Отстань. Т.е. я должна отстать. Я.

У меня была пониженная температура, 36,3. Дрожь пробирала, не могла согреться, и казалось, голова сейчас треснет пополам. А тут еще его "отстань".

- Я отстану, - сказала, - на всю оставшуюся жизнь. Потерпи два месяца, пока получу паспорт.

И в этот же день нарисовался другой Олег. Субудай, френд по ЖЖ, теперь уже бывший. Кто читает, знает его по коментам, часто нелепым или спьяну. Накануне он мне весь мозг проел, чтобы я ему помогла. У него на Украине интерес есть, деловой. И якобы с ним там не хотят связываться (врет), а со мной свяжутся. Так не могу ли я позвонить и пообщаться насчет его интереса? Причем формулировал все так мутно и косноязычно, что я с трудом понимала, какое общение от меня требуется.

Я спросила его прямо: "Что мне делать"? И вместо того, чтобы четко и внятно объяснить мою роль во всем этом, он сказал примерно следующее: ну я же описал тебе проблему, сделай что-нибудь, ты же там местная!

Ну блин.. звоню. Общаюсь, договариваюсь о его интересе. И, чтобы не служить испорченным телефоном, пишу ему: вот тебе контактные данные, спишись с людьми, они обещали пойти навстречу. В ответ он меня отругал, за то что я слишком поверхностно исполнила его просьбу, не выяснила подробности и вообще не взяла всё на себя. Я должна была как-то прочесть его мысли и выступить в этом деле от его лица, вести его дело целиком и полностью от начала до конца. А не просто договориться. "Спасибо, бля, за помощь"! - поблагодарил он меня.

Вот что это было? В один день две претензии от мужчин за то, что я плохо им помогаю. Может, вообще нельзя мужчинам помогать? А только принимать от них помощь? Или я помогаю как-то неправильно? Да и читать мысли еще не научилась. Один успешно забанен, а второго же не забанишь. Себя, разве что, забанить в его жизни.

Как получить загранпаспорт
julija_welboy
Современному украинцу это нелегко, чтобы там ни писали о биометрических, айди и прочих безвизах. Я обратилась в родное отделение миграционной службы, мне сказали, что документы могут принять только в феврале (!), а сейчас пока запишут в очередь. Потому что слишком много желающих. Много – это сколько? Вся страна, что ли, ломанулась в наш отдел? Документы примут в феврале, а паспорт выдадут через два месяца, т.е. в апреле. Это меня никак не устраивало, и начальник посоветовал мне обратиться в одно из отделений миграционной службы, которое, по его словам, «сидит без работы». Ехать правда далеченько, в Великоновосёловку. Ну да я готова! Поеду к черту на кулички, лишь бы не ждать полгода.

[Spoiler (click to open)]
Великоновосёловка – это небольшой городок в Донецкой области, вернее, смт (селище мiського типу). Тут еще путаница с названиями произошла, я раньше слышала этот город – Великоновосёловка, а в расписании на остановке фигурирует В/новосiлка. Это что-то новое? – думаю. – Туда ли я еду? Но уже села в автобус.

Встала в 4 утра, автобус в 6 – это я пишу для того, чтобы можно было подсчитать время, затраченное на подачу документов. Ехать мне с пересадкой. Добралась на место в начале девятого – была уже 19-я в очереди! Я не ожидала, что это называется «сидят без работы». Взяла квитанцию на оплату услуг, пошла оплачивать.

Подхожу к зданию Ощадбанка – там какая-то революция. Люди стоят снаружи перед решетчатой дверью и, как мне показалось, прорываются внутрь, а охранник их урезонивает. Старуха тянет сквозь прутья решетки высохшую руку с зажатой в пальцах бумажкой, чего-то просит. Остальные граждане волнуются и тихо ропщут. А я была с одной девушкой, мы еще в автобусе познакомились, она шустрая, договорилась с охранником, и мы прошмыгнули.

Внутри тоже людей полно, и почти все пожилые, они плохо понимают, что им говорят. Сотрудницы банка в раздражении, хоть и пытаются сдерживаться. Одна бабушка с палочкой, едва соображает, где она, и что ей тут нужно. А ее посылают еще по десяти инстанциям собрать десять недостающих бумажек. Она забывает через минуту, что ей сказали, и спрашивает опять. Потом села на стул у стеночки, просит охранника: «Сынок, положи мне бумаги в сумку, я не вижу, где они». А сама их в руке держит. Охранник пообещал вызвать ей такси. Куда он ее отправит, в какие дали?

Подошла наша очередь. Девушке (тоже Юля зовут) назвали сумму для оплаты, она начала рыться в сумочке, и пока рылась, из головы у нее все вылетело (от той бабушки недалеко ушла). «Что-что, - спрашивает, - сколько»? И тут я такая: «Тысяча семьсот восемьдесят шесть гривен, тридцать четыре копейки», - отчеканила. Стою и сама себе поражаюсь. Я ведь и не слушала, что ей там говорят, занималась своими наблюдениями. Конечно, сумму я сейчас приблизительную привожу, уже не помню, сколько там было, но в тот момент сказала безошибочно.

Вернулись в паспортный стол, в свою очередь. Тут новая неприятность: оказывается, прием документов на загранпаспорта только до 14:00. А в час принимают самое большее два человека. Я посчитала и поняла, что сегодня не попадаю. А завтра? Тоже нет, завтра неприемный день. Приемные дни только два раза в неделю до обеда. Через три дня будет новая живая очередь, - приезжай, записывайся. Чтобы попасть в начало очереди, нужно быть здесь уже в 5 утра. Но у меня первый автобус в 6, поэтому я пролетаю.

Мы стали с Юлей думать, что делать. Брать такси для нас нереально, но можно, например, приехать с вечера на автобусе и снять комнату в местном общежитии ПТУ за 50 грн. Взять с собой тормозок, термос с чем-нибудь горячим, поспать там часов до 4-х и прийти первыми. Я даже готова до 3-х, чтобы наверняка. Но Юля не может, у нее 2-е детей, один из них младенец, и она не оставит их больше чем на день. С ней был муж, они оформляли документы для выезда заграницу на всю семью, и его присутствие здесь было обязательным. К слову, держался муж, как ее старший ребенок или младший брат. Жаловался, что долго, что хочет спать, что устал, искал, как бы отвлечься и пытался со мной заговаривать.

Мы поняли, что на сегодня у нас шансов нет, но продолжали сидеть в коридоре и чего-то ждать. Чуда, наверное.

Почему полные женщины так любят обтягивать свои валики, особенно на спине и под мышками? Обтянуть надо непременно черной материей и непременно все: и те что на талии, и те, что под грудью, над лифчиком, под лифчиком, с боков и на загривке. Я попыталась сосчитать валики у одной из сотрудниц, но сбилась со счета. Эта мадам постоянно водила в «наш» кабинет каких-то своих знакомых вне очереди. С каждым таким знакомым наши нулевые шансы приобретали отрицательную значимость. У нее были сахарные колени. Большие, круглые, а над ними – черная шторка подола. Когда она поворачивалась задом, и сахарные головы скрывались, мы видели, что черная шторка таит в себе опасность, еще чуть-чуть, и она приоткроет нам страшную тайну. В такие моменты я приопускала глаза, не знаю, как сидящие рядом мужчины.

Женщины, которые носят в учреждениях короткие юбки и платья, наверное, не догадываются, что их бедра приходятся как раз на уровень глаз сидящих на стульях посетителей. А там еще не стулья были, а низковатые креслица. Одно дело смотреть на такую женщину лицом к лицу, и совсем другое – лицом к попе.

Вторая примечательная попа ходила перед нами – в черных лосинах. Большая, тяжелая, лет 40-ка с лишним. На плечах этой дамы томилась ажурная шаль молочного цвета, кисти на концах ее спускались ниже талии и бились сзади о дивный холм. У меня такие лосины тоже есть, они плотные и теплые, внутри начес. Зимой на улице в них хорошо, но просидеть целый день в офисе, думаю, тяжело. Швы врезаются, резинки давят, искусственная ткань раздражает кожу, тело не дышит. А каково было той женщине? Не верю, что она надевала лосины ради удобства.

Миграционная служба, или, по-старому, паспортный стол, находится в одном здании с отделением полиции, у них один на двоих коридор, разделенный поперек стальными прутьями решетки. В этой решетке замок, он то и дело открывался, и оттуда-то, из полумрака, выскакивали молодые ментики. Я думаю, ввиду этого обстоятельства дамы паспортного стола одевались столь кокетливо.

Но наблюдения мои прервались самым досадным образом: в «нашем» кабинете сломался сканер, к нам вышла паспортистка и предложила всем выйти. Это было предложение, от которого мы не могли отказаться. Шел первый час дня.

Я пошла на автостанцию, посидела в зале ожидания. Взгрустнулось.
Зал_ожидания

Касса


Потом посетила местный туалет. Ужаснулась.

Туалет

Хотя догадываться об этом я начала уже на подходах к нему
Туалет_1

Спросила на автостанции, есть ли здесь еда. Мне сказали, продаются пирожки, но лучше их не покупать. Я пошла искать желтый киоск с шаурмой и кофе (мне посоветовали). Если эта шаурма была лучше пирожков, что чем же тогда были пирожки, отравой? Походила немного по городу, увидела детей, играющих с бутылками.

Дети

К часу вернулась в паспортный стол. Но поскольку точного времени починки сканера нам не обозначили, вернулись не все. Мы обрадовались. Юля сказала, что перед нами только «два мальчика», потом она, ее муж, ну и я.

Видимо, мы, посетители, здесь уже надоели, как горькая редька. Кислыми лицами, угрюмыми взглядами можно опротиветь не хуже, чем скандалами. И паспортистка принялась раскидывать нас по-быстрому. Оба мальчика проскочили за полчаса, потом вошел муж Юли, следом она сама. Было уже без пятнадцати два, и я поняла, что не успеваю. Утешила себя тем, что у меня хотя бы есть план, приготовилась ехать через три дня и ночевать в общежитии. Но тут – о чудо! – у Юли не достало какой-то платежки, она не все оплатила, оказывается. Ее посылают платить, а в это время разрешают зайти мне, я не верю своему счастью.

Паспортистка была безупречна. Никаких тебе лосинчиков, голых коленочек и коротких подолов. В голове седина, строгий взгляд. «Что у тебя»? – спрашивает. Я начала копаться в сумке – не ожидала, что меня вызовут. Достаю все, что могу нащупать, и все, конечно, падает и разлетается по полу. Женщина устало ждет. «Раздевайся, - говорит, - садись на стул. Смотри в объектив, голову прямо. Выше. Выше. На дверь чуть повернись, да не глазами, лицом! Так, все. Какая-то ты страшная вышла. Еще раз. Голову прямо, выше..

Делаем несколько дублей, но я страшная на всех. Мне все равно! «Теперь, - говорит, - расписывайся вот этой черной ручкой на сканере». Я расписалась. «Указательные пальцы вытри о джинсы. Сильней, сильней три. Молодец. Прикладывай правый. Теперь левый. Всё». И, чтобы я подтвердила свою подпись: «Твои писульки»? «Мои, мои», - киваю радостно. «Так, еще раз дай сюда ИНН. Все, забери. Подпишись и дату. Двадцать пять гривен за анкету. Еще подпишись. Свободна».

Я сгребла одежду, документы, сумку и выпулилась вон, а под дверью уже ждала Юля с платежкой. «Скорей беги, - говорит ее муж, - сейчас автобус Мариупольский, проходящий через N, еще успеешь». Спасибо, подсказал, а то бы сидеть мне там до вечера, а потом до ночи ехать. Я выбежала из здания в 14:00, автобус отходит в 14:05. Бегу к автостанции, куртка нараспашку, шарф в руках, сумка под мышкой. На ходу гадаю, не обронила ли я в суматохе паспорт или прилагающиеся к нему бумаги.

На автобус успела. Когда загранпаспорт получать, еще не знаю, нужно смотреть на сайте. Паспортистка сказала, через два месяца или больше, слишком много заказов. А в очереди говорили, что по закону паспорт нам положен через 40 дней. Как бесприютной душе пропуск на небеса.

Администратор Даша
julija_welboy
Имя пишу настоящее, эта девушка достойна быть упомянутой в моем блоге. У меня с ней было два столкновения, мелких, в общем-то. Один раз она приказала мне жить с женщиной, с которой я не хотела. Женщина та была не хороша и не плоха, я ее не знала почти, но меня возмутил сам факт приказа переехать и начать совместное проживание под угрозой того, что нас обеих выбросят на улицу. Выбросят на улицу – это значит уволят без выплаты з/п.

Я пошла к Даше просить, чтобы она разрешила нам самим выбрать, с кем жить, а не заталкивала вас в одну комнату, как животных в клетку. Она в тот момент сидела на стуле позади администрации, курила, сигаретка в руке на отлете. Я стояла перед ней. Надо было видеть это лицо.. С каким удовольствием она произносила нет, с каким почти сексуальным удовлетворением делала мне выговор. Это был не просто выговор, а экстаз, триумф и наслаждение. Мне тогда показалось, ее рассудок ходит по очень тонкой грани.

Чем она наслаждалась? Наверное, сама себя Даша видела роковой, вершащей судьбы, опасной. Образу этому иногда противоречила ее одежда - нет-нет, да и наденет маленькое девачковое платьице, дабы прикинуться нежным цветком. Право, шло оно ей, как крокодилу фата.

А бывало, натянет джинсики подростковые в облипочку. Нет, в 25 лет можно еще такие носить, но не при ее плоскопопии. Глядя на Дашу сзади в такие моменты, как-то понималось, откуда эта нечеловеческая злоба. Такое не лечится даже спортзалом. А этот просвет между ногами, который у иных девушек создает хрупкий девичий силуэт? У Даши там ворона пролетит.

[Spoiler (click to open)]
Единственное, что было хорошего в ней – высокий рост, модельный, что называется. Но и тот был подпорчен сутулостью и деревянной походкой. Но хватит уже о ее внешности. В конце концов, не платье в женщине важно, а личность.

Второй случай столкновения был более агрессивным, с угрозами. Я и еще три горничные отправились мыть коттедж №70, т. н. «семидесятку». Это очень большое помещение, на 40 спальных мест. Два этажа, пустота, кругом разносится гулкое эхо. Оно усиливает все звуки в несколько раз, поэтому, когда мы убираем там, шум стоит, как на производстве: работают 15 вытяжек, жужжит посудомойка, из двух кранов течет вода, в раковинах звенят стаканы-вилки-ложки.

Мы обычно оставляли свои телефоны в рабочих курточках, а курточки вешали в прихожей. Носить телефон с собой жалко – он постоянно выскальзывает из карманов и норовит упасть, хорошо, если не в ведро с водой. Хватаешь его потом то мокрым руками, то жирными, то липкими. Одним словом, это не в офисе за компьютером сидеть.

Среди этого шума я не услышала Дашиного звонка – она хотела дать мне еще какое-то задание (а то мало было). Нет, признаюсь, поступило от нее с десяток звонков. После того, как я их пропустила, она звонила другим горничным из нашей бригады, чтобы они позвали меня, но никто не взял трубку. Тут уж Даша не выдержала, отлепила свой тощий зад от стула, и пришла ко мне сама. Видимо, мой невольный игнор она посчитала для себя большим унижением.

Я как раз убирала на втором этаже – застилала кровати. Увидела в проеме коридора Дашу, и мне почудилось, что приближается сама смерть, настолько она была бледная и страшная. Запавшие щеки и белые от бешенства глаза. Паралитично загребая ногами в своем девичьем платьице, она навевала тихий ужас. Я стала, как вкопанная, со стопкой наволочек в руках, Даша остановилась напротив. И принялась забивать в меня слова, как гвозди: «Если – еще – раз – не возьмете – трубку – телефона – штраф тысячу рублей»!!! Я ожидала, что после этого она меня ударит. Впрочем, хватило того, что я стояла, обрызганная ее слюной.

Самое скверное то, что все свои угрозы Даша могла выполнить, причем незамедлительно. Ей были даны большие полномочия от управляющего. Могла наложить штраф любого размера, вышвырнуть на улицу, забрать зарплату. Поэтому я охотно поверила про 1000 рублей, она снимала с людей и бОльшие суммы. «Хорошо, хорошо, Даша, вас поняла», - пролепетала я. Она еще постояла немного, пяля в меня ненавидящий взгляд, развернулась и пошкрябала назад. Ее каблуки цокали по полу, как когти зверя.

Эта феноменальная девушка разбила все мои представления о человеческой природе. А я-то думала, что знаю людей.

Ее боялись клиенты. Общалась она с ними чуть лучше, чем с горничными, но тоже не разжимая зубов. Вообще, это особое искусство – уметь говорить, как Даша. Что нужно чувствовать внутри себя, чтобы цедить слова, словно яд? Ни в чем неповинному постояльцу, который пришел у тебя прищепок попросить. Чтобы так смотреть, чтобы так двигаться?

«Господи, да возьмите же ее кто-нибудь замуж»! - молились горничные, когда она набрасывалась на них. Но с этим была проблема. Сядет Даша в приемной, застынет злобной мумией, глаза стеклянные. Столько мужчин за день пройдет перед ней, и все мимо. Стороной такое счастье, стороной.. Но нашелся один герой среди сотрудников, закрутил с ней.

Я стала замечать, чуть дело к вечеру – Даша прокрадывается в общежитие. Как-то мы столкнулись ночью в туалете, и я подумала, что вижу страшный сон. Потом мне объяснили, что Даша тут незаконно, и бояться ее нечего. Управляющий не разрешает ей жить половой жизнью, как и горничным, так что она сама от нас прячется. Конечно, при встрече с Дашей мы все делали вид, будто ее появление здесь совершенно естественно. Но тайные рандеву характер ее не смягчали. Злоба душила Дашу с утра, в обед, вечером и на следующий день после свидания. Горничные мрачно шутили насчет ее парня: «плохо поработал» и «поставим ему прогул».

Заходишь с утра в администрацию, а там уже змеиная головка над стойкой подымается, высматривает, кого бы ужалить. Найдет себе жертву и жрет, и жрет, выедая до печенок, в том числе по поводу отношений. Если только заподозрит, что кто-то с кем-то, она уже в такой ярости, как будто для нее в этом есть что-то личное. Одна наша горничная встречалась с узбеком, так Даша ей чуть волосья на голове не повырвала. Узбека уволили, а горничную довели так, что она уволилась сама.

Однажды я увидела Дашу выходящей из общежития; она шла, озираясь по окнам: не заметил ли ее кто-нибудь? Расслабься, Даша, - никто, кроме меня. Смотришь ты на окна второго этажа, а я на первом – смотрю на тебя. Я сижу здесь одна, - в столовой в восемь часов субботнего утра никого нет, - ем манную кашу, наблюдаю твоё запрокинутое лицо, тревожный взгляд и то, как ты крадешься и дрожишь от утреннего холода. Я тоже дрожу (у нас не топят) и подумываю о тебе написать. Впрочем, не только о тебе и не только написать. Как ты велела, я везде носила с собой телефон и, чтобы хоть как-то окупить свои неудобства, снимала на него много любопытного, из того что встречалось мне в коттеджах и на базе. Эти видео и фотографии еще ждут своей публикации.

Вскоре от услуг Даши в общежитии отказались - это было перед самым моим отъездом. А вот сейчас сорока принесла, что пришлось ей с должности уйти. Из-за чего, не знаю, якобы она сама захотела, но думаю, ей просто не оставили выбора. Горничные праздновали, три баяна порвали.

Вы верите в Майдан 3.0?
julija_welboy
Смотрю по Ютубу, как плохо подготовленная труппа актеров в Киеве пытается инсценировать общественное движение. Стараются, ребята, стараются. Но как-то, знаете, без огонька. Особенно плох чернявый, с грузинским акцентом, который носит брюки задом наперед и почему-то играет украинца. Нет, все-таки майдан 2.0 был поставлен куда более профессионально, иностранных артистов приглашали, песни, пляски, покрышки.. снайперы. А это - просто любительство. И вслед за Станиславским хочется крикнуть: не верю!

Впрочем, не все ли равно? Если можно было выгнать законного Януковича, то почему бы не выгнать незаконного Порошенко? А потом следующего, кто там будет, а за ним следующего, следующего и так далее, пока вся страна и каждый житель в отдельности не приучится компульсивно скакать, бить в барабан и жечь костры.

В то время как Россия выпускает свой компьютер, свой процессор, строит мост века и летает в космос, мы всё выясняем, кто у нас агент Кремля. А еще добровольно едем к "агрессору" чуть подзаработать денег на еду и послужить дешевой рабсилой, чтобы Россия еще успешней разрабатывала свой компьютер, свой процессор, строила мост века и летала в космос..

Раньше я возмущалась, а сейчас чувствую себя в цирке. Как думаете, стрельба в этот раз будет? Или бюджет маленький?

?

Log in

No account? Create an account