Юлия Вельбой

ЖЖ Юли

Картины провинциальной жизни
julija_welboy
Я никогда бы не познакомилась с этим удивительным произведением, если бы не временное безделье, которому я сейчас предаюсь. Я говорю об английской писательнице Джордж Элиот и ее романе «Мидлмарч. Картины провинциальной жизни». Вообще, английская литература для меня по ценности вторая после русской. Русская литература учит, как жить, а английская – как себя вести.

Вот, например, прекрасные строки о ревности супруга к молодой жене – как виртуозно он разделывается с ролью ревнивца и, не уронив ни грамма своего достоинства, доносит ей, что недоволен (здесь и деле отрывки из романа):

- Вы расстроены, дорогая. Я и сам испытываю неприятные последствия излишнего душевного волнения, - продолжал мистер Кейсобон. Собственно говоря, он намеревался заметить, что ей не следовало бы принимать молодого Ладислава в его отсутствие, но отказался от этого намерения: во-первых, было бы невеликодушно ответить на ее просьбу о прощении новым упреком, во-вторых, это еще больше взволновало бы его самого, а в-третьих, он был слишком горд, чтобы выдать свою склонность к ревности, которую были способны вызвать у него отнюдь не только другие ученые мужи, подвизавшиеся в избранной им области. Существует ревность, почти лишенная огня, - это даже не страсть, а нечто вроде плесени, взрастающей в унылой затхлости неудовлетворенного эгоизма.
- Мне кажется, нам пора переодеться к обеду, - добавил он, взглянув на часы.


Но чу! Что это? Кровать, на которой я лежу с ноутбуком, начинает как будто подрагивать.
[Spoiler (click to open)]Толчки похожи на легкое землетрясение, но это не оно. Где-то внизу заходится в крике женщина. Я не выдерживаю и встаю посмотреть в окно.

Я не вижу там ничего интересного: несколько парней флегматично курят у крыльца магазина, какой-то мужик пьет пиво из большого пластикового стакана. Крик повторяется. В этот раз в нем есть что-то животное: дикий испуг, мольба о пощаде, предсмертная тоска. Вместе с этим вибрирует пол. Парни у крыльца не переменяют своего положения, не оборачивают головы, мужик продолжает пить.

Я одна это слышу?! Допустим, но почему дрожит пол? В квартире под нами никто не живет, и если бы кричали оттуда, я бы сразу поняла. Еще ниже по нашему стояку – магазин. Получается, толчки идут оттуда. Такое впечатление, что роняют мебель или колотят чем-то тяжелым в потолок (в пол?)

Вот женский голос начинает оправдываться. Она уже охрипла и говорит все тише и тише. Плачет. Рядом с ней звучит мужской, он чего-то требует. Как я понимаю, все это происходит в магазине, больше негде. Кто-то бьет продавщицу? Но почему тогда парни снаружи так спокойны?

… ты смотришь на людей так, точно они животные, только одетые, и не замечаешь на человеческом лице отпечатка великой души.

- А разве у мистера Кейсобона великая душа? - Селия была не лишена простодушной злокозненности.
- Да, я в этом не сомневаюсь, - решительно ответила Доротея. - Все, что я вижу в нем, достойно его трактата о библейской космологии.
- Но он почти ничего не говорит, - заметила Селия.

- Потому что ему тут не с кем разговаривать.


Дальше я не поняла, что происходит. Пол перестал дрожать, и крики утихли, но теперь все это выплеснулось на улицу. Откуда-то взялись два мужика, которые шли друг на друга, раскорячив руки и ноги. Оба были немного пьяны и много агрессивны. Курящие парни с азартом наблюдали происходящее, изредка подавая советы. Я решила, что дальше будет неинтересно, и опять прилегла читать. Но только лишь я открыла книгу на оставленном месте, послышался звон стекла от разбитой бутылки и следом женский возглас, как сирена:
- Аааааа! У него розочка!
На балкон вышла соседка:
- Сколько можно?! Вы понимаете, что здесь жилой дом, у нас больные люди, когда же это прекратится, наконец? Я вызываю милицию!
Ушла.

Внизу образовалось месиво из мужиков, пацанов, орущих баб и плачущих детей. Когда успели набежать? Большегрудая мадам пыталась встать между противниками, но ее оттеснили. Мальчуган лет шести рвался из рук какой-то женщины и вопил истошно: «Папа, не надо, папа, не надо…» Я усилием воли вернула себя к роману.

- У вас немного грустный вид, Доротея. Надеюсь, вы довольны тем, что видели?

- То, что я чувствую, наверное, глупо и дурно, - ответила Доротея с обычной своей откровенностью. - Я хотела бы, чтобы эти люди больше нуждались в помощи. Мне известно так мало способов сделать мою жизнь полезной. И конечно, мои представления о пользе далеко не достаточны. Мне следует искать новые пути, как приносить пользу людям.

- Несомненно, - сказал мистер Кейсобон…


Не знаю, чем все закончилось, но, кажется, никого не убили.


promo julija_welboy march 4, 2017 23:44 83
Buy for 10 tokens
"J & J" - это роман о любви. Мы написали его совместно с французским переводчиком и психоаналитиком Жаном Легенэк. Наверное, больше понравится женщинам. Но, может быть, и мужчинам, кого интересует тема отношений. Чтобы долго не рассказывать, о чем роман, приведу ниже отрывок, из…

Никогда не связывайтесь с Lifecell
julija_welboy
Они загребут твои деньги и начнут издеваться. На днях я пополнила счет, но звонить не могу. Деньги с карточки сняты, в этом я убедилась, позвонив в банк.

Разговаривала в чате с онлайн-консультантом Lifecell, он сказал, что по моему номеру счет пополнен и звонки разрешены! Я звоню в контакт-центр и, когда нажимаю кнопку «0» для разговора с живым консультантом, меня тупо перебрасывают в начало меню, объясняя это тем, что все консультанты заняты. Это повторяется… не знаю уже сколько раз в течение трех дней.

В отчаянии пишу к ним на ресепшен (адрес указан на официальном сайте), оттуда приходит отписка: блаблабла, звоните в наш контакт-центр или пообщайтесь с онлайн-консультантом. Отвечаю: сделала уже это, безрезультатно. Тупо молчат.

Сволочи!

Что делать? Я уже столько лет на этом номере, жаль его бросать. Пополнить еще раз – а где гарантия, что они снова не сожрут? На другом телефоне сим-карту тестировала – та же история. Эта компания так навязчиво предлагает свои услуги в смс-ках, а когда от них действительно нужна помощь, отмораживаются, как будто не их дело.

Великий и могучий
julija_welboy
В начале войны к нам во двор переехала группа семей из Западенщины. Люди как люди, только детей у них много, почти как у цыган, и говорят на каком-то наречии. Это странная смесь из русского, польско-украинского и русских матов. Непонятно, за какие заслуги им давали квартиры в нашей местности, но, видимо, были какие-то, перед Отечеством. Я думаю, главная их заслуга была в том, что они не считают себя русскими и рискнули в это опасное время ехать на Донбасс, где, по слухам, выдают по клаптику земли и двух рабов впридачу.

И вот прошло 5 лет. Я замечаю, что теперь дети их во дворе говорят на суржике только с родителями, а чуть те отвернутся – переходят между собой на русский. Ну удобней им так, понятней друг для друга. Это при том, что все наши школы перевели на украинский язык обучения. Вот как, скажите, дети, у которых родной язык украинский (ну типа, будем называть так тот страшный суржик, на котором они все общаются), в семье говорят на украинском, в школе обучаются на украинском, - переходят на русский язык? Сами по себе, никто их не заставляет.

Жены этих мужчин-западенцев тоже стараются между собой на русском говорить, так им кажется приличнее, что ли.

Путин позвонил Богу
julija_welboy
Путин

Смотрели матч? Иначе, чем чудом это не назовешь. Ну или у руководителя России есть связь с высшими силами, и он им пошептал.

В начале игры О. сказал, что если наши выиграют, то он пойдет на другой конец города мне за вином (в нашем магазине есть, но оно не очень), но, скорее всего, этого не случится. И сейчас он пошел. Сказал, что готов идти хоть в Донецк по минному полю.

А я думала: хоть бы достойно проиграть... О победе речь не идет, но хотя бы не с разгромным счетом. Чтоб не избиение младенцев, а поединок. И наблюдая всю игру, как нашим не дают мячик, других мыслей у меня не было. И вот! Нет, определенно, силы света за Россию, и весь мир это увидел.

Друзья, какие у вас чувства? Я лично отношу футбол к числу занятий, бесполезных для человечества, и в жизни не стала бы смотреть, даже если бы состоялся чемпионат вселенной с участием землян. Но болею за Россию во всех ее проявлениях. О. говорит, что наши футболисты по сравнению с испанцами - простые мужики, солдаты, которые терпят в окопах. Наступать нечем, так они выносливостью берут.

Вот так простачки-мужички одним терпеньем и с Божьей помощью одолели изощренного в своем мастерстве противника.

Таисия
julija_welboy
Все-таки не зря я считаю, что почти каждому человеку можно найти прототипа в мире животных. И даже не столько внешнее сходство здесь играет роль, сколько все существо целиком, даже среда его обитания.

Например, вы никогда бы не сказали об одной моей соседке, что она крокодил. Ее рыхлое расползающееся тело совсем не походит на панцирь этого животного. Зато очень походит на болото. Болото вдруг всколыхнется, и среди вязкой жижи медленно проступят складчатые веки, в которых прячутся хищные зрачки. Глаза у соседки такой черноты, какой я не видела у самых смуглых цыганок. А между тем лицо у нее вполне европейское. Зовут ее Таисия.

В глазах Таисии таится вечный голод. «Жрать»! – кричат они, видя меня спускающейся по ступенькам. Она бы с удовольствием вонзила в меня свои крокодильи зубы. Но гладкую рыбку так просто не ухватишь.

[Spoiler (click to open)]
А вот сын ее просит жрать не психически, а уже натурально. Стучится к нам и не уходит, пока не дашь ему еды. Если еды нет, то «хотя бы кусок хлеба». Потом я вижу этот хлеб валяющимся на первом этаже в подъездной пыли. Зачем просил?

Не дашь хлеба – он спускается и стучит к своей матери, матеря ее на чем свет. Она приоткрывает дверь на маленькую щелку и отвечает ему тем же. Так они могут переругиваться битый час, поднимая на уши весь подъезд. А бывает, Таисия запирается и молчит, тогда сын обрушивает на ее дверь град ударов, отчего она давно уже стала похожа на мятую консервную банку. Стены всего подъезда сотрясаются, и из его обвинительной речи мы узнаем о морально-этическом облике нашей соседки, женщины с пониженной социальной ответственностью. Впрочем, эту информацию мы давно заучили, и она больше не вызывает у нас интереса.

Сама Таисия тоже любит лупить в дверь кулаком, а то и ногой. Примерно раз в неделю она поднимается к нам на этаж и пытается достучаться до бабушки, наполовину выжившей из ума. С вечера бабушка забывает закрыть кран, а утром Таисию заливает вода. Воду начинают давать в пять, так что примерно в полшестого мы уже подскакиваем от ударов и воплей.

Так и живем, обходя друг друга. Вернее, я ее обхожу, а она меня, такое впечатление, что подкарауливает. Впрочем, я боюсь, что незаслуженно черню ее образ. Таисия, не в пример мне, любит заниматься общественно-полезным трудом, а именно – ухаживать за участком земли под моими окнами. По подбору растений и хаотичности их высадки это похоже, скорее, на неогороженный палисадник, но Таисия называет его «клумба». На этой клумбе среди цветов, кустов и странных веников она зачем-то посадила ель, которая очень быстро растет и скоро упрется мне в окно кухни. Дерево стоит близко от стены дома, и я очень хорошо представляю, как под завывание вьюги оно бьет ветками в стекла и крушит шифер на крыше. Одно такое дерево нам уже пришлось опилить, оно росло напротив спальни. Да и потом, ну зачем мне ёлка на несолнечной стороне?

Обо всем этом я молчу, откладывая проблему до ее окончательного созревания. Но Таисия не откладывает ничего. Например, вчера она обсуждала с бабушками на лавочке вопрос, зачем моя собака ходит по клумбе. Тут не буду оправдываться, Флопик действительно проходит по ней, когда идет гулять. Подчеркну, он не гадит там, на это жалоб нет, а именно проходит между цветами, нюхая их. Это возмущает Таисию, она считает, что собака не должна себя так вести.

Иногда мне кажется, что Таисию опасаюсь не только я, но весь подъезд. Она сидит на лавочке вольготно, как председатель, в единственном лице, а пять других бабушек теснятся на лавочке напротив. Они робко поддакивают ей. Я смотрю на эту сцену из балконного окна, дверь балкона открыта, и мне очень хорошо слышно, что говорят. В конце собрание (под давлением председателя) приходит к выводу, что надо мне всё высказать.

А я собираюсь на фитнес. О., услышав их разговор, советует: «Не ходи мимо них, обойди». Я сказала, что обходить никого не собираюсь. «Обойди вокруг дома, обойди, они тебя зацепят»! Но неужели мне придется жить, прячась в собственном дворе?

Еще на подходе к лавочкам я ловлю ее алчущий взгляд. Чего он алчет, какой добычи? В зрачках пузырится черная магма, и я почти слышу, как она клокочет.

- Юля… - произносит крокодил недобро.
Я делаю вид, что не вижу его.
- Юля… Юля, Юля!
В этот момент я миную крокодила в совершенном молчании.
- К тебе обращаются! – мне кажется, я слышу за спиной лязг зубов.

Я ухожу все дальше, чувствуя, как когтистые лапы пытаются схватить меня, но хватают лишь воздух. Отойдя шагов на десять, я вздрагиваю. Мой слух разрезает отчаянный крик, его слышит, наверное, весь квартал. Он идет из самого нутра, из животного чрева, это стон о потерянной пище, которая приближает смерть:

- Ах ты заррраза-а-а-а!

В аптеке
julija_welboy
Солнце жарит, как в аду. Из-за этой жары у многих гипертоников случается кризис, как случился с моей мамой. Она позвонила мне, что давление 180, и не получается сбить, (скорая приезжает, только если давление свыше 200). Для нее эта цифра критична, прошлый инсульт произошел при 190. Я побежала в аптеку за каплями, которые капают под язык.

Иду через площадь, с другой ее стороны выбегает парень, и тоже несется в аптеку. Он голый по пояс, в крупных каплях пота на спине (стоял передо мной в очереди.) За ним еще успела встать одна старушка, а следом я. Не видела, что брал парень, но, судя по всему, какие-то уколы, потому что аптекарь подала ему шприцы. Он сделал покупку буквально за секунду и опрометью бросился назад. Слава богу, вот уже почти моя очередь.

[Spoiler (click to open)]
У старушки на бумажке, которую она держала в руках, было написано «глицин», это постинсультный препарат, его тоже моей маме назначали. «Глицидин», - сказала она аптекарю. «Глицин»? – «Нет, глицидин.» - «Такого нет, есть глицин.» – «Как нет, у меня написано, - бабушка отдаляет от глаз бумажку с корявыми буквами и читает: гли-ци-дин», - смотрит на аптекаршу.

Та терпеливо ее вразумляет. Очевидно, старушка смешала в своей голове названия «глицин» и «глицерин», и теперь требует от аптекаря невозможного. А пока она с ней препирается, моя мама лежит на грани приступа. Наконец, в голове у бабушки просветлело, и она расхохоталась звонким девичьим смехом. «Да, так и есть – довольно выговаривает она – у меня написано глицин! Я без очков не вижу».

Получив свой глицин, бабушка уходить не торопится. «Дайте-ка мне, - произносит она, поразмыслив минутку – ту самую минутку, в которую мама может получить новый приступ, - дайте-ка мне вот те таблетки, с луковичками такими зелеными, что вы мне в тот раз давали. Ну как же не помните, ну с луковичками.. На картинке луковички, на коробочке. Зелененькие такие. А? Нет, названия не помню. А что-нибудь похожее есть? Фасолинки? Ну, может, и фасолинки… сиреневые? Сиреневенькие… нет. Там были все-таки луковчики зелененкькие. Ну что же, заменитель…»

Что делать? Ведь этот маразм может продолжаться и полчаса. В соседнюю кассу тоже очередь, три человека. Очень хочется треснуть старуху сзади по горбу. Сдерживаюсь. Умиляясь самой себе, она продолжает рассуждать о луковичках и фасолинках. Аптекарь, привыкшая ко всему, выслушивает. Мне виден лишь край старушечьей щеки, переходящий в шею. Собственно, сам переход отсутствует, щека и шея у нее – одно. Единый мешочек обвисшей кожи между волосами и началом выреза платья, желтый, иссеченный морщинами. Когда бабулька подхохатывает, умиляясь своей забывчивости, мешочек подергивается.

На голове у нее полупрозрачная шляпка из тех, что в 80-е носили на пляже, она прикрывает серые тусклые кучеряшки. Бог мой, да эту шляпку прикрепляют к волосам две заколки с крупными стразами! Смех у нее задорный, как у девчонки-десятиклассницы. В остальном же бабка эта похожа на прочих бабок: страшная церковная юбка и такая же кофта.

Отхохотав положенное, наговорившись всласть, довольная, бабушка отходит от кассы. Добравшись до заветного окошка, я с ужасом понимаю, что забыла название лекарства. В голове вертится что-то вроде …дин, …цин. «Тризипин, - говорю я, - капли.» - «Таких нет, - привычно отвечает аптекарша, - тризипин бывает только в таблетках и в ампулах для инъекций.» - "Нет, не инъекции, - пытаюсь доказывать я, - капли... Пять капель под язык… - и совсем уже упавшим голосом: От очень высокого давления…» Аптекарь начинает мне что-то пояснять, но вот беда – голос у нее тихий, а к соседнему окошку как раз подошла женщина-гренадер.

Гренадер она не только по физическому сложению, но также по манере держать себя и разговаривать. Обычно эти женщины крупно шагают, жестикулируют с такой твердостью, будто перезаряжают орудие, и видно, что чувствуют себя на поле, где грохочут пушки. Поэтому и говорят они так, чтобы перекричать звуки боя. Напряжения в голосе женщины не слышится, она привыкла к этим децибелам внутри своей головы, и для нее они естественный фон существования. То, что речью своей она оглушает всё живое вокруг, ей неведомо. Если бы можно было каждому человеку назначить своего прототипа в животном мире, по толстошкурости я определила бы ее к бизонам.

Аптекарь у нас очень деликатная, она не будет перекрикивать. Помолчит-помолчит, потом скажет слово, пытаясь попасть в паузу. Но я не успеваю услышать и переспрашиваю. Повторив несколько таких попыток, аптекарь умолкает, очевидно, решив переждать нашествие этой дамы. Я в таком положении, хоть плачь. Мало того, что название лекарства не помню, да еще и объяснения не слышу. А между тем, уходят драгоценные минуты, - может быть даже, секунды.

Тогда я поворачиваюсь к бизонихе и говорю: «Я не слышу!». Собственно, я хотела сказать: «Женщина, я не слышу слов аптекаря, говорите тише, пожалуйста», но и усеченного варианта этой фразы оказалось достаточно. Без натяжки скажу, что прозвучали мои слова, как удар молота. В аптеке наступила гробовая тишина, бизониха внезапно смолкла.

«Что вы говорите»? – спросила я у аптекаря. «Фармадипин. Вам нужен фармадипин. Это его капают под язык от высокого давления.» - «Ах да! – говорю я, - фармадипин! Дайте его, пожалуйста»!

Очередь очнулась от легкого шока и тихонько зароптала. «Я ррразговааариваю»! - взревела бизониха, но я уже выскочила за двери. Каково аптекарям работается в этом дурдоме?

Дайте мужикам смотреть футбол
julija_welboy
Сегодня было жаль своего мужа. Взял пива и сопутствующих товаров, подготовился к празднику, как полагается. Открыл восемь сайтов, которые транслируют чемпионат, и бегал по ним, высунув язык. Три минуты посмотрит - заблокируют. Он на другой - там та же история, на третий, четвертый пятый... Два последних гола пропустил по техническим причинам.

Мне кажется, этого унижения украинские мужчины не простят Порошенко, даже самые лояльные к власти. Не должны простить, если они еще мужчины. Их поставили в угол, как маленьких мальчиков, и наказали, непонятно за что.

В больнице
julija_welboy
За это время мне пришлось побывать в больницах – частной и государственной, о второй я сейчас расскажу. Она оказалась лучше, чем я думала, но попасть туда было нелегко.

Сначала опишу палату стационара в нашей городской больнице – я проходила мимо нее случайно. Пошла ставить печать на рецепте врача, и там, в общем коридоре, где множество человеческих ног и все ходят в верхней одежде, приоткрылась синенькая дверь, выкрашенная самой дешевой и уже облупившейся краской, а на ней табличка «стационар». Мне показалось, что внутри пусто, и я заглянула туда. Оказалось, стационар - это просто комната с двумя сиротливыми кроватками, прикрытыми солдатским одеялом. Не думаю, что в эту палату кладут кого-то лечиться, - скорее всего, существует она просто для отчетности.

[Spoiler (click to open)]
Маме дали направление на консультацию в районную больницу, и я надеялась, что ее положат туда. Была она очень плоха. Я хотела постоянного наблюдения врачей, а не самолечения дома, от которого становилось всё хуже. Мы привезли ее вдвоем с братом, еще с нами поехала мамина подруга. Вчетвером дожидались мы в холле.

К нам вышла пожилая врач и спросила, кто из нас болен. Я указала на маму. «А вы здесь зачем? - сказала она, окинув взглядом всю нашу компанию. – Зачем вас здесь столько на одного человека»? Оправданий себе мы не нашли. Я попыталась объясниться тем, что хотелось бы положить маму в больницу, подлечить немного. Врач ответила: «Мест нет!». Тогда я протянула ей консультационную карточку.

Сколько лет живу, а взяток давать не научилась. Но мне рассказали, как это делается. Я советовалась с опытным медработником, и она назвала мне сумму, которую нужно вложить между страницами карточки так, чтобы едва выглядывал краешек купюр. Я вложила эту сумму, помноженную на 2, чтобы уж наверняка помогло. Врач полистала карточку и пошла в какой-то кабинет.

Через минуту нас с мамой позвали туда. Там была уже другая – сильно накрашенная девица лет 25-ти, она сидела нога на ногу и смотрела в упор. Я начала рассказывать ей обстоятельства болезни, девушка через каждую фразу перебивала меня возражениями. По ее словам выходило, что двигается моя мама прекрасно, говорит еще лучше, соображает – «ну а как вы хотите в этом возрасте?», так что непонятно, зачем ее направили сюда, она практически здорова. Я упомянула, что был инсульт. «С чего вы взяли»? – заявила девица. «Так сказала наш семейный доктор.» – «Мало ли, что она сказала»!

После этого я уже не знала, чем аргументировать. Просто попросила положить маму в больницу, потому что мне страшно за нее, ей почти каждый день нужна скорая помощь, которая не приезжает. А сама я помочь ничем не могу.

Молодая переговорила со старшей, и они решили, что поищут место.

Палата нам досталась очень хорошая. Она была рассчитана всего на двух человек, светлая, с большими чистыми окнами. Кровати новые, специализированные, с ортопедическими матрасами, в углу стоял холодильник. Я заглядывала в другие палаты мимоходом, мне показалось, там похуже.

Вспоминаю эту же больницу несколько лет назад, когда положили мужа. Его матрас был пропитан кровью так, как будто на нем резали поросят. Я переворачивала его, ища, какой стороной постелить, но обе были одинаковы. Вата, которой он был набит, от обильной крови взялась крупными комьями и закаменела, так что лежать на матрасе с комфортом можно было, только находясь в полном забытьи. Что, видимо, и делали все его предшественники на этой кровати. Может быть, такую кровавость отчасти извиняет то, что отделение было хирургическое.

В 8 часов утра к ним приходила пьяная медсестра, которая тыкала иглой в вену и иногда попадала. Один раз забыла поставить О. капельницу, но он только перекрестился. По ночам в холле слышались пьяные голоса и женское хиканье. Вот чего-то подобного я боялась и в этот раз.

Но с мамой персонал был очень вежливый и внимательный. Много молодых: красивые девушки в белых костюмчиках, очень милые. И, несмотря на то, что в первый раз врач обошлась с нами грубовато, потом уже, встречаясь со мной на обходах, была вежлива и назначила лечение, которое помогло. Мало ли, как человек общается, а может, на нем божья благодать.

Почему бы и нет
julija_welboy
Читаю местную газету:

"Шокирующие новости из Брюсселя: сегодня достигнута принципиальная договоренность между Украиной и северо-атлантическим альянсом о строительстве крупнейшей в Европе ракетной базы НАТО с ядерными боеголовками. Она должна разместится в шахтах "NN" с 2020 года.

Почему было выбрано N? Во-первых, отсюда Москва будет зажата в коробочку с трех сторон: с севера аналогичная ракетная база в Норвегии, с запада - в Польше и теперь недостающее звено с юга в N. Во-вторых, если начнется заварушка, то N - это то место, которое жалко меньше всего - по данным Госстата здесь проживает наибольшее количество ватников на душу населения (на подконтрольных Киеву территориях). К тому же, близко Донецк, и тогда Москве, когда будет запускать сюда ядерную бомбу, придется невольно уничтожать не только N, но и Донецк, а там ватные союзники. Так что, Кремлю придется подумать, бить ли по нам прямой наводкой или все-же дать Донецку 2-3 дня на эвакуацию, а тогда и мы успеем унести ноги. В-третьих, не надо копать ракетных шахт - угольные вполне подойдут после небольших доработок."


Вся статья написана в ироничном ключе. Хахаха, как смешно. Ракеты, нацеленные на Москву! Это же весело, правда? Ну и заодно начинают приучать к мысли, что это на самом деле произойдет. Смешное не страшно.

Орнитолог
julija_welboy
К нам на балкон прилетает пара соек. Они живут в кроне дерева напротив, а питаются у нас. Недоеденные собакой куриные шейки подбирают лапками и несут к себе на ветку, как добычу. А когда им лень лететь на дерево или шейка тяжелая, сойки садятся на перила и едят там. Так что на балконе у нас собачье-птичья столовая.

О. называет соек "мои курочки" и рассказывает, какие умные у них лица. Ожидается, что когда-нибудь они заговорят человеческим голосом, настолько понимающе смотрят. Несомненно, что это птицы волшебные, может быть даже, заколдованные люди.
Tags:

?

Log in

No account? Create an account