?

Log in

No account? Create an account

Юлия Вельбой

ЖЖ Юли

Не котики
С ленточкой
julija_welboy
К нам на работу пришли две женщины, и поначалу в них не замечалось ничего особенного. Вернее, не замечала только я – другие сотрудницы по углам шушукались: зэчки, зэчки..

Первой приехала темненькая, я увидела ее утром в раздевалке. На ней была кофточка навыпуск и брючки. Кофточка у новенькой была такая, которую может носить только очень, очень положительная женщина – домохозяйка, верная жена и мать троих детей. Она стояла, прижавшись к стене, а у другой стены стоял, прижавшись, ее чемодан. Ей не выделили шкафчик, и женщина не знала, что делать. Я сказала, что нужно спросить шкафчик у бригадира, а то так ведь можно до вечера простоять, никто и не заметит. Женщина засмеялась, и по ее смеху я поняла: она чего-то очень боится.


Она и дальше смеялась так, будто в нужный (а на самом деле ненужный) момент в ней нажимали кнопочку, и загоралось табло «опасность». Кажется, ее звали Зоя. Если представить, что каждый год после 25-ти приносит женщине по морщине, то на ее лице отобразились не годы, а прожитые дни – мелкие и мельчайшие трещинки, их было слишком много на квадратный сантиметр кожи. Ни один день не миновал для нее безболезненно, каждый оставил по себе зарубку. Что это была за жизнь?

[Spoiler (click to open)]
Характер ее был дрянной. Она то молчит и смотрит тусклыми глазками, то поддакивает, то подскуливает, то вдруг гавкнет, огрызнется, зыркнет злобно. Причем в те моменты, когда этого совсем не ожидается. Я тогда перестаю с ней разговаривать, и вот она уже снова подползает, в глаза заглядывает. Удивляюсь, как при таком характере ей удалось расположить к себе бригадиршу, и не просто расположить, а как будто даже взять ее в покровительницы.

Они по сигаретке скурили, и вот уже подруженьки. Зоя эта наделала 200 единиц брака, а я увидела. Она заготавливала т.н. флажки – это бирка-размер, которая крепится на спинку изделия, под горловину. Зоя их стачивала, а я притачивала. Флажки были косые, грязные (торчали нитки) и сделаны не по технологии. Если отдел качества решит придраться, то все эти 200 единиц вернут мне с формулировкой «Ты видела? Зачем ты пришивала?»

Я показала бригадирше. Эта девушка, которая в нормальном состоянии мечет громы и вызывает молнии, изобразила вдруг на лице своем неловкость и мягко сказала: «Надо будет пересмотреть… Зоя». Зоя и не подумала сдвинуться с места. «Все двести единиц», - добавила я, глядя на нее. Нехотя Зоя встала, пошла к столам, где лежали ее изделия. «Так не делается, Юля, - прошипела она на ходу. - Надо было мне потихоньку сказать, а не объявлять при всех.» - «С какой это стати, - спросила я довольно громко, - мне покрывать твой брак»? Вообще, слово «брак» лучше не употреблять, оно означает обвинение и наезд. Лучше говорить «косяк» или как-нибудь матом выразиться, это звучит лояльней. К нам поспешила бригадир: «Юля, ну что ты? Устраиваешь истерику на пустом месте».

Эффект подруженек на работе поразителен. Если уж он замешается, гори огнем производство, пропадай качество, сдохни заказчик – лишь бы подруженька была не в обиде.

Позже приехала ее настоящая подруга, зоновская. Помните Маньку Облигацию из «Места встречи»? Представьте, что тогда эту девушку все-таки посадили лет на десять. Ее холеная шкурка в тюрьме подпортилась, и лаковые, лоснящиеся когда-то шерстинки превратились в слежавшиеся чешуйки. Но она видит себя прежней, обесцвечивет волосы до состояния сухой соломы и завивает их в крутые кудряшки. Носит кофточки с вырезом, открывающим начало грудей. Много говорит по телефону, и всё манерным голосом, протяжными звуками подчеркивая, что говорит она с мужчиной.

Чем эти женщины отличаются от нас? Вульгарность? Но и среди нас есть вульгарные. Есть горластые, грубые, пошлые, глупые. Есть овчарки – это такие агрессивные женщины, которые своей агрессией гордятся. Есть трамвайные хамки, есть базарные хабалки – но это все не то.

В мужском обществе не принято осуждать отсидевших. Мужчина может не скрывать этого, никто от него не отшатнется, пальцем не укажет, не будет глазами провожать, шептаться за спиной. Это не порок. А в женском мире срок заключения - это днище, ниже которого упасть нельзя. И неважно, что там она сделала: украла побрякушку или убила человека – она побыла на той стороне реальности, на которой нормальная женщина быть не должна. Самые злые из нас – котики по сравнению с ними.

Видели в интернете картинку: несколько котиков сидят в ряд, а между ними затесалась собачка? Она такая же пушистая, с такой же милой мордочкой, маленькая и ласковая, но это совсем другой вид животных, совсем другой – так и эти женщины. Теперь уже и я отличаю их.

Эти две быстро ушли, а сейчас пришла третья. Она худая, как хлыст, все время молчит. Если отвечает, то очень вежливо, у нее есть какая-то преувеличенная деликатность, как будто она за версту хочет обойти все возможные недоразумения и претензии на свой счет. Но это не обходительность хорошо воспитанного человека, это – как забор. Я здесь, вы там, - как бы говорит она своей вежливостью, - и вы не достанете меня. Одевается лучше, чем все мы. Женщины с воли сидят в непритязательных футболках и спортивных штанах, на ногах тапки. А у нее стильный спортивный костюм, модная оправа для очков, хорошая обувь. В нише стола стоит ее яркая сумочка, из которого она достает новенький ежедневник, чтобы записывать работу. Но я вижу – не котик.

Футболки для Яндекса
С ленточкой
julija_welboy
Наверное, эта девушка в прошлой жизни была пиратом. Я думаю, внешность не дается просто так, она отражение опыта, который ты пережил, и энергий, которыми научился управлять. Если у тебя шрам, который идет наискось через лоб, бровь и скулу к мочке уха, как пиратская повязка, это о чем-то говорит? Глаз не задет, и слава Богу, а то бы пришлось носить повязку настоящую. Склонность к татуировкам, которым уже мало места на туловище, и они, охватывая шею, подползают все ближе к лицу – лицу красно-рыже-рябому, как будто обожженному солнцем. Где, как не в скитаниях по океанам, можно приобрести эту дубленую кожу, этот хриплый голос? За 30 лет жизни в женском теле в обычной городской среде ты не станешь такой.

Служить боцманом на корабле, управлять командой полубандитов-полуматросов, тренировать глотку, перекрикивая ветра, железной рукой подавлять пьяные бунты – вот обстановка, в которой эта девушка смотрелась бы захватывающе и остро. В такую можно было бы влюбиться, во всяком случае, восхищаться ею. А что предлагает ей жизнь?

[Spoiler (click to open)]Вписанная в картину зауряднейшего швейного цеха, в котором она поставлена бригадиршей, среди дюжинных женских лиц, которые не оценят ни ее героизма, ни воли, ни борьбы со стихией, девушка теряет всю свою красоту. Вот так неподходящая рама губит гениальное полотно.

Творец нарисовал портрет, а плохой ремесленник сделал ему оправу - и получилась обычная человеческая судьба. Вместо парусов – груды тряпок на столах, вместо палубы – производственное помещение размером с корабль. Боцманиха ходит из одного его конца в другой, покрикивая на команду. Она носит коротенькие облегающие шорты (не удивлюсь, если видит себя сладкой девчушкой), из шорт растут крепкие мужские ноги. Сильные икры, плотные ляжки, широко поставленные ступни. Зачем она так расставляет их, когда стоит? Наверное, кармическая память подсказывает ей, что нужно быть настороже, ненароком корабль качнется, и неустойчивых смоет волной. Она и ходит так, что с ног не собьешь.

Но довольно о ней, ведь я хотела рассказать о футболках. Нам дали заказ – партию бело-синих футболок, в маршрутном листе изделия написано «Футболки. Яндекс». Зачем Яндексу столько футболок? Всей компанией, что ли, станут носить? Ткань дешевая – трикотаж с нулевым содержанием хлопка, с лица гладкая, с изнанки с напылением. Напыление это призвано сохранять тепло, а на самом деле оно будет способствовать лишь сильному потоотделению. Наверное, Яндекс решил этими футболками поощрять худших сотрудников.

Но это не просто футболки, а с выдумкой. Модельер разработал для них фигурный рукав, состоящий из двух половинок, белой и синей. Половинки эти состыковываются не ровно, а образуя тупой угол, низок рукава тоже оформлен в виде углов. Вот эти углы мне и дали вытачивать.

Боцманиха посмотрела мой рукав и говорит: «Делай строчку меньше». Выражение это бессмысленное. Можно сделать мельче стежок, можно уменьшить ширину шва (отступ от края до строчки), но саму строчку, вот это переплетение нитей на ткани, ты никак меньше не сделаешь. Уточнила у нее, что она имеет в виду. - «Будешь умничать, не сработаемся». Я сделала мельче стежок. Боцманиха разозлилась, села за мою машину и показала, как надо – оказывается, она имела в виду ширину шва. Словами же сказать нельзя. Ширина шва в трикотаже составляет от 0,7 до 0,5 мм. Обычно на производстве технические характеристики где-то указываются или хотя бы проговариваются вслух, но не у нас.

Дальше она перешла к таджичке, тоже новенькой. Стала кричать на нее, почему та не выделывает угол на рукаве, как следует? «Почему угол, как кишка»? Села показывать сама. Углы у бригадирши выходили не намного лучше. Они, конечно, больше похожи на углы, чем на кишку, но все равно очень страшные. Короткими негнущимися пальцами она прихватывает рукав, как будто собирается высморкаться в него, и никак нельзя понять, что же там, собственно, происходит. Виден лишь конечный результат, а он печальный. «Следи за руками», - говорит боцманиха таджичке, но и эта фраза бессмысленна.

Я поняла, в чем там проблема – она не дорезает надсечку. Чтобы обтачать хороший угол, ткань в месте поворота строчки необходимо надсекнуть – попросту разрезать. Разрезать ее надо, не доходя до самой строчки 1-1,5 мм. Расстояние это следует выдержать безупречно, потому что если будет больше 1,5 мм – угол не вывернется и останется «кишкой», если меньше 1 мм, в этом месте может образоваться маленькая дырочка, а поскольку трикотаж легко тянется, то со временем и большая дыра. Тебе эту футболку придется купить и сносить самой. Таджичка просто боится разрезать больше, чем нужно.

А бояться не надо. Достаточно в моменте поворота строчки упереться рассекателем (это инструмент типа ножниц одновременно похожий на щипцы) в иглу и сделать одно точное короткое движение. Игла служит естественным ограничителем, дальше которого рассекатель не пойдет, он не дорежет ровно 1,5 мм. Вот это все я бы показала своей коллеге, но только не на глазах у бригадирши. Вижу, как в остервенении она пытается объяснить таджичке что-то словами, но та плохо ее понимает.

Что там говорить, я сама ее не понимаю, как будто говорим мы не на одном языке. С самого утра, еще до того, как сесть за работу, боцманиха пыталась научить меня, как задавать программу, чтобы машина сама делала закрепки. Программа состоит из двух кнопок – я ее не освоила! Я катастрофически не понимаю речи своей начальницы. Даже не берусь описать наш диалог, потому что весь он состоял из междометий, восклицаний и немых вопросительных знаков.

- Поняла? - спросила она меня в конце.
- Нет.
- А телефоном ты пользоваться умеешь?

В глазах ее я заметила что-то вроде классовой ненависти.


Кассирша из "Магнита"
С ленточкой
julija_welboy
У нас в коммунальной квартире опять кавардак. Догадайтесь, почему? Шерше ля фам.

Долго наши парни выбирали себе соседку, и наконец-то выбрали. Бывает, женщина выглядит молодо, присмотришься, - а она старая. А есть наоборот: смотришь – старая, а присмотришься – она молодая. Вот второе – про нашу новую жилицу.

Как бы описать женщину сорока лет… Она уставшая – это главное в ее облике. Она недостаточно спит, и это делает ее кожу несвежей, она попивает – и от этого оплывают черты лица, она много курит, отчего голос ее становится рваным и сиплым. Она ходит по дому в старом халате, а под него зачем-то поддевает спортивные штаны. Даже в тридцатиградусную жару она в них.

Когда я встретила Свету в первый раз у нас на кухне, я ее так и увидела. А потом поняла, что взгляд мой слишком критичен. Мужчины смотрят по-другому. Судя по тому, как охотно наши парни выпивают с ней и принимают в свой круг, они видят ее природную худобу, подтянутый овал лица без второго подбородка и обвисших щек, светлые волосы и большие зеленые глаза.

Чей взгляд более верный?

По вечерам Света развешивает на сушилку для полотенец свои потные носки. Здесь же, под сушилкой, стоит стиральная машина. У Светы комната с балконом, где есть натянутые веревки. Постирать и высушить носки можно так, что этого никто не заметит, но не это ее цель. Мне кажется, цель Светы – сделать так, чтобы ни малейший кусочек ее жизни не прошел для нас незамеченным.

[Spoiler (click to open)]
После ужина Света бросает на кухне посуду с объедками. Объедки она счищает в раковину, сток забивается, и всю ночь в раковине стоит помойная вода. Убирать ей некогда, ведь она очень устает – работает в "Магните" кассиром. Впрочем, все это такие мелочи по сравнению с тем, что Света держит двух кошек, и блохи от них пошли по всей квартире. Кошачьи миски она моет в той же раковине и теми же тряпками, что и человеческую посуду. А иногда, не помыв, просто ставит миски на обеденный стол, насыпает своим кошками еды и уносит в комнату.

Сказать ей что-то по этому поводу я не вижу возможности, разве что максимально изолировать свою посуду и не есть за общим столом. Но от блох все равно никуда не денешься, да и от носков тоже.

Кроме двух кошек у нее есть еще сын лет 17-ти. Жил с ней, а потом куда-то исчез. Вместо него появился еще один, на вид, как сын, но держится не по-сыновнему. По вечерам они прогуливаются, держась за руки, чему-то смеются - я встретила их, возвращаясь с работы. Сын-2 застенчивый и худенький, не афиширует свое здесь пребывание. Только выйдет на кухню чаю вскипятить или в туалет и сразу юркнет в комнату. Вид у него такой, будто все существо его висит на волоске.

В один вечер Света пришла с работы, и он был дома. Она зачем-то стала выпивать с парнями на кухне, в то время как Сын-2 сидел в ее комнате совершенно трезвый. Парни наши к тому времени вернулись с шашлыков на бровях (я открывала им дверь, они даже ключом в скважину попасть не могли), поспали, немного протрезвели и накатили по-новой. Весь стол был уставлен бутылками с водкой. Я не пойму, они сразу из всех, что ли, пьют? Стояла еще бутылка коньяка, а в холодильнике много-много пива. Всё было так мирно и по-добрососедски.

Около 12-ти ночи я собралась идти в душ. Иду я, замотанная в полотенце, и вижу картину: на перекрестке, там где коридор расходится на туалет и кухню, стоит наш волосатый и Света со своим пареньком. Волосатый всей пятерней пытается схватить его за лицо и рычит: «Ты мусорскОй, да? Ты мусорскОй»? Глаза налиты кровью. На парне лица нет, но он не может бросить свою женщину и сбежать. Я спросила у Светы, что случилось. Оказывается, волосатый напился и начал стучать к ней в комнату, а парень сказал: «Прекратите стучать, иначе я вызову полицию».

Полиция здесь никому не выгодна, и мне в том числе – я живу без регистрации. Они хоть граждане РФ, а я иностранка, и меня в 24 часа вон из страны с запретом на въезд. Я попросила Свету уйти к себе в комнату и увести за собой парня, иначе волосатый не уймется. Она же, наоборот, стала его подзужживать, выкрикивая что-то язвительное. Я пошла в мужскую комнату и сказала: «Заберите Романа, иначе здесь будет полиция»! Парни лежали на кроватях полупьяные, но при слове полиция как будто протрезвели.

Дело в том, что все они сидельцы, и полиция им невыгодна еще больше, чем мне. Один из них вернулся из тюрьмы три недели назад, он у нас новенький. Парни стали уламывать (и в прямом и переносном смысле) Романа, но он только больше зверел. Я пошла в душ.

Когда я вернулась, все уже стихло. Ночью я проснулась от какого-то постукивания. Вышла в коридор: тот, который из тюрьмы вернулся, стучит в Светину дверь рукояткой ножа. Нож кухонный, большой, мы им хлеб нарезаем. Внутри комнаты слышу голос Романа, он по-прежнему рычит, но уже лениво, как будто устал. Утром я узнала, что они вломились в комнату Светы, барагозили там, а в 4 часа выгнали ее парня из дома – подняли с постели и швырнули за порог.

Они сами рассказали мне это, причем совершенно не стесняясь своего поступка, хохоча и вспоминая подробности. Им было так смешно. Как он не ожидал их прихода, как испугался, а потом летел, полуодетый, с лестницы. «А Света что»? - спросила я. «Легла спать».

Легла спать. Света спала до обеда, и Роман снова принялся стучаться к ней. Так и не дождавшись ответа, он выбил ей дверь.

Позвали хозяйку, она пришла с мужем, начали разбираться. Все вышли в общий коридор, поднялся шум, пошли угрозы. «Ты кто такой по жизни? – сказали парни хозяину - А ну пойдем, поговорим», - и увели его на кухню. «Ты переспала с Романом? – закричала хозяйка на Свету, - Признайся, ты спала с ним»?! Потом я услышала свое имя – кажется, у меня хотели взять свидетельские показания. Я закрылась на замок и решила ни за что не выходить.

Коты разбежались из открытой настежь комнаты, мяукали по всей квартире, голодные. Когда хозяева ушли, я приоткрыла дверь: в просвете коридора стояли Света с Романом, лицом к лицу, как в кинофильме, и что-то шептали друг другу.

Ничего личного
С ленточкой
julija_welboy
Я все-таки вышла сегодня на работу, потому что нам обещали дать по 5 тыс. за май. Поднимаюсь на рецепцию, а там две девушки. Я поясню: мы работаем по двое. Но их и так уже двое. Догадаетесь, кто из нас лишний?

- Меня что, уже уволили? – спрашиваю, подходя.
Девочки замялись:
- Да нет, почему ты так решила, это просто Паша смены не согласовал. Может, кого-то из нас сейчас отправят домой…
- Ты считаешь, нам троим оплатят этот день?
- Да чего ты Юля прям так с утра…

Я и сама чувствую, что вызверяюсь, а девчонки-то не при чем.

Кое-как до часу дня дотянула. Пришел Паша, но с ним разговаривать бессмысленно. Пишу управляющему:

- Не ожидала от Вас такой подлости.
[Spoiler (click to open)]
Он:
- Что случилось?
- Если увольняете, хотя бы деньги заплатите.

Через двадцать минут прибежал испуганный Паша:

- Юля, давай поговорим!

Ну надо же. Вот и поговорить со мной захотелось. Отошли мы с ним в кафе, сели за столик.

- Юля, ты не подумай, ничего личного, просто у тебя украинский паспорт, а мы этого сейчас не можем себе позволить. Дело не в тебе, но если зайдут проверят ваши документы мы попадем на большие штрафы. Я не знал, когда пришел, что ты гражданка Украины, Кристина принимала тебя, а теперь у нас ситуация безвыходная…

Умом-то я понимаю, но мне хочется перекусить ему горло. Наверное, он что-то такое почуял, потому что заерзал на своем стуле, как червяк на игле.

Нет зрелища более жалкого, чем хитрый человек, который мнит себя утонченным, и разговор свой корявый, дуболомный пытается выдать за дипломатическую речь.

- А деньги? – спрашиваю я, когда он заткнулся.
- Ну… как всем. За май в начале следующего месяца, а за июнь в августе.

На всякий случай я сообщила ему, что:
1. Я сняла клиентскую базу с личными данными людей, которые подтвердят, что я их обслуживала.
2. Я сняла видео, как я общаюсь с клиентами.
3. Я сняла видео, как я общаюсь с сотрудниками.
4. Я сохранила чат в воцапе, где мы обсуждаем рабочие вопросы.
5. Я человек злой.

Последнее он и сам понял. Сказал: «Деньги будут. Если не хочешь, можешь не дорабатывать этот день, иди домой, я тебе его засчитаю».

Как вы думаете, не совсем они подлецы?

А это фоточка с места события.


Я знал, что будет плохо, но не знал, что так скоро (с)
С ленточкой
julija_welboy
Подошла к управляющему спросить насчет зарплаты – он не в курсе. Ну это вкратце содержание его речи, а так-то он много слов произнес. И смотрел такими мягкими проникающими глазами, как будто все-все обо мне знает, каждую пичальку мою понял, каждую обидку принял, взлелеял и около своего сердечка сложил. Прям как я смотрю на посетителей, когда они просят полотенце.

Даже возмутиться не получилось. У него такая интеллигентная манера разговора, что возмущения мои из горла нейдут. Как я их подготовила, так они там и остались, непроизнесенные. Вот это управленец, я понимаю, вот это работа с персоналом. Ему бы не нашей дырой, а приличной сетью руководить. Как жаль, что его искусные речи на хлеб не намажешь и в кошелек не положишь.

К нам приняли новую девушку-стажера, она москвичка. Родители ее умерли и оставили квартиру в старинном доме с высокими потолками. Дом из тех, где стены в руку толщиной, как крепость. Квартиру Аня делит с бабушкой, братом, женой брата и мужем. Он такой юный, на мальчишку похож (я была у них, Аня нас познакомила). Спрашиваю: чего ты на эту работу подалась, для понаехов? Ты знаешь, что здесь денег не платят? Но она пока решила работать.

Так вот, вызвала она меня на улицу «покурить» и говорит:

– Юля, мне Лиля сказала, что Паша сказал, что будет тебя увольнять.
[Spoiler (click to open)]– Это он Лиле сказал?
– Нет, не Лиле. Но Лиля слышала и мне сказала. Только просила тебе не передавать, потому что если Паша узнает, что от Лили вышло, то Лиле ничего не заплатят.
– А так заплатят?
– Да, пообещали в августе…
– Понятно. А за что?
– Не знаю. Но сказал, что тебя здесь не будет. Лиля переживает. Говорит, как Юлю жалко. Она ведь ходит, ни о чем не догадывается, улыбается, разговаривает с нами... а сказать ей нельзя.


«Как Юлю жалко». На улице я еще как-то держалась, и пока в лифте ехала, а как поднялась на этаж и увидела наш клуб, стойку рецепции, у меня от бешенства в глазах потемнело. Бармен что-то сказал мне, проходя, я на него рявкнула. И никому ведь здесь не расскажешь, пар не выпустишь.

Поехала я на следующий день в Инспекцию по труду. Там девушка молодая консультант. Беседовали мы минут пять, она сказала, что дело мое безнадежное, денег я не добьюсь и лучше мне просто уйти из той компании, которой я даже юрлица не знаю, и больше никогда так не попадать. В связи с этим я хочу просить вас, друзья: не могли бы вы мне помочь деньгами, кто может? Мой номер карты Сбербанка

4817 7601 9226 0085

24-го платить за квартиру, а у меня на счету 5 тыс.

А тот рабочий день закончился плохо. Доработали мы смену, ну и я вместе со всеми, скрипя зубами. В 10 часов вечера пришел ночной администратор, Миша. Он на фортепиано играет, окончил музыкальную школу, сейчас самостоятельно учится на скрипке. В балетном зале у нас стоит пианино, Миша нам играл – свои произведения.

И в этот же момент пришел посетитель – нудный парень. Через день является и мозги компостирует. Да, есть за что. У нас тараканы раньше только в раздевалке бегали, а теперь дошли до рецепции. Ходят среди бела дня по полу – хорошо еще, не по столу. Мы их давим, но толку мало.

Ну и начал он за тараканов, за полотенца, за туалетную бумагу, - за все то, что нам оскомину набило, и над чем мы не властны. Посетитель этот не просто нудный, а нудно-агрессивный. Говорит он долго и вроде спокойно, но как-то сквозь зубы, будто сейчас плюнет в тебя. Бровью дергает, кадыком играет. Он раньше на меня попадал, и мне удавалось его успокаивать.

А тут Миша. Миша стал ему отвечать не как мы, девочки, а как мужчина мужчине. Без наезда, но жестковато. Адекватно отвечал, на мой взгляд, как следовало. А может, сыграло роль то, что рядом были девушки, и ему неловко было стоять и обтекать. После слов «не клуб, а говно», «в глаза мне смотри» и еще нескольких оскорбительных выражений, Миша сказал: «Ты свободен, тренировка сегодня пройдет без тебя». Посетитель размахнулся и ударил Мишу по лицу.


Игроки
С ленточкой
julija_welboy
Был у меня еще опыт трудоустройства. До того, как я попала в этот клуб, я пробовала работать в другом клубе, букмекерском, на должности кассира. Я подумала, если я в кафе за кассой стояла, то и там тоже смогу.

Это известный клуб в Москве, все его знают, отделения открыты на каждом углу. Заходишь – даже в самый яркий полдень здесь полумрак. Свет дают лишь экраны телевизоров, развешанные по стенам, и игровые терминалы. Точечные светильники на потолке как звездочки. Из этой полутьмы на тебя взглядывают редкие лица – преимущественно, мужские. За все дни, которые я там провела, мне пришлось наблюдать всего пару женщин-игроков.

C первого взгляда в них легко угадывается несчастье: они чего-то ищут в этой жизни, и никак не могут найти. Их цель не мужчины; каждая как будто нарочно старается выглядеть невзрачно, блёкло и запущенно, в этом женщины соревнуются друг с другом. Иссохшие щеки, собранные складочками веки, а между век что-то бесцветное, мутноватое – их глаза. Это не зрачки, а тоскливая жижа, вытекающая в мир. Я представляла себе, что у игроков глаза должны быть горящие, с искоркой безумия и страсти, а они вот такие.

[Spoiler (click to open)]
Они не смотрят по сторонам, и было бы странно, если бы этот загнанный взгляд устремился вдруг на мужчину в зале. Молча подходят женщины к кассе и делают ставку, какую-нибудь простую, незаморочную. Не помню, чтобы кому-нибудь из них выплачивали выигрыш. Вблизи я вижу полное отсутствие косметики, или такой макияж, который набавляет ей лет десять. Наверное, так она красилась в юности, когда хотела выглядеть взрослее, и до сих пор продолжает мысленно жить в той прекрасной поре.

Девушки-кассиры встречают их по-доброму – мне показалось даже, с ноткой сочувствия. С другими игроками они могут и поругаться, и нагрубить, а женщинам – никогда. Это лежачие, которых не бьют.

В своем праве здесь только мужчины, это их территория. Жалко выглядят лишь молодые таджики, которых гонят прочь, а они просачиваются. Те, которые не говорят по-русски, обводят кружком название команды, на которую желают поставить, и просовывают в окошечко деньги, 200-300 рублей. Сначала таджиков отшивали, а потом стали перекидывать на меня, чтобы я на них тренировалась.

Они подходят безмолвно, смотрят покорно. Если что-то сделаешь не так, не выкатывают претензий, а становятся еще более покорными, как будто теперь их отшила не кассирша, а сама судьба. Сидят стайкой за одним терминалом, перешептываются – тише воды, ниже травы. Через некоторое время замечаю, что они меня водят за нос.

Вернее, заметила это не я, а старший кассир. Таджики по очереди подходили делать ставки, а когда Вера посмотрела на список паспортов (отображается в программе) – там был один номер на всех. Т.е. они пускали по кругу чей-то паспорт, а я не заметила. Надо было сверять фотографию с лицом, ну я и сверяла: смуглый? черноглазый? скуластый? Попробуй скажи, что не он.

Как Вера ругала их! Ответственность за подлог паспорта несем мы. Так и осталось непонятным, чей это паспорт. Таджиков выгнали взашей и пригрозили полицией. Но на следующий день снова потянулась вереница смуглых, безмолвных, покорно глядящих в глаза судьбы.

Потом мне дали старичка, Василия Ивановича. Никто не хотел его обслуживать, потому что возни с ним много, а толку ноль. Толк – это чаевые с выигрыша. Василий Иванович ставит помалу, и только на сильную позицию, за которую дают самый крохотный коэффициент; ну и выигрывает помалу, если выигрывает. Здесь, как нигде, любят успешных.

Приход Василия Ивановича предваряется запахом. В конторку к нам начинает просачиваться дух тлена и заброшенности, как будто в клуб ступил не живой человек, а тот, всенародно известный и умерший 100 лет назад Василий Иванович. Восстал из гроба и решил посмотреть на потомков, за которых кровь проливал. От отчаяния начал играть.

В свои 80 лет он одет в футболку кислотного цвета с «пумой» на груди. Ручечки тоненькие – обвисшая кожа на кости, но лицо еще хранит следы воли. С симпатичными женщинами сух и никогда не прощает ошибок. «Не надо мне ее», - сказал Василий Иванович, увидев меня в окошке кассы. Он хотел попасть к опытной кассирше, боялся, что я не справлюсь. «Другие заняты», - отрезала ему Вера.

Но не потому я ушла, что вышли какие-то неприятности.

Все хотят обслуживать дорогих клиентов, одна я не хочу. Мне бы Василия Ивановича или таджиков, и чаевых не надо. А тут пришли двое с вороватыми лицами, суют деньги в окошко: «Триста тысяч на победу N». Я начала прокатывать каждую купюру на детекторе валют, там было по 5 тыс. «Что ты их катаешь! – говорит Вера, - делай ставку, игра зайдет в лайф»! Игра зайдет в лайф – это значит, игра начнется, и там уже будут совсем другие возможности пари и другие коэффициенты. Если делают ставку перед самой игрой, счет идет иногда на секунды. Клиент нервничает, я психую.

Я не хочу принимать эти 300 тыс. вот так, глянув на них одним глазком. Другие кассирши умеют как-то, они здесь натасканные, как собаки на героин. Фальшивые или нет – нюхом чуют. Она возьмет пачку в руки, слегка сожмет ее, пролистнет купюры, как книжные странички, и кидает в кассу. За мгновенье она увидит невидимые знаки, разглядит степени защиты, которые не все специалисты без лупы разглядят, и сделает ставку ровно к началу игры. А я? Уже то хорошо, что досчиталась: в пачке было не 300 тысяч, а 290.

За прием фальшивок отвечает тот кассир, который принял купюры, а их, бывает, и пересчитать толком некогда. Я думаю, здесь есть свои кидалы, просто о них мне пока не рассказывали, чтобы не отпугивать. Смена длится с утра до утра. Сутки без сна – но ты должна соображать с предельной ясностью, чтобы не попасть на деньги. Пересчет кассы каждые три часа.

Еду я на работу и вижу себя должницей тысяч на сто, мой паспорт в розыске, а сама я бежала на Украину, откуда выдачи нет. И в Россию возврата больше нет. Не успела я досмотреть эту тревожную короткометражку, как понимаю – реальность подготовила что-то поинтересней. Я уже не иду, а лечу, вниз по каменным ступеням там, где станция Курская переходит с кольцевой на Арбатско-Покровскую. Слава Богу, хватило ума не группироваться, чтобы не лететь кубарем, а распрямиться всем телом и скользить, словно досточка. Падать хотя бы умею. Изнутри меня идет какой-то звук, типа сирены – наверное, это организм посылает сигнал SOS.

Долетела я до самого низа, люди ко мне подбежали – а я ничего, целехонька. Только присыпана густым слоем пыли с одной стороны. Потом на всей левой части тела проступили синяки, и левая рука, чувствую, обвисла – растянулся плечевой сустав.

Ну не дурной ли знак?


Деньги
С ленточкой
julija_welboy
Деньги нам обещали платить два раза в месяц: с 5-го по 10-е (аванс) и с 20-го по 30-е (зарплата). Прошел май, о зарплате ни гу-гу. 10-е число июня минуло – тишина. Сидим в тренерской, обсуждаем дела наши скорбные. (Здесь же душевые, и я не сразу привыкла, что в любой момент из-за шкафчиков может появиться атлет в полотенце). Из разговора понимаю, что одному из атлетов задолжали в этом клубе 60 тыс., другому – около того…

Новенький тренер, А., вскакивает с лавочки и начинает нервно ходить. «А разговор был совсем другой! – кричит он, - когда на работу принимали. Они что думают, если я в хостеле живу, со мной так можно»?! Когда такое тело резко движется перед тобой, становится как-то неуютно. «Они что думают»?!

Перед этим А. сидел и кушал курочку с кашей. Хороший такой кусок – полкурицы, наверное, было в его лоханке. Эту гору мышц надо ведь чем-то питать. Нет денег – нет курицы – нет мышц – нет работы. Все просто.

А. одевается, на ходу бормоча, что сейчас он едет к серьезным ребятам и будет решать вопрос там. «Я же в N работал», - бросает он другим тренерам, те понимающе кивают. Через полминуты его уже нет с нами, только слышно из коридора: «Думают, если я в хостеле живу…». Расходимся каждый на свою рабочую зону.

[Spoiler (click to open)]
Мне нравится здешний распорядок. Нет жестких ритмов, обедать можно, когда хочешь, можно пить кофе в течение дня, выходить в магазин. На рецепции мы не обязаны постоянно стоять. Если нет клиентов, мы присаживаемся на высокие стульчики, типа барных, только со спинкой, и отдыхаем. В такие моменты девочки сидят в телефонах, а я читаю с компьютера ЖЖ. Передо мной большой экран, очень удобно. Бармен говорит, проходя: «Не делай такое умное лицо».

Через пару часов тот, который в хостеле живет, снова здесь. Он подходит к окошечку кассы и получает свою зарплату. А мы чувствуем себя дураками. Ну я лично чувствую – не знаю, как другие. Спрашиваю у Алины: «Что нам обещают вообще»? Она как приближенная к Паше должна быть в курсе. «Я еще за март не получила», - отвечает Алина, но говорит так спокойно, как будто вопрос денег ее не касается. Не знаю, правда ли это, но в любом случае, это плохие новости.

Недавно у Алины с клиентом вышел страшный скандал. Мужчина кричал, что ей здесь не работать, что он добьется ее увольнения или прибьет. Обзывал ее, матерился. Все это прямо на рецепции при скоплении народа. Конечно, он был неправ и даже неадекватен, но зачем она заставляла его фотографироваться? Мы не имеем права никого принуждать – только предлагать. Формально Алина была права, ничего лишнего она ему не сказала, но разговор строился так, будто мужик попал в полицейский участок.

Началось разбирательство, вызвали Пашу, он сказал, что Алина молодец, отстояла честь клуба. Теперь Алина чморит клиентов на законном основании. Да и законы поменялись в сторону ужесточения: штрафовать за утерянные карты будут не только админов, но и клиентов. Одна карта – полторы тысячи. Ко мне подошел парень и говорит: «А я карточку потерял.. что мне будет? Там, вроде, штраф..» - «Идите в отдел продаж, - шепчу ему, - и скажите: карта утеряна на рецепции.» – «А что, так можно»? – «Можно. Только стойте на своем».

Если к Алине подходит клиент и говорит, что забыл карту дома, она отсылает его домой. Он показывает паспорт, права, студенческий – нет. Домой, за картой. Это тоже новые правила.

А я всех пропускаю (конечно, если Алина не видит). Смотрю в базе, если у человека оплачен договор, и он действителен, отмечаю его в электронной карточке и говорю «проходите». Зачем мурыжить людей? В раздевалках тараканы, в туалетах нет бумаги, в банном комплексе такая вонища от сгнившего дерева, что еще на подходе к нему у меня начинаются рвотные позывы, не говоря уже о поломанном кондиционере в кардиозоне (в кардиозоне!) и половине неработающего сервиса. За это все мы налагаем на клиента штрафы и обращаемся с ним, как в зоне строгого режима.

За поблажки, которые я делаю посетителям, меня давно уже положено уволить – я наношу вред клубу, в том числе финансовый. Хотя на самом деле я сохраняю этому клубу клиентов. Это не мой бизнес и не мои деньги, просто мне обидно за людей. Никому они на самом деле не нужны, хоть каждый день нам долбят о клиентоориентированности.

Приехал управляющий, привез стопочку листочков А4 – правила, как мы должны обращаться с клиентами. Я процитирую немного:

«Психология и типология поведения посетителей клуба. Как выстроить успешную коммуникацию с каждым? Перцептивное поведение – это стремление справиться с информационной перегрузкой благодаря перцептивной категоризации, в результате которой многообразие воздействующей информации классифицируется, упрощается и может привести как к более ясному пониманию оцениваемого…»

Это мы должны выучить и в конце месяца сдавать Паше экзамен. Кто не сдаст, тот не будет допущен к работе. Я знала, что управляющий приедет, и хотела поговорить с ним насчет нашей зарплаты, но когда получила на руки этот талмуд, поняла, что руководство в неадеквате, и разговаривать здесь не с кем.


Хохол хохла да не обдурит
С ленточкой
julija_welboy
Вот уж действительно не знаешь, какой начальник хуже: дурак или умный. То была Кристина, а теперь прислали нового менеджера – Пашу. В первый свой рабочий день он пришел в клуб в желто-голубой куртке, с желто-голубым рюкзаком за плечами, и в очках с желто-голубой оправой. Надо объяснять, откуда этот талантливый управленец прибыл?

Я все-таки потихоньку выяснила, и мои догадки подтвердились. А выяснила я у девушки, которую он привел с собой. Очень красивая блондинка, такую хоть накрась, хоть не крась, прямо сейчас к встрече президента готова, даже без каблуков. Теперь мы с ней работаем в паре, Лилию от меня забрали.

Алина (моя новая напарница) говорит, что работала до этого в клубе на одной из окраинных станций метро. До работы ей было идти пешком 7 минут, а сейчас просыпайся в 7 утра и езжай через всю Москву. «Зачем же ты рассчиталась»? – спросила я. – «Потому что Паша уволился. Он мне предложил сюда. И все ушли за ним, никто не захотел с новым менеджером работать». «А где эти все? – хотела спросить я, - они вот так в безработные и подались»?

Ей 20 лет, она ищет работу модели – и это правильно, с такой внешностью здесь нечего делать. Алина хорошая девушка и еще не научилась складно врать. Достает из сумки сигареты, отпрашивается: я покурить. Уходит через двери, а возвращается почему-то из кабинета Паши – через полчаса. Друг с другом они ведут себя, как друзья: на обед ходят вместе, воду пьют из одной бутылки. Его рабочий день оканчивается в восемь, но он ждет ее до десяти, чтобы вместе ехать домой.

[Spoiler (click to open)]
При виде Алины Паша много улыбается, но спокойно, без азарта, не так, как улыбаются девушке, которую хотят завоевать и о которой переживают. Он ходит по клубу вихлявой походкой, в штанах со спущенной мотнёй. Мне кажется, такие брюки все относили лет 10 назад, или мода вернулась? Всегда задавалась вопросом, что символизирует вот этот излишек ткани между ногами. С точки зрения какой концепции его рассматривать, чтобы понять красоту? Или это вещь в себе? Непостижимая для разума простого обывателя.

Поверх брюк у Паши футболка навыпуск, поверх футболки – расстегнутая клетчатая рубашка. Клочочек волос на лице – бородка интеллигента (или просто борода не растет?).

В первый же день Паша собрал нас всех на собрание и сказал: «Даже не вздумайте меня дурить. Я проработал админом 5 лет, я наебывал менеджеров, как хотел, но вы меня не наебете. Если только я узнаю, что кто-то мутит за моей спиной, прощайтесь с работой. – потом еще немного подумал и добавил: - И это.. кто вздумает говниться, ну разговоры там, что работа хуйня, начальство пидорасы, лучше сразу увольняйтесь. Узнаю – уволю. А я узнаю».

Вот такой он, человек со спущенными штанами.

Я сначала подумала: в чем мутки? В чем таком мы можем мутить, зачем нам от него что-то скрывать? Ведь мы не имеем дела с наличностью, все оплаты проходят через отдел продаж, мы как админы только считываем карты и списываем тренировки, следим за чистотой и технической исправностью помещений. В чем и зачем тут можно обманывать?

Но когда Паша объявил список и размеры штрафов, которые он вводит с сегодняшнего числа, до меня дошло. Здесь были в том числе штрафы за утерянные карты, если они потерялись по вине админа. Я вспомнила, сколько карт я посеяла по запаре в тот день, когда работала одна… это выходило на сумму моего аванса. Оставались и другие мелочи, которые могли мне боком выйти, но основное – карты. Надо было срочно зайти в базу и вывести утерянные карты задним числом. Я знала, что это делается как-то, но не знала, как.

У Алины спросить было нельзя, да и как при ней лазить в компьютере? Я дождалась, пока она отвлечется на клиента, и нагло зашла в базу. Всегда себя считала средненьким пользователем, таким и остаюсь, но тут – о чудо – необъяснимое мгновенное понимание, что делать и как. Инсайд. Если сейчас меня попросить выполнить то же самое, я не смогу. Вывела карты, все окна позакрывала, сижу, руки дрожат. Взяла в руки телефон, чтобы было незаметно.

Слышу, клиентка говорит как раз об утерянной карте. Подошел Паша. «Что? Когда потеряли? Администратор? Cейчас посмотрим.. - открывает базу. - Да, нет, это было не в тот день, а раньше. Вы точно помните? Кто, вот эта девушка»? Я даже не смотрю на них, будто меня это не касается.

Никогда мне не удавалось держать покерфейс. Мое лицо очень красноречиво, оно говорит все и сразу. Я знаю это о себе, и бессмысленно что-то скрывать. Поэтому единственный для меня выход – как-то прятать лицо, утаивать взгляд.

- Юля.
- А.
- Ты помнишь эту девушку?
- Ммм…

Я не отрицаю и не соглашаюсь. Я работаю здесь недавно, еще не запомнила всех. Дальше отвечаю односложно, не отрывая глаз от телефона. Пальцы мои прыгают от страха, и, чтобы скрыть это, я делаю ими движения, как будто что-то пишу. Суть разговора плохо улавливаю, понимаю только, что Паша идет на попятный, он не хочет устраивать разбирательство, показывая перед клиентом, что у нас тут бардак и черт ногу сломит. Как всё замялось, даже не помню – кажется, я была в полуобмороке.


Аэлита. Окончание
С ленточкой
julija_welboy
Мне выслали фотографию президента. «Запомни его лицо, - сказала Кристина, - когда он зайдет, ты улыбнись ему и скажи: добрый день, Иван Иванович! Сможешь? Узнаешь его»? (Вспоминаю Серафиму). Я ответила, что постараюсь. Неужели Иван Иванович так любит лесть и подхалимство? И ему действительно есть дело до моих ресниц?

Начала прибывать свита – мужчины в деловых костюмах и без. Некоторые расселись по диванам и креслам, другие расхаживали по рецепции, как будто ожидая сеанса кино. Один, в самом дальнем углу заскучал, он показал мне пачку сигарет и слегка кивнул на дверь. Я покачала головой.

Сказали, что Иван Иванович приедет с двумя спутницами – Елизаветой и Марианной. И правда, в дверь впорхнули две дивы в летящих одеждах. Роста девушки были модельного, у одной я успела рассмотреть татуировку – надпись китайскими иероглифами вдоль спины. На ней был комбинезон из шифона: спина открыта почти до талии, ее обрамляет вырез-хомут. Такой вырез не прилегает, а мягко падает наподобие шторки-маркизы, приоткрывая для наблюдателя заповедные уголки женского тела.[Spoiler (click to open)] Кто это была, Елизавета или Марианна? Только Иван Иванович с ними не приехал.


Сколько тревог из-за одного человека! Часа четыре мы провели в томительном ожидании, все устали. Я изучила лицо Иван Ивановича до мельчайшего прыщичка, да только разгляжу ли его с порога? Здесь у нас есть кафе и бар, первыми туда удалились девицы, за ними потянулись остальные. Менеджер Кристина вышла на лестничную площадку и замерла у большого окна. Минут сорок я наблюдала за ней через стеклянную дверь: половину этого времени она провела, глядя на улицу, а половину - в зеркало напротив лифта.

Есть девушки не толстые, но какие-то обвисшие. Начиная с обвисшего выражения лица, в них обвисает всё: кофточка на боках берется складками, брюки на попе висят пустым мешочком, даже бейджик на груди наклонился, как будто сейчас отпадет. Части тела у них находятся как бы не на своем месте. Видимо, догадываясь об этом эффекте, Кристина носит черную одежду свободного покроя, но это мало помогает. Непонятно, что делать с такими фигурами, как их упаковать, чтобы сделать немного бодрей. Может, отрастить волосы и распустить их до талии, чтобы они отвлекали внимание на себя? Это Кристина и сделала.

В конце концов и она утомилась и скрылась в своем кабинете.

А Иван Иванович появился незаметно. Когда свиту разморило от чая и кофе, который пили уже по третьему кругу, а я перестала смотреть на дверь, передо мной возник человек в костюме, как у Путина. Я только успела глаза поднять, он коротко кивнул и исчез. Ко мне подбежала испуганная Кристина: «Ты узнала его? Ты поздоровалась?? Ты ему улыбнулась???». Я ее успокоила. Конечно, Кристина, все пошло по задуманному тобой плану - он ведь такой дурак, только и думает, как бы соответствовать сценарию, который ему здесь написали.

Иван Иванович пренебрёг специально подготовленным диванчиком в кафе. После обхода клуба он сел на рецепции в уголке и углубился в телефон. Один, никого с ним рядом не было. Тут как начался наплыв посетителей – люди идут нескончаемым потоком, будто их прорвало. И через одного - вопросы:

- Горячую воду дали?
- Бассейн когда заработает?
- Что, опять сауна закрыта?
- Полотенца так и не привезли?
- Когда вы зальете гель в душевые?
- Мне снова футболкой вытираться?
- Почему не работает салон красоты?
- Позовите администратора!
- Я администратор.
- Объясните мне причину, почему нет полотенец! Неделю назад вы говорили, что через неделю. Теперь опять через неделю. Неубедительно звучит! За что я плачу свои деньги?

Таким посетителям лучше ничего не объяснять, просто слушать. Они выговорятся, устанут и умолкнут сами. Но этот парень не унимался.

- Нет, выйдите, пожалуйста, из-за компьютера, дайте я вас сфотографирую.. Аэлита. Ничего личного, просто мне надоело. Пусть ваше руководство знает, как вы выполняете свои обязанности.

Меня фотографируют, и в этот момент я начинаю хохотать - наверное, нервы. Я стою здесь бессменно семь часов без глотка воды и еды, и без возможности выйти в туалет. Народу все прибывает, очередь выстроилась до того самого дивана, где сидит президент, а я уже уписиваюсь, крутясь на одной ноге между компьютером и ячейками с ключами.

Я хохочу, парень на секунду застывает с телефоном в руке. Его догадка подтвердилась – я издеваюсь. Гневно забирает ключи от шкафчика и уходит.

Что я им скажу? У меня даже мешков мусорных нет.

Когда президент уехал, обо мне забыли. Управляющий уехал вместе с ним, а Кристина просто ушла домой, даже не потрудилась распорядиться, чтобы мою напарницу, Лилию, вернули из бухгалтерии на место. Я сама вызвонила ее за час до окончания смены и попросила прийти заменить меня. Всего я так простояла 11 часов.

На следующее утро я узнала, что Кристину уволили.


Аэлита
С ленточкой
julija_welboy
Меня зовут Аэлита. Бейджика с именем Юлия не нашлось, и мне выдали этот. Люди привыкли, да и я не против, отзываюсь. Только моя начальница и напарница знают, что я Юля. Управляющий подошел ко мне и говорит: "Аэлита…" - "Меня зовут Юлия." – "Вот как"? – "Да, бейджика не было". - "А"! - он улыбчиво кивнул.

Управляющий у нас новенький, как и я. Здесь все новенькие: у нашей точки поменялся владелец, он заменил весь руководящий состав, включая администраторов на рецепции, одним из которых являюсь я. Управляющий – милый юноша лет 25-ти, деликатный, светленький. Впрочем, насчет его лет я не уверена – мужчины в Москве так молодо выглядят, сколько раз я ошибалась. Вроде, смотришь, парень молодой, а ему уже далеко за 30-ть. Его зовут Андрей, мы довольно приятно побеседовали.

[Spoiler (click to open)]
Я вижу, что Андрей не нравится Кристине (моя начальница). Стоя чуть в стороне, она кисло оглядывает его худенькую талию, по-солдатски перетянутую ремнем, заправленную в брюки рубашку, застегнутую до самой последней пуговички. Тридцатилетних девушек обычно не впечатляют такие пареньки. Слишком мало в них лоска и жира, накопленного жизнью в достатке и сытости, не чувствуется породы, как у дорогой собаки, шерстка не блестит; в походке нет пружинистой расслабленности, характерной для человека с высоким статусом, - одним словом, от них не идет запаха денег. 

– Что тебе говорил этот чудик? – спрашивает Кристина, когда управляющий отошел.
– Ничего, мы просто познакомились.
– Просто познакомились?
– Он спросил, как мне работается, как настроение.
– И всё?
– Да.
– Почему ты такая напряженная?

«Этот чудик» - наш общий руководитель, и каким бы нелепым он тебе ни казался, обсуждать его я считаю неуместным. Может еще, вместе похихикаем над ним»? -   конечно, я это только подумала, но не сказала. Одернуть свою начальницу – все равно что подписать себе заявление об увольнении. Кристина, прищурившись, следит, как управляющий ходит между зоной рецепции и кафе.

Он волнуется, и есть отчего. Сегодня с утра грянуло: к нам едет президент клуба. Мне вспомнился кадр из фильма, где крестьянка в платочке просовывает голову в дверь, кричит, что есть силы: «Едууут!» и в доме поднимается страшная суматоха. Вот так же примерно случилось и у нас.

Во-первых, с зоны видимости были убраны все урны, как будто это помещение не предусмотрено для того, чтобы здесь находились люди и проводили часть времени за едой-питьем и развлечениями. Срочно отодвинуты от стен все кресла, за ними выметен мусор и вытерты зеркала. Притащили откуда-то диван в стиле маркизы Помпадур, еле-еле протиснули его в дверь кафе, где предполагалось заседать, хотя там есть свои диваны и кресла очень симпатичные и удобные; убрали со стойки рецепции объявления, гласящие, что бассейн не работает, полотенец нет, теннисный зал закрыт и хамам на ремонте, а потом занялись нами, администраторами.

По правилам клуба я должна ходить на каблуках (12 часов, на минуточку), но я это правило игнорировала. Теперь же до меня добрались. Выдали босоножки, каблук 10 см – обувай и наслаждайся, и брасматик, чтобы накрасила ресницы. Мы должны быть яркими. Здесь вокруг всё пестро, броско, и на фоне этой пестроты белые кожаные диваны и кресла. Если девушки на рецепции не будут яркими, они просто потеряются в этой обстановке. 

У меня есть напарница, Лилия. Она действительно лилия, родители не ошиблись, когда давали ей имя, - очень нежные краски лица, которые легко испортить косметикой. К тому же, сами ее черты не предполагают яркости, это что-то ближе к средневековым портретам типа Моны Лизы. Вы представляете Джоконду ярко накрашенной?  То же самое произошло с Лилией. После того, как она навела глаза и губы, наложила на веки розовые тени, ее вообще удалили с рецепции, велели сидеть в бухгалтерии и что-то там считать.     

Умное решение, ничего не скажешь. Особенно ввиду того, что был понедельник - пиковый день в спортивном клубе. Мы работали на два компьютера, а теперь я осталась одна.


Продолжу завтра